В. И. Белов. Путешествие по общим местам
Начало Вверх

В. Белов

 

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ОБЩИМ МЕСТАМ.

 

“Если ты слышишь звон, а не знаешь, откуда он,

заткни свой фонтан: дай отдохнуть и фонтану”

 

(Где-то уже встречалось)

 

Г. Зюганов, как истинный американский патриот, решил откликнуться на “варварскую воздушную атаку” 11 сентября 2001 года. И написал труд – “Глобализация и международные отношения”. Он взялся разъяснить миру, что такое глобализация. Попытаемся понять, что такое глобализация по-зюгановски.

Наш писатель начинает очень резво. “Современный глобализм – это высшая стадия империализма…” (стр.7). Это из Зюганова. А “империализм – это высшая и последняя стадия капитализма”. Это уже из Ленина.

Ленин, который был убежден, что капитализм обречен исторически, империализм назвал высшей его стадией, в том смысле, что он его последняя стадия, за которой последует мировая революция и власть перейдет к пролетариату.

У Зюганова язык не поворачивается назвать глобализм умирающим капитализмом. Поэтому он отделывается общим местом. Глобализм, учит нас лидер КПРФ, “несет народам страх, лишения, войну и смерть” (стр.7).

Нашему теоретику задать бы самому себе вопрос: а почему не сбылось предсказание Ленина? Ведь действительно, капитализм (или как сейчас принято говорить “рыночная экономика”) в I половине ХХ века испытывал страшные проблемы. Капитализм развязал две мировые войны, привел к двум революциям в России, привел фашистов к власти в Германии, Италии, Испании. Нынче хваленая рыночная экономика привела к великой депрессии в США. Почему социалистическая экономика в период 1925-1960г.г. была самой динамично развивающейся в мире? И почему этот же социализм за каких-то 20-30 лет допустил огромное отставание от промышленно-развитых стран и в технологии, и в уровне жизни населения? Почему, с точки зрения обывателя, капитализм в этих странах стал социально привлекателен?

Нашему коммунисту-теоретику задать бы эти вопросы. И дать бы на них ответы. Потому что общество, народ задает себе эти вопросы и мучительно ищет на них ответы. А наш вождь даже не ставит эти вопросы. Потому что боится их. А боится только потому, что сам не знает ответы и морочит голову всем. И партии, и избирателям, которые уже устали за него голосовать, всей стране.

Но вернемся к труду нашего мыслителя. Определив глобализм, как высшую стадию империализма, наш писатель вдруг, тут же буквально в следующем предложении делает неожиданный поворот. “Глобализация – это процесс развития интегрированного мирового хозяйства, в котором экономика отдельных стран составляет лишь звено единого мирового целого. Этот процесс основывается на развивающемся и углубляющемся международном разделении труда”, (стр.7).

Оказывается глобализация – это мировое разделение труда, которое началось с первобытнообщинного строя. “Исторически его начало восходит к зарождению и первым шагам человеческой цивилизации” (стр.8). Хоть глобализация – это и “высшая стадия империализма”, но, на самом деле, мир уже знаком со многими проектами глобализации, реализованными на практике. “Таковы, к примеру, древнеперсидский, македоно-эллинистический, римско-имперский, халифатский, западнохристианский, монгольский, восточнохристианский…”, (стр.14).

А дальше сплошные общие места, выделенные жирным шрифтом, чтобы читатель знал. Жирный шрифт – это сплошное общее место. “Глобализм – это псевдосближение и псевдоединство”, (стр.20). “В эпоху глобализации по–американски становится все более зыбкой и все чаще стирается грань между насильственными методами империалистической политики”, “…интеграция человечества может происходить в двух разных формах – в форме империалистической глобализации и в форме социалистической интернационализации, которые противоположны друг другу…”.

Нет, диалектикой здесь и не пахнет. Это потуги на диалектику. Интернационализация – это идеологическая категория, глобализация – экономическая. Сам автор об этом же прямо и говорит. Цель глобализации – “экономическое господство узкого круга”. И в первооснове её – “вовсе не какие-то идеологические, культурные, религиозные, национальные, расовые, цивилизационные и даже не геополитические соображения”.

Все смешалось в голове нашего философа. Все! И про Фому, и про Ерёму. Почему такая путаница? Да потому что Г. Зюганов – не экономист. Потенциально имея в основе теоретической базы великолепную методологию коммунизма – исторический материализм, на практике Г. Зюганов не может ей воспользоваться применительно к текущему историческому моменту. Потому что в экономике он не разбирается и не хочет разбираться. Сегодня острота момента - в экономике, в деньгах, как это постоянно случается с американцами. Отсюда путаница, нерешительность. Осторожность, так необходимая в аппаратных играх, в политике оборачивается нерешительностью, со стороны выглядит, как трусость и всегда заканчивается поражением.

 

II

 

Поставим три главных вопроса, на которые у Г. Зюганова до сих пор нет ответов.

1. Почему рыночная экономика в I половине XX века испытывала страшные проблемы? Это привело в России: к стихийному восста­нию в Москве в 1905 г.; к двум революциям 1917 г., к сверже­нию самодержавия, гражданской войне, установлению диктатуры большевиков. Это привело в Европе: к двум мировым войнам, ус­тановлению фашизма в Германии, Италии, Испании. В США к вели­кой депрессии. Япония развязала в 1904 г. русско-японскую войну, в 1931 г. оккупировала Манчжурию, в 1937 г. начала войну за захват всего Китая, участвовала в двух мировых вой­нах.

2. Почему социалистическая экономика Советского Союза в пери­од с конца 20-х по начало 60-х годов была самой динамич­но развивающейся в мире? Со стабильно возрастающим уровнем потребления населения, сумевшая не только разгромить фашист­скую Германию, но и быстро восстановить разрушенное войной хозяйство. Факт общепризнанный всеми, начиная от В. Леонтьева и кончая Е. Гайдаром. По прогнозам советников президента Д. Кеннеди уже к 80-м годам Советский Союз должен был обойти экономику США по всем важнейшим показателям.

3. Почему эти прогнозы не сбылись? Почему эта же поначалу ус­пешно развивающаяся социалистическая система хозяйствования уже к 80-м годам допустила такое огромное отставание от раз­витых стран Запада? Отставание и по уровню потребления насе­лением и в технологии.

Техническая логика развития про­изводительных сил в I половине ХХ века требовала создания тяжелой промышленности. Основы, базы, на которую опирается сегодня экономика промыш­ленно развитых стран. Создание производственных мощностей в энергетике, черной и цветной металлургии, машиностроении тре­бовало огромных капиталовложений. Эти капиталовложения были связаны с огромными рисками, причины которых заключались в двух основных моментах.

