Самая подробная информация отели хорватии на нашем сайте.

ПАМЯТИ МОЕГО ОТЦА ДЖОКА ЭЛЕЗА
Начало Вверх

ПАМЯТИ МОЕГО ОТЦА  ДЖОКА ЭЛЕЗА

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1972 г. исполняется сто лет со дня смерти Людвига Фейербаха. Но не одно лишь желание отметить это собы­тие и устранить те или иные несправедливости, допущен­ные по отношению к Фейербаху последующими поколе­ниями философов, побудили нас вспомнить о великом мыслителе, сочинения которого, по словам Маркса, «со­держат подлинную теоретическую революцию» [1, стр. 520]. Фейербах представляется нам вовсе не в образе «деревен­ского отшельника», а как человек, посвятивший свою жизнь борьбе за счастье людей и поныне стоящий в одном строю с теми, кто борется против всех и всяческих вра­гов человеческого прогресса. Обращение к Фейербаху вызвано потребностями современной идеологической борьбы, и прежде всего — интересами защиты маркси­стской философии как философии материалистической.

Известно, что в моменты особого обострения борьбы между защитниками и противниками философского ма­териализма Маркса первые обращались к Фейербаху, тогда как последние старательно умалчивали о нем. Фей­ербаха ненавидят не только откровенные идеалисты, но и те, кто считает, что материализм, становясь диалекти­ческим, перестает быть материализмом, т. е. все против­ники диалектического материализма — от теолога до современного ревизиониста. Теолог ненавидит Фейерба­ха за критику религии; спиритуалист, идеалист — за его материалистические взгляды; современный ревизи­онист — за теорию отражения, партийность и т. п., и при этом они тщательно обходят Фейербаха, замалчивают его труды. Еще Маркс обратил внимание на подобное

3

отношение к Фейербаху, когда писал, что против него, несмотря на широкую известность его работ, «составлен настоящий заговор молчания, порожденный мелочной завистью одних и подлинным гневом других» (1, стр. 520].

Фейербах был крупным философом, который, по соб­ственным его словам, «никогда не хотел блистать», но предпочитал «тень некоей неизвестности солнечному свету блестящей знаменитости». И, как бы это ни казалось парадоксальным, но до сих пор «тень некоей неизвест­ности» в большей или меньшей мере мешает разглядеть истинный смысл и содержание взглядов немецкого материалиста.

А между тем вовсе не случайно, что стремление сов­местить марксизм с той или иной идеалистической кон­цепцией все чаще сопровождается попытками оторвать Маркса от Фейербаха, от защищаемых им принципов материалистического миропонимания. На почве отрыва философии Маркса от материализма возникли различные идеалистические течения так называемого западного марксизма, попытки соединения марксизма с томизмом [59, стр. 10], католическим персонализмом [57, стр. 90], феноменологией [56, стр. 265, 271 и далее], экзистен­циализмом [62]. На этой основе возникла даже особая дисциплина — марксология. Если философия марксизма и признается, то она сводится к чему угодно — от абстрактного гуманизма до «диалектического разума», — но только при этом отрицается одно: что она есть диа­лектический материализм [60, стр. 445; 50, стр. 182; 51, стр. 110; 61, стр. 6].

Современные противники марксизма — от экзистенциалистов до ревизионистов — пытаются путем отрыва марксистской диалектики от материализма изъять из нее революционно-критическое содержание. Надо сказать, попытки эти не новы. Известно, что в условиях фило­софской и партийной борьбы конца XIX — начала XX в. В. И. Ленин и Г. В. Плеханов особенное внимание уде­ляли выявлению и обоснованию связи диалектики с ма­териализмом, так как связь эта была поставлена под вопрос кантианской ревизией марксизма.

