Ленин В. И. Задачи русских социал-демократов
Начало Вверх

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ 2

 

Прошло ровно пять лет с тех пор, как написана предлагаемая брошюра, выходящая теперь вторым изданием вследствие надобностей агитации. За этот небольшой срок наше молодое рабочее движение сделало такой громадный шаг вперед, в положении русской социал-демократии и в состоянии ее сил произошли такие глубокие изменения, что покажется, пожалуй, странным, как могла явиться надобность в простой перепечатке старой брошюры. Неужели “Задачи русских социал-демократов” нисколько не изменились в 1902 г. по сравнению с 1897 г.? Неужели не подвинулись ни на шаг вперед взгляды на этот счет самого автора, который тогда подводил итоги только еще “первому опыту” своей партийной деятельности?

Такие (или подобные им) вопросы, вероятно, возникнут не у одного читателя, и для ответа на эти вопросы мы должны сослаться на брошюру “Что делать?” и дополнить кое-что из сказанного там. Сослаться — чтобы указать на изложение автором его взглядов на современные задачи социал-демократии; дополнить сказанное там (стр. 31—32, 121, 138) об условиях, при которых была писана переиздаваемая теперь брошюра, и о ее отношении к особому “периоду” в развитии русской социал-демократии. Таких периодов вообще я назвал в указанной брошюре (“Что делать?”) четыре, причем последний отнесен “к области настоящего, отчасти будущего”, третьим периодом названо господство (или, по крайней мере, широкое распространение) “экономического” направления 3, начиная с 1897—1898 года, вторым периодом годы 1894—1898 и первым 1884—1894. Во втором периоде мы не видим, в отличие от третьего, разногласий в среде самих социал-демократов. Социал-демократия была тогда единой идейно, и тогда же сделана была попытка добиться также единства практического, организационного (образование Российской социал-демократической рабочей партии) 4. Главное внимание социал-демократов было тогда устремлено не на выяснение и решение тех или иных внутренних партийных вопросов (как в третьем периоде), а на идейную борьбу с противниками социал-демократии, с одной стороны, на развитие практической партийной работы, — с другой.

Между теорией и практикой социал-демократов не было того антагонизма, который существовал в эпоху “экономизма”.

Предлагаемая брошюра и отражает в себе особенности тогдашнего положения и тогдашних “задач” социал-демократии. Брошюра зовет к углублению и расширению практической работы, не видя никаких “препятствий” к этому в невыясненности каких-либо общих взглядов, принципов и теорий, не видя (не существовавшего тогда) затруднения в сочетании политической и экономической борьбы. Брошюра обращается к противникам социал-демократии со своими принципиальными разъяснениями, к народовольцам 5 и народоправцам 6, стараясь рассеять те недоразумения и предубеждения, которые заставляют их сторониться от нового движения.

И вот в настоящее время, когда период “экономизма”, видимо, подходит к концу, позиция социал-демократов оказывается опять сходной с той, которая была пять лет тому назад. Конечно, задачи, стоящие перед нами теперь, неизмеримо сложнее сообразно гигантскому росту движения за это время, — но основные особенности настоящего момента воспроизводят, на более широком базисе и в большем масштабе, особенности “второго” периода. Несоответствие между нашей теорией, программой, тактическими задачами и практикой исчезает, по мере исчезновения экономизма. Мы опять смело можем и должны звать к углублению и расширению практической работы, ибо расчистка теоретических предпосылок этой работы в значительной степени уже произведена. Мы опять должны обратить особенное внимание на не социал-демократические нелегальные направления в России, причем перед нами опять оказываются те же, в сущности, — только гораздо более развитые, оформившиеся, “зрелые” направления, как и в первой половине 90-х годов прошлого века.