Первый момент. Проблема концентрации капитала

Второй момент. В рыночной экономике деньги приходят через продажи. Окупаемость капиталовложений и получение прибыли проходит только через продажи товара и услуг. Но основными потребителями продукции энергетики, металлургии и машиностро­ения являются эти же самые отрасли. Получается замкнутый по­рочный круг, производство ради производства, который, как по­казал исторический опыт, разорвать оказалось совсем непросто. Для краткости проблему необходимости одновременного сбаланси­рованного создания этих отраслей назовем проблемой сверхкон­центрации капитала.

Чтобы еще более отчетливо понять эту проблему, ощутить, про­чувствовать ее, встаньте на точку зрения коммерсанта. Предпо­ложим, вам необходимо построить Днепрогэс. Какие капиталовло­жения, какие технические и организационные риски! Но, построив и запустив электростанцию, вы должны продать электроэнергию, иметь платежеспособного покупателя. Продать в полном объеме, чтобы окупить вложенный капитал. Продать черной и цветной ме­таллургии, машиностроению. Но их еще нет. Вам нужно, чтобы другой коммерсант построил Магнитку. А ему нужно иметь горно­рудную, угледобывающую промышленность, ж/д транспорт. Нужно иметь шахты, рудники, обогатительные фабрики. Но чугун - это только полуфабрикат, вы должны получить сталь. Цветные метал­лы и сплавы. Запустив эти мощности, вы должны суметь продук­цию, производимую на этих мощностях продать. Кому? Машиност­роению. А его еще нет. Оно еще в зачаточном виде. В основе этого круга лежат строгие математические пропорции в нату­ральных единицах, килограммах, метрах, квт/часах. И каждый шаг прироста попадает в этот замкнутый круг.

Если с проблемой концентрации рыночная экономика как-то смог­ла справиться, то с проблемой сверхконцентрации оказалась в тупике кризисов.

1. Распыленный частный капитал рыночного капитализма, которо­му нужны гарантированные продажи, ясную и четкую перспективу быстрой окупаемости вложенного капитала оказался не в состоя­нии справиться с проблемой одновременного, сбалансированного развития базовых отраслей промышленности.

Производственные отношения вошли в противоречие с логикой развития производительных сил. Для этого периода характерен невиданный по масштабам уровень безработицы, одной из самых страшных социальных проблем ры­ночной системы. В США, самой благополучной капиталистической стране, число официально зарегистрированных безработных в 1932 г. достигало 17 млн. человек.

Единственным товаром массового спроса, способным разорвать этот порочный круг, мог стать легковой автомобиль, и с внед­рением в производство конвейеров дело шло к этому. Но автомо­биль все еще оставался слишком дорогим товаром для текущего массового платежеспособного спроса.

Историческая практика пошла по другому пути. Проблема сверх­концентрации капитала была решена через прямое государствен­ное вмешательство, через создание и развитие военно-промыш­ленного комплекса в условиях I, II мировых войн, гонки воору­жений во времена “холодной войны”.

2. Западный капитализм смог решить объективную сложную техни­ческую и организационную проблему сверхконцентрации капитала только через прямое государственное вмешательство. Только че­рез власть государственного аппарата удалось сконцентрировать материальные, финансовые и людские ресурсы для решения этой экономической проблемы.

Создание мощностей тяжелой промышленности, научно-технические исследования, проектно-конструкторские разработки, подготовка квалификационных технических кадров фактически финансирова­лась государством через размещение военных заказов. Этот пе­риод отмечен огромными масштабами инфляции практически во всех промышленно развивающихся странах. Инфляция, которая является самым верным и надежным способом грабежа и населения, и капитала. Грабежа всей страны, небольшой группой людей, об­ладающей реальной политической властью, в интересах которой и проводится эта инфляция.

Демократия смогла добиться необходимой концентрации ресурсов только через милитаризацию экономики. Для чего ей потребова­лось две мировые войны. Да и сама демократия обернулась пря­мой фашистской диктатурой в Германии, Италии, Испании, а за­тем и во всех странах Европы, завоеванных Гитлеровской арми­ей. А если внимательно присмотреться к системе принятия реше­ний Рузвельтом и Черчилем, то можно говорить о президентской диктатуре во времена правления этих политических деятелей.

Реальная политическая власть принадлежала крупному капиталу, предоставляющего интересы военно-промышленного комплекса. После окончания II мировой войны во имя интересов этого же капитала была развязана “холодная война”. В это же время был организован военно-политический союз НАТО, который на деле оказался военно-экономическим союзом.

Так что абсолютно права была советская пропаганда, утверждав­шая, что войны развязывает мировой империализм. Да и во вре­мена “холодной войны” в интересах крупного западного капитала ВПК, потому что на повестке дня стояла проблема создания сов­ременной авиационной промышленности, ядерной энергетики, ра­кетно-космической отрасли. Опять нужна концентрация капитала без прозрачных и ясных перспектив быстрой окупаемости. А для этого рыночной демократии нужна настоящая угроза войны, а еще лучше - сама война.

3. В экономике Советского Союза объективная проблема концентрации и сверхконцентрации капитала, (а для аграрной страны одновременно и обезземеливание крестьянства, через которое прошли все промышленно- развитые страны, потому что требуется наёмная рабочая сила) решалась также через вынужденную милитаризацию экономики страны, которая, выходя из одной войны, после небольшой мирной передышки вставала перед реальной угрозой следующей войны.

После захвата власти большевиками в результате Октябрьского восстания 1917г. все революционно-теоретические догмы и политические лозунги немедленно были выброшены на свалку за ненадобностью. При решении конкретных политических, военных и экономических проблем Ленин действовал как прагматик.

Лозунги: “Вся власть  Советам!’’, “Мир солдатам и матросам!’’, “Фабрики рабочим!’’, “Землю крестьянам!’’ моментально были заменены на другие. “Диктатура пролетариата’’, которую Ленин предвидел, изучив опыт Парижской Коммуны.  “Социалистическое отечество в опасности’’, “Единоначалие’’, “Золотые рубли специалистам’’, “Продразверстка’’. И даже центральный, идеологический лозунг “Долой эксплуататоров!’’ из необходимости восстановления разрушенного войной хозяйства без колебаний был отброшен в сторону с введением НЭПа.

Автор книги “Империализм как высшая стадия капитализма’’ (на наш взгляд, самой слабой из всех работ Ленина,  мы бы даже сказали, недостойной пера Ленина, которая представляет из себя нагромождение различных цитат и выписок, подогнанных под заранее подготовленные революционные выводы) сумел разобраться в технической логике развития производительных сил. Он объявил: “Коммунизм - это есть советская власть плюс электрификация всей страны’’.  Борец против эксплуатации рабочих восторгался конвейером Форда.

