Посев
Начало Вверх

4 ПОСЕВ

10/2005

Текст статьи из журнала «Посев» воспроизводится мной полностью, без исправлений, но с моими примечаниями.

 

 

К. Стрельников, С. Юрьев

МОМЕНТ ИСТИНЫ

ПРОКУРАТУРА ОТКАЗАЛА В СНОСЕ ПАМЯТНИКА ВОЖДЯМ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ

В конце августа с. г. центральные и московские СМИ сообщили о том, что в Москве есть памятник «гитлеровцам». Автором сенсации был некто Илья Крамник. Что стояло за этой историей?

В Москве в ограде храма Всех Святых на Соколе с 1998 г. стоит скромный памятник «Вождям Бело­го движения и Казачьим атаманам». Около него по датам, знаменательным для патриотов России, соби­раются самые разные люди. Об этом достаточно хо­рошо известно многим московским журналистам. Известны и имена, высеченные на памятнике. В 2003 и 2004 гг. пожилые чекисты и юные левые ак­тивно требовали от властей сноса памятного знака. Однако их потуги ничем не закончились.

Новую кампанию агитации за снос памятника на­чал Крамник - молодой сталинист-совпатриот, гор­дящийся чекистскими предками. Поначалу кампа­ния, казалось бы, удалась. Газеты пестрили заголовка­ми о памятнике «гитлеровцам» 1. Надо отдать должное многим журналистам, они приводили, и аргументы противоположной стороны - представителей общест­венности, ухаживающих за памятником. Однако час­то пишущую братию подводила весьма слабая эруди­ция, т. к. они принимали на веру заявление Крамника.

В защиту памятника решительно выступили пра­вославный интернет-портал, Кредо.ру и журнал «Но­вое время», где была напечатана превосходная статья А. Антонова, некогда печатавшегося и в нашем жур­нале. Против памятника выступили такие «патриоти­ческие» интернет- и бумажные издания, как Прав­да.ру и «Завтра». Почему-то те же идеи поддержали участники форума российского отделения американ­ской Международной христианской церкви.

29 августа 2005 г. Крамник и другие подали в про­куратуру Москвы заявление следующего содержа­ния (даем в сокращении):

«На территории храма Всех Святых находится «памятник Вождям Белого движения и Казачьим атаманам», поставленный в честь сотрудничавших с гитлеровской Германией во время Второй мировой войны атаманов Краснова, Шкуро, Доманова, фон Панвица и других, многие из которых осуждены и казнены как военные преступники, в частности, группенфюрер СС Гельмут Вильгельм фон Панвиц, атаман Султан-Клыч-Гирей, атаман Краснов 2.

Также в тексте на памятнике упомянуты «казаки 15-го кавалерийского корпуса», который, входя в состав вермахта, был укомплектован бывшими под­данными Российской империи и завербованными советскими военнопленными, являлся каратель­ным соединением, участвовавшим в совершении множества военных преступлений па территории СССР, Югославии и других стран. В конце войны корпус был включен в состав войск СС, которые были признаны преступной организацией Нюрн­бергским трибуналом.

Попытка увековечивания памяти военных преступ­ников грубо унижает паше как представителей наро­дов, явившихся объектом преступных деяний со сто­роны перечисленных лиц, национальное достоинство.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального закона «О экстремистской деятельности» деятельность общественных и религиозных объеди­нений, либо иных организаций, либо средств массо­вой информации, либо физических лиц по планиро­ванию, организации, подготовке и совершению дей­ствий, направленных на унижение национального достоинства, относится к экстремистской.

В соответствии со ст. 13 вышеназванного закона на территории Российской Федерации запрещаются издание и распространение печатных, аудио-, аудио­визуальных и иных материалов, содержащих хотя бы один из признаков, предусмотренных частью первой статьи 1 указанного закона.

Учитывая изложенное, руководствуясь ч. 1 ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», просим принять меры прокурорского реагирования по изложенным в настоящем заявле­нии фактам».

***

Отметим, что действия Гельмута фон Панвица во время II мировой войны трудно охарактеризовать как «сотрудничество с гитлеровской Германией», поскольку он был германским подданным. Как ко­мандующий 15-го казачьего кавалерийского корпуса был провозглашен чинами этого корпуса походным атаманом, в связи с чем его упоминание в контексте истории казачества уместно.

22 апреля 1996 г. Главной военной прокуратурой РФ было сформулировано заключение: «Установле­но, что генерал-лейтенант фон Панвиц в период Ве­ликой Отечественной войны являлся гражданином Германии, военнослужащим немецкой армии и вы­полнял свои воинские обязанности. Данных о том, что фон Панвиц или подчиненные ему части допус­кали зверства и насилия в отношении мирного со­ветского населения и пленных красноармейцев, в де­ле не имеется. В связи с этим следует признать, что фон Панвиц по настоящему делу на основании ст. I Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. осужден необоснованно.