Народовольцы в процессе сбрасывания старых своих риз дошли до превращения в “социалистов-революционеров” 7, как бы самым уже этим названием показывая, что они остановились на полдороге. От старого (“русского” социализма) они отстали, а к новому (социал-демократии) не пристали. Единственную теорию революционного социализма, какая только известна современному человечеству, т. е. марксизм, они сдают в архив на основании буржуазной (“социалисты”!) и оппортунистической (-“революционеры”!) критики. Безыдейность и беспринципность ведут их на практике к “революционному авантюризму”, выражающемуся и в их стремлении поставить на одну доску такие социальные слои и классы, как интеллигенцию, пролетариат и крестьянство, и в их шумной проповеди “систематического” террора, и в их замечательной аграрной программе-минимум (социализация земли, — кооперации. — прикрепление к наделу. См. “Искру” 8 №№ 23 и 24), и в их отношении к либералам (см. “Революционную Россию” 9 № 9 и рецензию г. Житловского на “Освобождение” 10 в № 9 “Sozialistische Monatshefte” 11), и во многом другом, о чем нам придется еще, вероятно, говорить неоднократно. В России так еще много социальных элементов и условий, питающих интеллигентскую неустойчивость, вызывающих желание радикально настроенных личностей сочетать отжившее старое и безжизненное модное, мешающих им слить свое дело с ведущим свою классовую борьбу пролетариатом, — что русской социал-демократии придется еще посчитаться с направлением или направлениями подобно “социально-революционному”, покуда капиталистическая эволюция и обострение классовых противоречий не отнимет у них всякой почвы.

Народоправцы, которые в 1897 году отличались не меньшей неопределенностью (см. ниже, стр. 20—22), чем теперешние соц.-рев., сошли вследствие этого очень быстро со сцены. Но их “трезвая”) идея — совершенно отделить требование политической свободы от социализма — не умерла и не могла умереть, ибо в России очень сильны и все усиливаются либерально-демократические течения среди самых разнообразных слоев крупной и мелкой буржуазии. Поэтому законным наследником народоправцев, их определенным, последовательным, зрелым продолжателем явилось либеральное “Освобождение”, желающее группировать вокруг себя представителей буржуазной оппозиции в России. И насколько неизбежно отзревание и отживание старой, дореформенной России, патриархального крестьянства, старого типа интеллигенции, способной одинаково увлекаться и общиной, и сельскохозяйственными кооперациями, и “неуловимым” террором, — настолько же неизбежны рост и созревание имущих классов капиталистической России, буржуазии и мелкой буржуазии, с их трезвым либерализмом, начинающим сознавать, что нерасчетливо содержать тупое, дикое, дорогостоящее и нисколько не защищающее от социализма абсолютное правительство, — с их требованием европейских форм классовой борьбы и классового господства, — с их прирожденным (в эпоху пробуждения и роста пролетариата) стремлением прикрывать свои буржуазные классовые интересы отрицанием классовой борьбы вообще.

Нам есть поэтому за что и поблагодарить гг. либеральных помещиков, пытающихся основать “земскую конституционную партию” 12. Во-первых, — начнем с наименее важного, — мы поблагодарим их за то, что они убрали от русской социал-демократии г. Струве, окончательно превращая его из квазимарксиста в либерала, помогая нам на живом примере демонстрировать перед всеми и каждым настоящее значение бернштейнианства вообще и русского бернштейнианства в особенности. Во-вторых, стремясь сделать сознательно-либеральными разные слои русской буржуазии, “Освобождение” тем самым поможет нам ускорить превращение в сознательных социалистов большей и большей массы рабочих. У нас так много было и есть расплывчатого, либерально-народнического квазисоциализма, что по сравнению с ним явным шагом вперед является новое либеральное направление. Рабочим так легко будет теперь наглядно демонстрировать русскую либеральную и демократическую буржуазию, пояснять необходимость самостоятельной рабочей политической партии, составляющей едино с международной социал-демократией, — интеллигентов так просто будет звать теперь к решительному определению своей позиции: либерализм или социал-демократия, — половинчатые теории и направления будут так быстро измалываться жерновами этих двух растущих и усиливающихся “антиподов”. В-третьих, — и это самое важное, конечно, — мы поблагодарим либералов, если они своей оппозицией расшатают союз самодержавия с некоторыми слоями буржуазии и интеллигенции. Говорим “если”, ибо своим кокетничанием с самодержавием, своим превознесением мирной культурной работы, своей войной против “тенденциозных” революционеров и т. д. либералы расшатывают не столько самодержавие, сколько борьбу с самодержавием. Неуклонно и непримиримо разоблачая всякую половинчатость либералов, всякую попытку их заигрывать с правительством, мы тем самым и будем обессиливать эту предательскую сторону политической деятельности господ либеральных буржуа, мы тем самым будем парализовать их шуйцу и обеспечивать наибольшие результаты работы их десницы 13.