Сталин пошёл дальше. Правильно понимая всю сложность и неотложность создания тяжёлой промышленности, прямо выстроил и хозяйственную, и политическую систему страны под решение этой задачи, а потому эта система оказалась гораздо эффективнее рыночной.

Нет, Сталин строил не социализм, он решал конкретную, очень сложную экономическую проблему. И  под её решение, исходя из обыкновенной хозяйственной логики, выстраивал систему производственных отношений и политического устройства общества, которую коммунистическая пропаганда называла социализмом.   

4. Таким образом, в рассматриваемую эпоху и в западных странах и в Советском Союзе решалась одна и та же сверхсложная экономическая проблема. Объективная проблема, диктуемая технической и организационной логикой развития производительных сил. И решалась она одним и тем же способом. Материальные, финансовые и людские ресурсы концентрировались через политическую власть государства. Приёмы и методы этой концентрации были разными. Наиболее мягкими они были в США и в Англии. Через различные макроэкономические и политические приёмы часть доходов населения, часть прибыли мелкого и среднего капитала изымалась в бюджет государства (национализировалось), а затем через военные заказы отдавалась небольшой кучке людей, владельцев капитала ВПК (приватизировалось).

В рыночной системе с частной собственностью на капитал и прямой выборностью власти возможности национализации большей части доходов и прибыли весьма ограничены. Как показала историческая практика, чтобы расширить эти возможности в США и Англии, потребовались политические условия военного времени. А в Германии и замена выборности прямой диктатурой.

В Советском Союзе сначала в ходе революции была ликвидирована помеха в лице крупных  и мелких собственников, а затем в ходе коллективизации и мелких. Даже мелких собственников в с/х., потому что в аграрной стране другого источника ресурсов для индустриализации не было. Советское государство, исходя из текущей хозяйственной логики,  прямо сосредоточило все имеющиеся ресурсы в своих руках, которыми сталинское руководство сумело исключительно грамотно распорядиться, выдерживая необходимые натуральные и стоимостные пропорции. Натуральные пропорции выдерживались через разработку пятилетних планов, которые в то время являлись конкретными технико-экономическими проектами. Стоимостные пропорции выдерживались через государственное регулирование цен и заработной платы. Внешнеторговый баланс выдерживался через монополию государства на внешнюю торговлю.

Никто не строил общество в соответствии с какими-то выдуманными за столом принципами. Каждый решал конкретную экономическую проблему в рамках и возможностях исторически сложившихся производственных отношений и политического устройства. В России были заменены и производственные отношения, и политическое устройство общества. В Германии сменилось политическое устройство, но остались производственные отношения. В США и Англии сохранились и производственные отношения, и внешняя форма политического устройства. В действительности, вся полнота власти перешла к крупному капиталу ВПК. И здесь произошли принципиальные изменения.

Если отбросить пропагандистскую шелуху той и другой стороны и внимательно всмотреться в эту эпоху, то мы увидим,  что никто не строил ни социализм, ни демократию, как что-то заданное. Это уже пропаганда так назвала то, что в итоге получилось. А  получились две разных системы управления совокупным капиталом страны.

Подведем важнейшие технико-экономические и социально-политические итоги I эпохи ХХ века (1900-1960г.г.).

1. Через прямое государственное вмешательство был разорван порочный круг проблемы сверхконцентрации капитала. Были созданы производственные мощности в энергетике, металлургии, машиностроении. Через концентрацию капитала управление этими мощностями на Западе было отдано в руки небольшой группы собственников этого капитала.

Такая концентрация позволяла через реконструкцию и расширение существующих мощностей уже самостоятельно без решающей помощи государства адекватно реагировать на повышение спроса и выдерживать снижение его.

2. Научно-технические исследования, результатом которых являлись типовые конструкторские и технологические решения. Изучение свойств существующих материалов и получение новых, финансировалось государством через размещение военных заказов. Результаты этих исследований носили общетехнический, общеэкономический характер, которые затем использовались в других невоенных областях. Можно говорить о ренте научно-технических разработок того времени. Рента, за которую не нужно было потом платить капиталу. Она доставалась даром за редким случаем покупки патентов.

Эта научная рента - перенесенная стоимость прошлого труда, но не входящая в издержки производства, а значит и цену товара, при изготовлении которого была использована эта рента.

3. Вооружения для оснащения армии требовали массового и серийного производства. Единство технических решений привело к унификации и стандартизации отдельных деталей и узлов машин. Был организован массовый и серийный выпуск не только отдельных деталей и узлов, входящих в машины, являющихся средствами производства (крепёж, подшипники, гидроаппаратура, электроаппаратура, электродвигатели и проч.), но и самого металлообрабатывающего оборудования. Например, знаменитый универсальный токарный станок 1К62 московского завода “”Красный пролетарий’’, который имела даже любая школьная мастерская, для советской промышленности имел такое же значение, как автомат Калашникова для армии.

Строительство индивидуальных домов на Западе прошло через технологию серийного сборно-щитового изготовления жилья. Строительство многоквартирного жилого дома – это, по существу, сборка серии квартир из унифицированных элементов конструкции, изготавливаемых на заводах в массовом производстве.

Единичный, серийный или массовый характер выпуска того или иного товара диктовал и характер оборудования для его производства: универсальное и специальное (полуавтоматы, автоматы и автоматические линии).

Главный технико-экономический результат рассматриваемой эпохи: человечество научилось выпускать товары в массовом количестве с низкими издержками производства, изготавливать материалы и оборудование для массового и серийного производства.

Но в рыночной экономике для массового производства товара необходим массовый платежеспособный спрос. Главный социально-политический результат эпохи: совокупный капитал страны оказался прямо заинтересован в повышении массового платежеспособного спроса. Необходим был крупный капитал, способный получить реальную политическую власть и прямо влиять на экономическую политику государства. И такой капитал появился. Капитал, производящий легковые автомобили. Самый технически сложный товар массового потребления населением. Товар, который население начинает покупать только после того, как у него появляется излишек денег после удовлетворения самых необходимых потребностей (в пище, жилье, одежде, зрелищах). Капитал, который вовлекает в сферу своей деятельности множество других агентов не только при изготовлении изделия, но и в процессе эксплуатации его.

Государства западных стран вынуждены были переходить от политики фискального изъятия доходов населения в пользу капитала ВПК к политике роста массового платежеспособного спроса, роста доходов основной массы населения в интересах капитала легкового автомобилестроения, а затем и других отраслей, производящих товары и услуги массового спроса.