В соответствии с п. «а» ст. 3 Закона РФ «О реаби­литации жертв политических репрессий» от 18 октя­бря 1991 г. фон-Панвиц Гельмута Вильгельмовича следует считать реабилитированным» 3.

Другие упомянутые лица (Краснов, Шкуро, Доманов и др.) либо изначально имели подданство Россий­ской Империи, либо были к началу II мировой войны гражданами СССР. Они, будучи руководителями во­енных и военно-политических структур, действитель­но сотрудничали с гитлеровской Германией, так же, как с ней сотрудничали многие иные структуры Евро­пы и мира, например Политбюро ЦК ВКП(б). При этом сотрудничество с Германией для белоэмигран­тов и активных антисоветчиков из числа граждан СССР не было самодостаточной целью, как, впрочем, и для ЦК ВКП(б) 4. Такое сотрудничество осуществля­лось не для поддержки Германии, а для решения сво­их задач. Для Краснова, Шкуро и др. это ликвидация большевицкого режима на родине 5, который уже к 1941 г. обошелся народам России дороже, чем II ми­ровая война 6, что делало постановку вопроса о необхо­димости ликвидации большевизма оправданной. К сожалению, конкретно-исторические обстоятельства не дали российским борцам с большевизмом иного попутчика, чем Вермахт. В этом драматизм ситуации, и к этому следует относиться с пониманием 7.

В СССР Краснова, Шкуро, Доманова и др. судили не как «военных преступников», а как «изменников родины» - по ряду пунктов ст. 58 УК РСФСР. В от­ношении белоэмигрантов, т.е. лиц никогда не быв­ших гражданами СССР и не принимавших присягу РККА, это выглядит и вовсе абсурдным. Кроме того, «следствие» и «суд» проводились в соответствии с традициями ленинско-сталинской карательной сис­темы, т.е. не выдерживают критики с точки зрения международного права. Приговор, в частности, был за предопределен решением руководства ВКП(б), о чем «Посев» писал неоднократно.

В наше время Военная коллегия в реабилитации Краснова, Шкуро, Доманова и др. отказала. Но опре­деление № СП-001/47 от 25 декабря 1997 г. вменяет в вину атаманам их участие в Белом движении, анти­советскую деятельность, написание антисоветских брошюр, но не «военные преступления». 8

15-й казачий кавалерийский корпус не был «кара­тельным соединением», в конце войны, когда Гимм­лер стремился перевести под свой контроль все, что только мог, корпус действительно был включен в со­став войск СС, но это включение носило формаль­ный характер и не привело даже к замене знаков от­личия чинов корпуса. К тому же корпус не был доб­ровольческим формированием. Его состав набрали по призыву из беженцев от сталинизма. А решением Нюрнбергского трибунала призывники ответствен­ности за нахождение войсках СС не подлежали. 9

***

Общественная военно-историческая организация «Добровольческий Корпус», а также прихожане Храма Всех Святых и другие граждане подали в про­куратуру заявления в защиту памятника.

И уже 9 сентября 2005 г. прокурор Савёловской межрайонной прокуратуры Северного администра­тивного округа Москвы старший советник юстиции А.И. Васильев дал заявителям ответы. Приводим один из них.

Ваше обращение, поступившее из прокуратуры г. Москвы, рассмотрено.

межрайонной прокуратурой проводилась проверка правомерности установки мемориальных досок «Вождям Белого движения» и «Казачьим Бе­лым атаманам» у Храма Всех Святых па Соколе Па­триаршего Подворья во Всехсвятском, по результа­там которой нарушений требований Федерального закона «О экстремистской дея­тельности» и принятии мер прокурорского реагиро­вания не выявлено.

Одновременно сообщаю, что по информации коми­тета общественных связей г. Москвы при Прави­тельстве Москвы и настоятеля храма протоиерея Василия Бабурина установление мемориальных до­сок производилось на территории Храма с согласия его руководства, мемориальные доски находятся под защитой Русской Православной Церкви.

15 сентября сообщение о твердой позиции проку­ратуры попало в газеты.

Группа Крамника провозгласила в качестве од­ной из программных установок борьбу с русофоби­ей. Напомним, что в отношении казаков как части русского народа коммунистическим режимом были совершены деяния, которые были ничем иным, как актами истребления по социальному или сословно­му признакам, т. е. социоцидом.

Поэтому обвинения в адрес казачества в том, что часть его во время II мировой войны ответила на это вооруженной борьбой с палачами 10, не только беспочвенны, но и антипатриотичны. Ведь по сути дела далеко не худшую часть русского народа жела­ют лишить прав на историческую память. История с памятником на Соколе стала для понимания на­мерений сталинистов-совпатриотов еще одним мо­ментом истины.

К примечаниям 1-7 К примечаниям 8-10

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014