Таким образом, и народовольцы и народоправцы сделали очень большие шаги вперед в смысле развития, определения и оформления их настоящих стремлений и их настоящей природы. Та борьба, которая в первой половине 90-х годов прошлого века была борьбой между небольшими кружками революционной молодежи, возобновляется теперь как решительная борьба зрелых политических направлений и настоящих политических партий.

Переиздание “Задач”, ввиду этого, явится, может быть, небесполезным и в том отношении, что напомнит молодым членам партии ее недавнее прошлое, покажет возникновение того положения социал-демократов среди других направлений, которое вполне определилось только теперь, поможет яснее и отчетливее представить себе однородные по существу, но более сложные “задачи” современного момента.

Перед социал-демократией с особенной силой выдвигается теперь задача положить конец всякому разброду и шатанью в своей среде, сплотиться теснее и слиться организационно под знаменем революционного марксизма, — направить все усилия к объединению всех практически работающих социал-демократов, к углублению и расширению их деятельности, а вместе с этим обратить серьезное внимание на выяснение возможно более широкой массе интеллигентов и рабочих истинного значения двух вышеназванных направлений, с которыми уже давно приходится считаться социал-демократии.

Н. Ленин

Август 1902 г.

Напечатано в декабре 1902 г.

в брошюре, изданной в Женеве

Заграничной лигой русской

революционной социал-демократии

Печатается по тексту брошюры.

________________________

2 “Предисловие ко второму изданию” написано в августе 1902 года и напечатано в декабре этого же года в брошюре “Задачи русских социал-демократов”, изданной Заграничной лигой русской революционной социал-демократии.

Заграничная лига русской революционной социал-демократии была основана по инициативе В И. Ленина в октябре 1901 года В Лигу вошли заграничный отдел организации “Искры” — “Зари” и организация “Социал-Демократ” (включавшая в себя группу “Освобождение труда”). Задача Лиги состояла в том, чтобы распространять идеи революционной социал-демократии и содействовать выработке боевой социал-демократической организации. Фактически Лига являлась заграничным представителем организации “Искры” Она вербовала сторонников “Искры” из числа русских социал-демократов за границей, материально поддерживала ее, организовывала доставку газеты в Россию и издавала популярною марксистскою литературу. Лига издала не сколько “Бюллетеней” и брошюр. II съезд РСДРП утвердил Лиге в качестве единственной заграничной партийной организации, имеющей уставные права комитета, и обязал ее работать под руководством и контролем ЦК РСДРП.

После II съезда в “Заграничной лиге” окопались меньшевики и повели борьбу против Ленина, против большевиков. На втором съезде Лиги в октябре 1903 года они выступили с клеветой на большевиков, после чего Ленин и его сторонники ушли с заседания съезда. Меньшевики утвердили новый устав Лиги, направленный против устава партии, принятого на II съезде РСДРП. С этого времени Лига стала оплотом меньшевизма; существовала до 1905 года.

3 “Экономическое” направление, или “экономизма — оппортунистическое течение в русской социал-демократии конца XIX — начала XX века, русская разновидность международного оппортунизма. Печатными органами “экономистов” являлись газета “Рабочая Мысль” (1897—1902) в России и журнал “Рабочее Дело” (1899—1902) за границей.

В 1899 году появилось “Credo” — манифест экономистов, составленный Е. Д. Кусковой. Получив “Credo” в ссылке, Ленин написал “Протест российских социал-демократов”, в котором подверг резкой критике программу “экономистов”. Протест был обсужден и единогласно принят на совещании 17 политических ссыльных марксистов, созванном в селе Ермаковском Минусинского округа. “Экономисты” ограничивали задачи рабочего класса экономической борьбой за повышение заработной платы, улучшение условий труда и т. д., утверждая, что политическая борьба является делом либеральной буржуазии. Они отрицали руководящую роль партии рабочего класса, считая, что партия должна лишь созерцать стихийный процесс движения, быть регистратором событий. Преклоняясь перед стихийностью рабочего движения, “экономисты” принижали значение революционной теории, сознательности, утверждали, что социалистическая идеология может возникнуть из стихийного движения; они отрицали необходимость внесения в рабочее движение социалистического сознания и тем самым расчищали доро1у буржуазной идеологии. Экономисты защищали разрозненность и кустарничество отдельных кружков, поддерживали разброд и шатания в социал-демократическом движении, выступая против необходимости создания централизованной партии рабочего класса. “Экономизм” грозил совлечь рабочий класс с классового революционного пути и превратить его в политический придаток буржуазии.