Для того чтобы сконцентрировать ресурсы общества и построить предприятия тяжелой промышленности, отдав их в руки горстки людей, человечеству потребовался повод в виде двух мировых войн. Чтобы построить заводы и электростанции для одних, потребовалось убить десятки миллионов людей, разрушить материальные ценности других, подавляющую часть населения планеты бросить в бездну лишений и страданий. Абсурд! Полный абсурд!

Нет, мечта человечества о коммунизме, как об обществе, которое своим устройством обеспечивает условия для разумного развития производительных сил, имеет под собой реальную основу. Идея социальной справедливости слишком привлекательна для умов человечества, чтобы можно было безнаказанно в неё высморкаться какому-нибудь фальшивому демократу и выбросить её, как сопливую салфетку в урну времени.

Г. Зюганов говорит, что глобализация – это мировое разделение труда. Да, это так. Но он обязан ответить, в чем специфичность этого разделения. Чем отличается, качественно отличается современное разделение труда, которое в прессе называется глобализацией от мирового разделения труда прошлых эпох.

 А он не отвечает. Отделывается общими фразами. Потому что не знает. В основе мирового разделения труда лежит сложившаяся структура производительных сил. Структура производственных мощностей каждой отдельно взятой страны. Является материальной базой, фундаментом, опираясь на который, она входит в мировое разделение труда. Отвоевывает себе место на мировом товарном рынке.

Г. Зюганов не захотел разбираться в процессе формирования современной мировой структуры производительных сил. И поэтому его понесло к древним персам

 Рассмотрим на примере сталинских пятилеток, как формировалась структура советской экономики. Чтобы не запутаться в ненужных наслоениях частностей, будем рассматривать отрасль, подотрасль, как один завод.

Завод А - производство танков.

Завод В -  производство кораблей и подводных лодок.

Завод С -  производство самолётов.

Эти заводы производят конечный продукт. Этот продукт дальше в производство не поступает. Он потребляется. Он стоит в конце технологической цепочки. Он является ведущим звеном, выстраивающим всю цепочку, структуру производительных сил.

Танку безразлично, в какой стране его производят, в капиталистической или социалистической. У танка есть своя конструкция. Эта конструкция рождает три сводных спецификации:

а) сводная спецификация материалов;

б) сводная спецификация комплектующих изделий;

в) сводная спецификация деталей, которые завод А сам изготавливает из заявленных материалов.

Точно также обстоят дела с кораблями, самолетами, пушками… И уже конструкции и этих изделий диктуют структуру и мощности производства. Сталинское руководство строит электростанции и металлургические заводы, чтобы обеспечить заявленные материалы.

Сводные спецификации требуют подшипников, приборов, манометров, электродвигателей. Сталинское правительство строит подшипниковый завод, манометровый, электротехнический.

Последние тоже требуют материалов и энергии. Эти заявки тоже удовлетворяются за счет расширения мощностей. Но все заводы требуют оборудования, станков, инструмента.

Сталин строит станкостроительный завод. Но и он требует для себя станков. И здесь встает проблема. Станков нет. Их нужно купить. Разорвать круг требований. Сталин в 1930 г. продаёт пшеницу, идёт на голод, чтобы разорвать этот круг. 

Выстраивается структура промышленности, структура заводов, завязанных в сеть кооперированного изготовления продукта. Причем эти заводы подогнаны по своим мощностям. Они фактически сами подгоняются независимо от того, плановая экономика или рыночная. Потому что если конструкция танка требует 30 тонн металла, то 30 тонн и будет переработано. Лишние будут лежать на складе. Или если не будет хватать какого-либо сортамента материала или комплектующего изделия, то танк не будет изготовлен, он застрянет в незавершенном производстве. Эта неувязка, эта диспропорция и выходит наружу в виде роста незавершенного производства и неликвидов, проблем снабжения в советской экономике во II эпохе. Эта же проблема выходит в рыночной экономике в виде проблем продаж, сбыта

Таким образом, суть сталинских пятилеток индустриализации страны сводилась к следующему. Составлялся, исходя из имеющихся, предварительно посчитанных ресурсов, реальных возможностей госзаказ на военную технику. Номенклатура и количество по каждой позиции. А дальше уже потребность в материалах, комплектующих, энергии  вытекала автоматически, вынужденно, как говорят шахматисты, форсированно. Структура заводов, их производственные мощности прямо, математически строго вытекали из этого госзаказа, плана выпуска конечного продукта. Потребность в промежуточных товарах диктовали сводные спецификации конечных изделий.

Стоит только определить номенклатуру, конструкцию и количество конечных  продуктов, которые в I эпоху являлись вооружениями, уже вынужденно определяется структура и объём заказов по всей цепочке. Назови это госзаказом, или планом существо реальных материальных процессов не меняется. Дальше сталинский Госплан и Госснаб в рамках данного им хозяйственного механизма уже организовывали фактическое выполнение этого госзаказа-плана.

Госплан спускал планы существующим предприятиям или организовывал строительство новых, Госснаб выделял фонды, исходя из этих планов. А в конечном итоге, предприятия заключали между собой договоры (контракты).

Точно такие же процессы шли в Германии Гитлера, США Рузвельта, Англии Черчилля. Госзаказ на вооружения, обеспеченный финансированием из бюджета, по сути, является тем же планом. Исходя из этого заказа, фирмы-изготовители конечного продукта заключают контракты со своими поставщиками. Именно эти госзаказы и строят структуру тяжелой промышленности.

Вот что главное понять. Госзаказ правительства США – это и есть фактически тот самый план сталинской экономики. Структура этого госзаказа-плана в I эпоху определялась имеющимися ресурсами, возможностями экономической системы сконцентрировать их на выполнение этого госзаказа-плана. Этот госзаказ-план уже форсированно определял структуру промышленности. Она уже была задана этим госзаказом.

Точно такие же процессы шли в период гонки вооружений во II эпоху в Советском Союзе и параллельно, в первую очередь, в США и Великобритании. Эти госзаказы и сформировали современную структуру тяжелой промышленности в этих странах, на которую наложили отпечаток  важнейшие научные достижения (изобретения реактивных двигателей, атомная энергетика, открытие полупроводников). 

Итак, одна и та же объективно сложнейшая проблема – проблема формирования структуры тяжелой промышленности и в Советском Союзе и в промышленно-развитых странах Запада решалась, по сути, одним и тем же способом. Концентрацией ресурсов в руках государства. И планирование государством через размещение военных заказов.