Теперь, как и тогда, противники марксизма направляют свои атаки прежде всего против материализма, сознавая, что материалистическое миропонимание есть фундамент революционной диалектики, лишившись кото-

4

рого она превращается в абстрактную и бесплодную спе­куляцию. Поэтому отрыв философии марксизма от пред­шествующего, прежде всего фейербаховского, материа­лизма не менее опасен, чем их прямое отождествление. Во всяком случае, со времени появления ревизионизма это типичный прием борьбы против марксистской фило­софии. Суть дела нисколько не меняется от того, по ка­кой «части» диалектического материализма наносится удар: по диалектике, как это делал Бернштейн, или по материализму, как это делают представители весьма рас­пространенной ныне антропологической ревизии марксиз­ма. И в том и в другом случае удар наносится по единст­ву материализма и диалектики, которое является самым существенным аспектом философии марксизма, ибо с ним связаны и из него вытекают все особенности этого миро­понимания.

В этой ситуации особенно важно подчеркивать и обо­сновывать связь марксистского материализма с домарк­совским материализмом, и прежде всего с материализмом Фейербаха, который, «сведя метафизический абсолютный дух к «действительному человеку на основе природы»... завершил критику религии и в то же время мастерски наметил основные черты критики гегелевской спекуляции и, тем самым, всякой метафизики вообще» [4, стр. 154].

Не кто иной, как Ленин защищал марксизм с по­мощью «последовательного материализма Фейербаха» [12, стр. 248]. «Чтобы показать, — писал Ленин, — до какой степени нелепы утверждения наших махистов, будто материалисты Маркс и Энгельс отрицали существование вещей в себе (т. е. вещей вне наших ощущений, представлений и т. п.) и их познаваемость... мы приве­дем еще несколько цитат из Фейербаха» [12, стр. 118].

Чтобы показать, как высоко ценил Ленин Фейербаха как материалиста, мы, в свою очередь, «приведем еще несколько цитат» из его книги «Материализм и эмпирио­критицизм».

«Верно ли сказал Плеханов, что для идеализма нет объекта без субъекта, а для материализма объект суще­ствует независимо от субъекта, отражаемый более или менее правильно в его сознании? Если это не верно, то человек, хоть чуточку уважающий марксизм, должен был показать эту ошибку Плеханова и считаться не с Пле­хановым, а с кем-либо другим, Марксом, Энгельсом,

5

Фейербахом, по вопросу о материализме и природе до человека» [12, стр. 81].

«А для тех марксистов, которые интересуются вопро­сом независимо от каждого словечка, сказанного Плеха­новым, мы приведем мнение Л. Фейербаха ...через посред­ство которого Маркс и Энгельс, как известно, пришли от идеализма Гегеля к своей материалистической фило­софии» [12, стр. 81].

«Итак, вся школа Фейербаха, Маркса и Энгельса по­шла от Канта влево, к полному отрицанию всякого иде­ализма и всякого агностицизма» [12, стр. 213].

Диалектический материализм есть отрицание фейер­баховского материализма, но это — диалектическое отри­цание. А диалектически отрицать означает: снять и удер­жать. Для современных извращений диалектического ма­териализма характерно как раз отрицание того, что он удержал от фейербаховского. И это, видимо, вовсе не случайное явление. Ибо если диалектику лишают мате­риалистической основы и точки опоры, то она чрезвычайно легко превращается в орудие софистики, или, употребляя выражение Фейербаха, в «кувыркологию».

Правда, согласно встречающемуся в марксистской ли­тературе взгляду, Фейербах сыграл двойственную роль: положительную — по отношению к материализму, отри­цательную — по отношению к диалектике. Это представ­ление кажется нам слишком упрощенным, чтобы его мож­но было принять за исчерпывающую оценку той боль­шой заслуги, которая принадлежит Фейербаху в разви­тии философского материализма вообще и в подготовке марксистского материализма в особенности. Фейербах столь основательно и бескомпромиссно очищал философ­скую мысль от идеалистической шелухи, что не кто иной, как Маркс, назвал его «чистилищем нашего времени» и советовал «омыться» в фейербаховском материализме тем, кто желает «очиститься» от понятий и предрассуд­ков прежней спекулятивной философии [3, стр. 29].

Фейербах был первым, кто показал, что на почве фило­софского идеализма истинная диалектика невозможна, и тем самым в известной мере подготовил «строительную площадку» для последующего возведения здания мате­риалистической диалектики. Мало того, он продемонстри­ровал истинно диалектическое мышление в решении ряда важнейших философских проблем.

6

Дальше

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2013