Большую роль в борьбе с экономизмом сыграла ленинская “Искра”. Окончательный идейный разгром “экономизма” завершил В II Ленин в книге “Что делать?”, вышедшей в марте 1902 года.

4 Имеется в виду / съезд РСДРП, состоявшийся в Минске 1—3 (13—15) марта 1898 года. На съезде присутствовало 9 делегатов от 6 организаций: петербургского, московского, екатеринославского и киевского “Союзов борьбы за освобождение рабочего класса”, от группы киевской “Рабочей Газеты” и от Бунда Съезд избрал Центральный Комитет партии, утвердил в качестве официального органа партии “Рабочую Газету”, опубликовал “Манифест” и объявил “Союз русских социал-демократов за границей” заграничным представителем партии (см. “КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК”, ч. I, 1954, стр. 11—15).

Значение I съезда РСДРП состояло в том, что он в своих решениях и в “Манифесте” провозгласил создание Российской социал-демократической рабочей партии и тем самым сыграл большую революционно-пропагандистскую речь Однако съезд не принял программы, не выработал устава партии, избранный на съезде ЦК был арестован, типография “Рабочей Газеты” захвачена, и потому съезду не удалось объединить и связать отдельные марксистские кружки и организации. Не было руководства из единого центра и единой линии в работе местных организаций.

5 Имеются в виду члены “Группы народовольцев”, возникшей осенью 1891 года в Петербурге. Первоначально в нее входили М. С. Ольминский (Александров), Н. Л. Мещеряков, Е. М Александрова, А. А. Федулов, А. А. Ергин и др. Группа придерживалась народовольческой программы. Она выпустила в своей типографии ряд нелегальных брошюр и прокламаций, “Рабочий Сборник”, два номера “Летучего Листка”. В апреле 1894 года группа была разгромлена полицией, но вскоре вновь возобновила свою деятельность. В этот период она переходила от народовольчества к социал-демократизму. Последний, вышедший в декабре 1895 года, № 4 “Летучего Листка” носил уже явные следы социал-демократического влияния Группа установила связь с петербургским “Союзом борьбы за освобождение рабочего класса”, печатала в своей типографии некоторые издания “Союза”, например, брошюру Ленина “Объяснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих на фабриках и заводах” (см. настоящий том, стр. 15—60), вела переговоры с “Союзом” о совместном выпуске газеты “Рабочее Дело” В этой же типографии предполагалось издать брошюру Ленина “О стачках”, пересланную в мае 1896 года из тюрьмы (рукопись ее до сих пор не разыскана) Однако напечатать брошюру не удалось вследствие разгрома типографии и ареста членов группы в июне 1896 года, после чего группа прекратила свое существование. Впоследствии отдельные ее члены (П Ф. Куделли, Н Л. Мещеряков, М.С. Ольминский и др.) стали активными деятелями РСДРП, большинство же примкнуло к партии эсеров.

6 Народоправцы — члены партии “Народного права”, нелегальной организации русской демократической интеллигенции, основанной летом 1893 года при участии бывших народовольцев О. В. Аптекмана, А. И. Богдановича, А. В. Гедеоновского, М. А. Натансона, Н. С. Тютчева и других. Народоправцы поставили своей задачей объединение всех оппозиционные сил для борьбы за политические реформы. Организация выпустила два программных документа: “Манифест” и “Насущный вопрос”. Весной 1894 года она была разгромлена царским правительством. Ленинскую оценку народоправцев как политической партии см. в работе В. И. Ленина “Что такое “друзья народа” и как они воюют против социал-демократов?” (Сочинения, 5 изд., том 1, стр. 342—345) и па стр. 463—465 настоящего тома. Большинство народоправцев впоследствии вошло в партию эсеров.

7 “Социалисты-революционеры” (эсеры) — мелкобуржуазная партия в России, возникла в конце 1901 — начале 1902 годов в результате объединения различных народнических групп и кружков. Ее официальными органами стали газета “Революционная Россия” (1900—1905) и журнал “Вестник Русской Революции” (1901—1905). Взгляды социалистов-революционеров, выраженные в программе партии, принятой на I съезде социалистов революционеров (декабрь 1905 — январь 1906), представляли собой смесь идей народничества и западноевропейского ревизионизма. По выражению Ленина, эсеры исправляли прорехи народничества “заплатами модной оппортунистической “критики” марксизма” (Сочинения, 4 изд., том 9, стр. 283). Эсеры не видели классовых различий между пролетарием и мелким собственником и, затушевывая классовые противоречия внутри крестьянства, отвергали руководящую роль пролетариата в революции, идею диктатуры пролетариата. Проводимая ими тактика индивидуального террора наносила большой вред революционному движению.