Всё изменилось во II эпоху. Пятилетние планы выродились, потеряли свою первоначальную суть. Косыгинская система плановой являлась по форме, но не по содержанию. По содержанию это была бессмысленная погоня за объемными показателями. (США уже более 30-ти лет выпускает 10 млн. автомобилей без всякого объемного прироста, но никто не может назвать автомобильную отрасль этой страны застойной). Планы превратились в систему бессмысленного выдавливания показателей объёмного роста. Косыгинская команда не умела выдерживать стоимостные пропорции. Верх брала аппаратная логика чиновника, а не экономиста. Хозяйство настолько выросло, что фонды из инструмента концентрирования ресурсов превратились в механизм разбазаривания этих ресурсов. Госплан, как орган, отвечающий за выработку стратегии развития производительных сил на ближайшие пятилетие и ежегодную реализацию этой стратегии, потерял инициативу и превратился сам в шестеренку механизма погони за валом. Вынужденно заложенные пропорции производительных сил, направленные на милитаризацию экономики в I эпохе, через изживший себя хозяйственный механизм эти пропорции довел до уродливых размеров.

Застойный Госплан не умел распределять прибавочный продукт. Он стал главным растратчиком ресурсов. Большую часть ресурсов направлял на гонку вооружений, милитаризацию экономики. Госплан стал заложником им же организованной системы стимулов. Значительную часть ресурсов в погоне за товарным ростом он направлял на производство средств производства, причем средств производства тяжелой промышленности, со значительной материалоемкостью. Бессмысленная переработка огромного количества материальных и энергетических ресурсов, которые затем в виде оборудования на складах ОКСов, неликвидов на складах ОМТС, раздутого незавершенного производства  в технологических переделах, простаивающего из-за нехватки рабочей силы в цехах смонтированного оборудования, создавало видимость товарного роста.

Абсурдная погоня за объёмными показателями не оставляла предприятиям никаких ресурсов для смены поколений выпускаемых изделий. (Более подробно см. “Давайте разберемся”). Прямо через затратное ценообразование стимулировало рост материалоемкости и трудоемкости выпускаемых изделий. Производство ширпотреба с его относительно небольшой материалоемкостью становилось невыгодным с точки зрения стимулов действующего хозяйственного механизма. А жесткий государственный контроль над ценообразованием изделий ширпотреба, часто просто делал их производство убыточным на крупных советских предприятиях с их огромными общезаводскими издержками.

. Совсем по-другому выстраивалась структура производственных мощностей в странах победительницах Запада. В условиях “холодной войны”, гонки вооружений система госзаказа фактически являлась, как мы уже разобрались, системой планирования структуры тяжёлой промышленности.

При помощи блестящих американских экономистов правительство США научилось регулировать мировые цены на топливно-энергетическое сырьё и  энергоемкие цветные металлы. Процесс формирования структуры той части тяжёлой промышленности, которая выстраивалась в технологическую цепочку кооперированных связей, стал полностью управляемым, можно даже сказать административно-управляемым.

Это – одна ветка формирования структуры. Назовем её тяжелой структурой. Другим ведущим звеном, конечным продуктом стал технически сложный ширпотреб. В первую очередь, производство автомобилей и строительство жилья. Назовем её средней структурой. Прямой источник финансирования – платежеспособный спрос населения. Темпы и мощности развития средней структуры зависели от решения 3-х основных задач.

1. Через ликвидацию безработицы, повышение з/пл., увеличение численности среднего класса и повышение уровня его доходов. Решение этой проблемы, если смотреть глубоко, сводится к оптимальному распределению совокупной прибыли, совокупного прибавочного продукта между производством и потреблением.

Сложность её заключается в том, что она решается через сталкивание конкретных интересов. Огромную роль в удовлетворительном решении этой проблемы сыграло политическое устройство – демократия. При демократии основной механизм принятия важнейших экономических решений – это лоббирование интересов. Крупные концерны, сначала производители автомобилей, а затем и электронной бытовой техники использовали возможности этого механизма в полную силу.

2. Снижение цены на дорогой ширпотреб, чтобы он соответствовал текущему уровню платежеспособности основной массы населения. Эта задача, очень сложная задача, также была решена. Основные пути её решения.

2.1. Снижение затрат на энергетическое и энергоемкое сырьё через мировое разделение труда. Размещение его производства через вывоз капитала в страны с дешевой рабочей силой.

2.2. Структура налогообложения, которая основную тяжесть сбора налогов перекладывала на сферу услуг, где работает мелкий капитал.

3. Кроме прямого источника финансирования через продажи существует ещё один способ – кредитование, размещение излишков денежного капитала и накоплений населения в производство.

Западным специалистам удалось организовать рынок ценных бумаг таким образом, что этот макроэкономический механизм стал другим источником финансирования процесса формирования средней структуры, где большое преимущество получает крупный капитал, как самый устойчивый к товарным кризисам. Инвестор, размещая свои средства в акции, руководствуется, в первую очередь, соображениями надежности размещения капитала, минимизации рисков.

Внутри же этой разновидности капитала преимущество на рынке ценных бумаг получает тот,  у кого более быстрыми темпами растут продажи. То есть, финансовые средства получают предприятия, производящие товары, где научно-технические разработки существенно улучшают потребительские свойства выпускаемых изделий.

Поскольку изделия легкой промышленности в очередности заполнения потребительских корзин стоят перед технически сложными товарами, то легкая структура, для которой не требуется значительных капитальных вложений, формируется почти автоматически. Отпечаток на её формирование наложили два основных момента.

1. Достижения химии – получение искусственных тканей и других синтетических материалов.

2. Организованное американскими специалистами с помощью вывоза капитала в страны с дешевой рабочей силой производство недорогих изделий.

Формирование продовольственной структуры. Поскольку основные продукты питания, хлеб, молоко, яйца, мясо, стоят первыми в очередности заполнения всех потребительских корзин, то размер финансирования с/х определяется доходными минимумами.

И теперь нам нужно разобраться, что такое средний класс. Принципиальнийший вопрос. Пропаганда фальшивых российских демократов нам подсовывает неправильное толкование этого понятия, подразумевая под средним классом, прослойку мелких предпринимателей. А это не так. Принципиально не так.

Приоритеты расходов на товары и услуги массового спроса в данной стране также приблизительно одинаковы. Поэтому все виды этих товаров можно разложить в потребительские корзины. Для определенности, скажем, таких корзин семь. Корзина №1 – самая дешевая и соответствует минимальному прожиточному уровню. Корзины №3, №4, №5 соответствуют потреблению, так называемого, среднего класса. Именно в этих корзинах находится сложная бытовая техника, автомобиль. Крупный капитал, производитель таких  товаров прямо заинтересован в численном увеличении этого слоя населения за счет уменьшения численности слоя, потребляющего корзины №1, №2. Особое место в корзинах №3, №4, №5 занимает автомобиль. В  силу потребительских свойств этого изделия через 5-6 лет наступает его физический износ, и затраты на техническое обслуживание автомобиля резко возрастают. Кроме того, по закону динамики через 5-6 лет наступает его моральный износ. Поэтому капитал производитель этого товара прямо заинтересован не только в увеличении численности средней прослойки, но и в увеличении уровня доходов этой прослойки. Уровень которых бы обеспечивал платежеспособный спрос на товары нового поколения и позволял избегать циклических товарных кризисов.

Средний класс – это слой населения с высоким уровнем доходов. Этот высокий уровень доходов позволяет ему оплачивать высокие потребительские корзины. Принадлежность к среднему классу не зависит от источника этих доходов. К среднему классу можно отнести и рабочего, и предпринимателя, и фермера, и государственного служащего,

Теперь читателю становится понятным, почему демократическая пропаганда проявляет такую заботу о среднем классе. Потому что за этой заботой стоят конкретные материальные интересы крупного капитала, производящего технически сложный ширпотреб. А этот капитал в большинстве стран Запада обладает реальной политической властью.

Таким образом, в конце I эпохи произошли качественные изменения в производственных отношениях развитых стран, которые во II эпоху получили свое логическое завершение. Рыночная экономика стала социально ориентированной. А причина этих изменений заключается в том, что появился массовый товар потребления населением. Технически сложный, дорогой. После решения проблемы сверхконцентрации этот товар стал ведущим звеном. Этот товар стал выстраивать под себя структуру производительных сил. Этот товар фактически изменил производственные отношения. Этот товар при сохранении внешней формы политической власти, привел к власти другие политические силы – крупный капитал производитель технически сложного ширпотреба, организационно окруженный крупным, средним, мелким капиталом, поставляющим сырьё, комплектующие, инструмент, оборудование для него. Этот капитал прямо заинтересован в высоком уровне массового платежеспособного спроса, потому что товар, производимый этим капиталом, стоит в конце списка очередности заполнения средних потребительских корзин.

Интересы этой группы капитала в сфере социальной политики совпадают объективно с интересами  других групп капитала, производящих менее дорогие товары и услуги для населения. Вот это совпадение общих интересов является фундаментом, над которым возвышается надстройка, называемая демократией. Через институты которой разрешаются частные противоречия между различными агентами капитала и группами этих агентов.

Лидером в этих процессах стала ФРГ, а не США, как это может показаться поверхностному наблюдателю. В США ещё всё продолжают торчать уши ВПК, хотя и сильно сдавшего свои позиции в последние десятилетия.

Вот теперь, когда мы разобрались с экономическими процессами, происходящими во II эпоху, мы сможем правильно понять глобализацию.

1. Вопрос рентных отношений хорошо изучен экономической наукой на примере земельной ренты. Смысл ренты заключается в том что, цена производства устанавливается на рынке, исходя из издержек производства на худших землях, а землевладельцы средних и лучших земель получают добавочную прибыль.

В ХХ веке с развитием промышленности и вовлечением в хозяйственный оборот всё большего количества природных ресурсов в реальной практической экономике рентные отношения стали играть всё большее значение, а в использовании энергетических ресурсов едва ли не определяющую. Можно говорить о ренте научно-исследовательских разработок. А на примере Италии, Франции даже о ренте исторического и культурного прошлого страны.

2. Мы сейчас поговорим о топливно-энергетической ренте. И рассмотрим вопрос с двух точек зрения.

I точка зрения оппонента “А”. Возьмем цену средних углей, добываемых в США. Вычислим цену 1 гкал., получаемой от сжигания этих углей. Посчитаем фактическую цену 1 гкал., получаемую от сжигания мазута. Проведем корректировочные расчеты с учетом стоимости продуктов глубокой переработки нефти и получим цену 1 барреля нефти – рентная цена нефти. Сравним полученную цену с фактическими мировыми и увидим, что последние дискриминационно низкие. Промышленный капитал грабит страны Ближнего  Востока. Но капитал, поставляющий в арабские страны автомобили, телевизоры, холодильники, кондиционеры получает среднюю норму прибыли. Где же здесь грабёж? Мы уже знаем, что капитал производитель этих товаров по закону динамики значительную часть своей прибыли вынужден отдавать отечественной рабочей силе для повышения внутреннего массового спроса. Вот эту потенциальную сверхприбыль он и отдает своему населению. Выражаясь языком коммунистической идеологии, во II эпоху появились новые тенденции в мировых производственных отношениях. На смену эксплуатации отдельного рабочего отдельным агентом капитала пришла государственная эксплуатация шестеркой промышленно развитых стран всего остального мира. Происходит неэквивалентный товарообмен между странами III мира и развитыми странами. У одних закупается товар по дискриминационно низким ценам из-за дешевизны рабочей силы, производящей этот товар. Другие продают технически сложный товар по монопольно высоким ценам. Монопольно, потому что этот товар может производить только небольшая группа развитых стран. Высоким, потому что в издержки производства этого сложного товара входит очень высокая, по меркам третьего мира, стоимость рабочей силы. И эти тенденции не появились сами собой. Они тщательно продуманы и спланированы блестящими американскими экономистами. Осуществлены на практике в виде той самой пресловутой глобализации.

II точка зрения оппонента “В”. Сегодня дорогой и низкокалорийный уголь, добываемый в шахтах, уже никто не сжигает в качестве топлива. В шахтах добывается коксующийся уголь, который используется в металлургической промышленности. Сжигать уголь, добываемый в шахтах, при наличии других более дешевых источников энергии – такое может быть только в Советском Союзе, да в реформаторской России. На использование угля в качестве топлива, можно пойти только в том  случае, если расходы по доставке других видов топлива превышают расходы по добыче угля открытым способом.

Да, издержки по добыче нефти из болот Сибири превышают мировые издержки. Но кто вас заставляет ползать по болотам. Покупайте нефть у того же Ирака, да вам к тому же откроется прекрасный рынок сбыта для своих товаров. Кто вас заставляет выковыривать медь, никель, олово из вечной мерзлоты, ломать льды на Северном морском пути. Покупайте на Лондонской бирже цветных металлов. Вы же утверждаете, что мировые цены на сырьё дискриминационно низкие. Что мы грабим сырьевые страны. Присоединяйтесь, вместе будем грабить. Кто вам мешает продавать ваш товар по монопольно высоким ценам? Или вам нечего продавать? Потому что вы ничего не производите такого, что у вас кто-то захотел бы купить? Грабят лишь тех, кто позволяет себя грабить.

3. Два оппонента могут спорить до бесконечности, и оба будут правы. Но оппонент “В” всегда будет побеждать в споре. По какому праву? По праву сильного.