В аграрной программе эсеры требовали перехода земли в собственность всего общества, распределения ее между крестьянами и развития различных видов общественных соединений и коопераций. Ленин показал, что их программа “социализации” земли не имеет ничего общего с социализмом, что уничтожение частной собственности только на землю “не уничтожит ни господства капитала, ни нищеты масс” (Сочинения, 4 изд., том 10, стр. 24).

Во время первой русской революции 1905—1907 годов эсеры проявили свою мелкобуржуазную сущность, проводя соглашательскую политику в отношении либеральной буржуазии. От партии эсеров откололось правое крыло, отказавшееся от борьбы за республику и вступившее в блок с кадетами, и левое крыло, образовавшее “Союз социалистов-революционеров максималистов”, считавших индивидуальный террор основным средством борьбы. В годы первой мировой войны (1914—1918) эсеры встали на позиции социал-шовинизма. После победы Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года в партии эсеров определились три группировки: правые (во главе с Е. Брешко-Брешковской и Керенским), центристы (во главе с В. Черновым) и левые (во главе с М. Спиридоновой). Лидеры правых и центристов входили в состав буржуазного Временного правительства Группа Спиридоновой образовала левое крыло, которое оформилось в самостоятельную партию “левых” эсеров в конце ноября 1917 года. После победы Великой Октябрьской социалистической революции эсеры вели контрреволюционную, подрывную работу, поддерживали белогвардейских генералов и интервентов, участвовали в контрреволюционных заговорах, организовывали террористические акты против советских деятелей. “Левые” эсеры, стремясь сохранить влияние в крестьянских массах, формально признали Советскую власть, но по мере развития классовой борьбы в деревне встали на путь борьбы против Советской власти и были разгромлены. После окончания гражданской войны и иностранной интервенции эсеры продолжали враждебную работу против Советского государства внутри страны и в стане белогвардейской эмиграции.

8 “Искра” — первая общерусская нелегальная марксистская газета, основанная Лениным в 1900 году. Создание этого боевого органа революционных марксистов явилось основным звеном и основной задачей в цепи звеньев и в цепи задач, стоявших тогда перед русскими социал-демократами. Ввиду невозможности выпускать революционную газету в России из-за полицейских преследований, Ленин еще в сибирской ссылке обдумал во всех подробностях план издания ее за границей.

По окончании ссылки (январь 1900 года) он немедленно приступил к осуществлению этого плана. В феврале 1900 года в Петербурге Ленин вел переговоры с В. И. Засулич, нелегально приехавшей из-за границы, об участии группы “Освобождение труда” в издании общерусской марксистской газеты. В апреле 1900 года происходило так называемое “Псковское совещание” с участием В II. Ленина, Л. Мартова (Ю. О. Цедербаума), А. Н. Потресова, С. И. Радченко и “легальных марксистов” (П. Б. Струве, М. И. Туган-Барановский), на котором был заслушан и обсужден ленинский проект заявления редакции о программе и задачах общерусской газеты (“Искра”) и научно-политического журнала (“Заря”). Ленин объехал ряд городов России: Петербург, Ригу, Псков, Самару, Нижний Новгород, Уфу, установил связи с социал-демократическими группами и отдельными социал-демократами и договорился с ними о поддержке будущей “Искры”. По приезде Ленина в Швейцарию в августе 1900 года состоялось совещание В. И. Ленина и А. Н. Потресова с членами группы “Освобождение труда” о программе и задачах газеты и журнала, возможных сотрудниках, составе редакции и ее местопребывании. Об истории возникновения “Искры” см статью В. II. Ленина “Как чуть не потухла “Искра”” (Сочинения, 4 изд., том 4, стр. 309—324).