Мы привели эти две точки зрения, чтобы поглубже разобраться в проблеме повышения массового платежеспособного спроса.

Читатель уже знает, что уровень доходов среднего класса растет за счёт того, что капитал уменьшает норму прибавочной стоимости, для того чтобы выиграть через рост массы прибавочной стоимости. Но возможности этого маневра ограничены. Они ограничены математически массой совокупной прибавочной стоимости. В реальной экономической жизни решающую роль играет масса прибыли. Её делят, а не абстрактную прибавочную стоимость. Понятие прибавочной стоимости плодотворно при анализе процессов производства. Но как только появляется торговля, обмен товаров между странами, мы обязаны рассматривать совокупную прибыль. А сегодня в реальной мировой экономике в формировании совокупной прибыли страны решающую роль играет рента. Монопольная рента. Рента быть промышленно развитой страной. А таких стран всего шесть (Канада – это сырьевой придаток шестерки. Да и Италию с трудом можно отнести к этому клубу). И за эту ренту мир заплатил миллионами жизней. Эти страны обладают монополией производить продукцию, технически сложную продукцию: и ширпотреб, и средства производства, и транспорт. Возможность такого производства заложена в их индустриальной базе, созданной в муках разрыва порочного круга сверхконцентрации капитала.

Получив монополию, монополию шестерки на производство таких товаров, её необходимо было реализовать. Продавать по монопольно высоким ценам. Но для этого нужен партнер, у которого должны быть деньги, третий мир, развивающиеся страны. Туда нужно вывезти капитал, развить мощности по производству других товаров, с дискриминационно низкими ценами. Дискриминационно низкие цены можно получить, если товар производит дискриминационно дешевая рабочая сила.

Мы отмечали выше, что развитые страны научились решать удовлетворительно проблему повышения численности среднего класса и уровня его доходов. Умение это заключается в том, что классные экономисты США сумели во II эпоху организовать мировое разделение труда, которое с точки зрения оппонента “А” является прямым грабежом стран III мира, неэквивалентным товарным обменом, Дискриминационной внешней торговлей. А с точки зрения оппонента “В” является источником повышения доходов среднего слоя и увеличения его удельного веса в численности населения развитой страны. И это мировое разделение труда не возникло само собой.  Тщательно спланировано, просчитано и организовано в виде конкретных проектов, почти как сталинские пятилетки. Но и внутри развитых стран также организовано разделение труда, там тоже более сильный грабит более слабого. Таковы волчьи законы современного мирового разделения труда, которое основано на монопольной ренте.

3.1. США. Монополия доллара как средства мирового платежа; монополия регулировать мировые цены на сырьё, исходя из текущего момента; монополия на управление денежным капиталом, собранным со всего мира и размещенного в ценные бумаги крупного американского капитала и государственные ценные бумаги США. Монополия на производство отдельных видов товара: микропроцессор; операционная система; высокотехнологические вооружения; голливудская продукция; сюда можно отнести табачные изделия.

3.2. Промышленно развитые страны. Среди которых особо выделяются агрессивностью своей внешнеторговой политики Германия и Япония, а Франция и Италия развитым туристическим бизнесом. Монополия быть индустриальной страной с развитым машиностроением и развитой электронной промышленностью.

3.3. Остальные западноевропейские страны. Сносному жизненному уровню эти  страны обязаны небольшой численностью и своему географическому положению. Беднейшие из них – Испания и Португалия, с/х, сырьевые страны.

Таким образом, то, что российская демократическая пропаганда называет “цивилизованным миром” на самом деле является принадлежностью какой-то страны к названным группам. Материальной основой “цивилизации” является участие в мировом разделении труда  на стороне сильных, на стороне тех, кто грабит слабых. Вот в чем смысл “цивилизации”, глобализации.

Капитал, поставляющий товар на мировой рынок, товар по монопольно высокой цене, получает нормальную, среднюю норму прибыли. Дискриминационность, монопольность этой цены заключена в дороговизне рабочей силы, участвующей в производстве этого товара. Он действительно стал классом. Его товары покупает верхушка слаборазвитых стран. Эта верхушка, покупая товар, произведенный этим классом, делится с ним своей прибылью.

Глобализм – это очередная разновидность колониальной системы. Глобализм – это экономический колониализм. И Россия стала колонией шестерки Она потеряла продовольственную, экономическую и политическую независимость.

 

III

Вот теперь, когда разобрались, что такое глобализм, мы можем теперь анализировать работу Г. Зюганова.

Глобализация, если послушать Г. Зюганова, является порождением научно-технической революции. Неверно. Глобализм никакого отношения к НТР не имеет. При такой высоте обобщения порождением НТР можно назвать и мобильные телефоны, и памперсы. И тогда между памперсами и глобализмом нет никакой разницы.

“Выход - только социализм”, (стр. 19). Мы видели как минимум два социализма в экономике. 1926-1960г.г. - сталинский и 1960-1990г.г. – застойный. Что подразумевает под социализмом Зюганов, никто не знает. Да, и он сам, похоже, не знает.

“Было бы громадной политической ошибкой причислить международный терроризм к антиглобалистским силам”, (стр.24). Неверно. Коммунист Зюганов, как последний лох, поймался на мошеннический прием американской пропаганды. Американская пропаганда под один термин подвела три совершенно разных явления.

1.Национально-освободительное движение против экономического колониализма.

2. Акции сепаратистов.

3. Акции бандитского анклава в Чечне, цель которых запугать мирное население и в самой Чечне, и за её пределами.

“Так, например, финансовая деятельность, то есть управление денежными потоками за последние годы превратилось едва ли не в основной двигатель глобализации. Произошло это потому, что развитие электронных средств коммуникации предоставило возможность практически мгновенно перемещать гигантские капиталы с одного конца планеты на другой”. Все неверно.

Платежи проходят день в день не из-за электроники, а потому что организована система корреспондентских отношений между банками. Банк А держит в банке В свои деньги на специально открытом корреспондентском счете. И распоряжается ими, отправляя платежное поручение банку В. Если же денег не хватает (дебетовое сальдо на кор. счете), то тогда банк А берет межбанковский кредит у банка В. И наоборот.

“Основной двигатель” глобализации не в этом. Марксист Зюганов не читал “Капитал”. А если бы читал, то знал знаменитую формулу К. Маркса. Количество денег, необходимое для обращения за определенный отрезок времени, прямо пропорционально сумме цен реализованных товаров и обратно пропорционально среднем числу оборотов денег.