Первый номер ленинской “Искры” вышел в декабре 1900 года в Лейпциге, последующие номера выходили в Мюнхене; с апреля 1902 года издание “Искры” организуется в Лондоне и с весны 1903 года — в Женеве. В редакцию “Искры” входили В. И. Ленин, Г. В. Плеханов, Л. Мартов, II. Б. Аксельрод, А. Н. Потресов и В. И. Засулич. Секретарем редакции сначала была И. Г. Смидович-Леман, а затем, с весны 1901 года, — Н К. Крупская, ведавшая также всей перепиской “Искры” с русскими социал-демократическими организациями. Ленин был фактически главным редактором и руководителем “Искры”. Он выступал в “Искре” со статьями по всем основным вопросам строительства партии и классовой борьбы пролетариата России, откликался на важнейшие события международной жизни.

По плану Ленина “Искра” стала центром объединения партийных сил, собирания и воспитания партийных кадров. В ряде городов России (Петербург, Москва, Самара и др.) были созданы группы и комитеты РСДРП ленпнско-искровского направления. Искровские организации возникали и работали под непосредственным руководством учеников и соратников В И. Ленина — II Э. Баумана, И. В Бабушкина, С. И. Гусева, М. И. Калинина, Г. М. Кржижановского и др. Газета сыграла решающую роль в борьбе за марксистскую партию, в разгроме “экономистов”, в объединении разрозненных социал-демократических кружков.

По инициативе Ленина и при его непосредственном участии редакция “Искры” разработала проект программы партии (опубликован в № 21 “Искры”) и подготовила II съезд РСДРП, состоявшийся в июле — августе 1903 года. Ко времени созыва съезда большинство местных социал-демократических организаций России присоединилось к “Искре”, одобрило ее тактику, программу и организационный план, признало ее своим руководящим органом. В специальном постановлении съезд отметил исключительную роль “Искры” в борьбе за партию и объявил ее Центральным Органом ГСДРП. На II съезде была утверждена редакция в составе Ленина, Плеханова и Мартова. Мартов, вопреки решению съезда партии, отказался войти в редакцию, и .№№ 46—51 “Искры” вышли под редакцией Ленина и Плеханова В дальнейшем Плеханов перешел на позиции меньшевизма и потребовал включения в состав редакции “Искры” всех старых редакторов-меньшевиков, отвергнутых съездом. Ленин не мог согласиться с этим и 19 октября (1 ноября) 1903 года вышел из редакции “Искры” с тем, чтобы укрепиться в ЦК партии и с этой позиции бороться против оппортунистов-меньшевиков. ,№ 52 вышел под редакцией одного Плеханова. 13(26) ноября 1903 года Плеханов единолично, нарушая волю съезда, кооптировал в состав редакции “Искры” бывших ее редакторов-меньшевиков. С № 52 меньшевики превратили “Искру” в свой орган.

Вместо старой, ленинской, большевистской “Искры> стала выходить новая, оппортунистическая, меньшевистская “Искра”.

9 “Революционная Россия” — нелегальная газета эсеров; издавалась с конца 1900 года в России “Союзом социалистов-революционеров”, с января 1902 по декабрь 1905 года выходила за границей (Женева) в качестве официального органа партии эсеров.

10 “Освобождение” — двухнедельный журнал, нелегальный орган либерально-монархической буржуазии; выходил за границей (Штутгарт — Париж) с июня 1902 по октябрь 1905 года под редакцией П. Б. Струве. Являясь наиболее влиятельным журналом либеральной интеллигенции и земцев, “Освобождение” подготовило своей деятельностью почву для образования в октябре 1905 года конституционно-демократической партии (партии кадетов).

11 “Sozialistische Monatshefte” (“Социалистический Ежемесячник”) — журнал, главный орган немецких оппортунистов и один из органов международного оппортунизма. Выходил в Берлине с 1897 по 1933 год. Во время первой мировой войны (1914—1918) занимал сопиал-шовинистскую позицию.

12 Речь идет о попытках либеральных интеллигентов, земцев и помещиков создать партию, программным требованием которой было сохранение царизма в России в форме конституционной монархии. С этой целью в течение 1902 года в Москве, Петербурге и других городах проводились съезды и частные совещания земских деятелей и либеральных интеллигентов, где обсуждалась платформа будущей партии. Однако партия не была создана. В октябре 1905 года земцы-конституционалисты вошли в оформившуюся в это время конституционно-демократическую партию (партию кадетов).

13 Шуйца и десница — левая и правая рука (устаревшее выражение).

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014