Если в стране за счет подъема экономики увеличивается товарооборот, то ЦБ этой страны получает возможность проводить эмиссию – дополнительный источник наполнения бюджета. Доллар во II эпоху прочно занял место средства мирового платежа. И при увеличении мирового товарооборота Федеральная Резервная Система США получает возможность проводить дополнительную эмиссию доллара. На росте межгосударственного товарооборота в Европе зарабатывали американцы. Европейцам это страшно не нравилось, и они ввели ЭКЮ.

С развалом коммунистических режимов полмира вошло в долларовую зону. Страны Восточной Европы и пространство Советского Союза – прекрасный рынок сбыта для западного капитала. Но любая страна не может только покупать. Она обязана продавать. А товары стран Восточной Европы никому на западном рынке не нужны. И центром бизнеса по-американски стала Россия со своим сырьем. Она стал сырьевым узлом, через который в долларовую зону вовлекаются такие страны, как Китай, Индия, Турция, Польша и т. д.

По самым скромным подсчетом только за счет вхождения Росси в долларовую зону США провели эмиссию на сумму не менее трех триллионов долларом в период1992г. – 1998г. Деньги буквально упали с неба на США.

А для того, чтобы высвободить для экспорта сырье России необходимо было уничтожить, развалить основных потребителей этого сырья, которыми являются промышленные предприятия России. Что и было сделано. А сделано это было при помощи манипуляций всего тремя макроэкономическими факторами: порочным налоговым кодексом, порочной денежно-кредитной политикой, порочной таможенно-акцизной политикой (подробнее см. “Давайте разберемся”, “Кризис неплатежей”).

Поэтому первым “основным двигателем” глобализации является монополия доллара как средства мирового платежа. И Европа бросилась разрушать эту монополию, введя Евро. Большая драка между партнерами по финансовому бизнесу еще впереди.

Федеральная Резервная Система США за 1992г-1998г.г. перекачала мировую экономику эмиссионным долларом. Хочется сказать, что классные американские финансисты ошиблись. Но, скорее всего, это не так. Жадность подвела. И они вынуждены были поднять цены на нефть чуть ли не в два раза. И переложить часть своих проблем на Европу и Японию

Колебания мировых цен на сырье никакого отношения к конъюнктуре не имеют. Ценами управляет правительство США. Конъюнктуре отведен диапазон в 50 центов/баррель. В современной рыночной экономике товарно-сырьевые биржи – это не базар, где только покупают и продают, а механизм государственного регулирования этих цен. И таким государством-регулятором сегодня является США.

Поэтому вторым “основным двигателем” глобализации является монополия США на право управлять мировыми ценами на сырье.

Взявшись за проблему глобализации, Г. Зюганов обязан был назвать причины ввода Иракских войск в Кувейт и обозначить свою позицию по этим событиям. Не назвал. Не обозначил. Сделаем это за него.

Кувейт. Население 1,7 млн. человек (1985г.). Добыча нефти 46 млн. тонн в год (1983г.). При цене нефти 16 дол./баррель (100дол./тонна), которая устраивает экономику США и которая держалась на протяжении длительного времени стабильной, доход Кувейта от продажи нефти составляет 4,6 млрд. долларов. Или 2700 долларов на человека в год.

Саудовская Аравия. Население 8млн. человек (1982г.). Добыча нефти 300млн. тонн в год. Доход – 30 млрд. долларов в год. Или 3750 дол./чел. в год.

Ирак. Население 15,2 млн. человек. Экспорт нефти 35 млн. тонн. Доход на одного человека – всего 230 долларов в год.

Иран. Население 43,4 млн. человек (1984г.). Добыча нефти – 129 млн. тонн. Доход на одного человека – 300 долларов в год.

Итак, с одной стороны на две страны с общей численностью населения 10 млн. человек совокупная добыча нефти составляет 350 млн. тонн нефти. Доход – 3500 дол./чел. в год. С другой стороны на две страны с общей численностью 60 млн. человек добыча нефти 165 млн. тонн. Доход – 270 дол./чел. в год. Сравните 3500 и 270, разница на порядок! Почему? Ведь месторождения одни и те же?

Да потому что США нужны нефтяные шейхи. Разве одной нефтью прокормишь 60 млн. человек. Только нефтяные шейхи будут вкладывать свои нефтедоллары в ценные бумаги крупного американского капитала.  Все нефтедоллары нефтяных шейхов принадлежат им номинально. На самом деле, ими управляет крупный американский капитал. Весь мир инвестирует американскую экономику. (Почему американцы подняли  в 70-х годах цены на нефть, подробнее см. “Заблудились в эпохе”).

Это третий “основной двигатель” глобализации. Точно такая схема с сырьевыми олигархами России. Даже просто вывезенные деньги на зарубежные счета швейцарских и офшорных банков немедленно попадают в управление американскому капиталу. Ведь, вывезенные деньги не лежат мертвым грузом в банках. Банки на эти деньги покупают акции на рынке ценных бумаг. Каких корпораций? Конечно американских. На самом деле, Россия инвестирует американскую экономику, а не Запад Россию. Вся эта болтовня про западные инвестиции – дымовая завеса, чтобы скрыть истинное положение вещей.

О том, что деньги российских олигархов и арабских шейхов никогда не будут востребованы, и они фактически принадлежат американскому капиталу, необходимо понимать, что такое 1 млрд. долларов (такая сумма фигурирует в деле Гусинского).

Все представляют, что такое сумма в 1,0 тыс. долларов. Знают и понимают покупательную способность этой величины. Величина 1 млрд. долларов – в 1 млн. раз больше. Чтобы ощутить, прочувствовать эту разницу, представьте. Москва – 10 млн. человек и хутор численностью 10 человек. Сравните, Москва и хутор из двух домов, в которых проживают две семьи по 5 человек.1 млрд. – это уже не деньги. Это уже другое качество. Чтобы уж совсем покончить с цифрами. Еще один пример.

Россия. Добыча нефти 300 млн. тонн нефти в год. При цене 16 дол./баррель доход – 30 млрд. долларов год. Разделите на 150 млн. человек. Получается по 200 долларов на человека в год. Это если не воровать, не вывозить деньги на зарубежные счета, а разделить на всех поровну. Сегодня даже средняя пенсия, на которую невозможно прожить, составляет в России 600 долларов в год.

И нам рассказывают, что на нефти держится вся наша экономика. На нефти держатся очередные чиновники в правительстве России, назначенные администрацией США.

Г. Зюганов говорит о “сползании человечества к новой катастрофе – к новой мировой войне”. И мучается над вопросом: “Как её избежать?”, (стр.30). Он и не заметил, что третья мировая война уже полным ходом идет. И дата начала её всем известна. Это дата начала операции “Буря в пустыне”. А в 1992г. США развязали экономическую войну против стран распавшегося Советского Союза, которая длится вот уже больше 10-ти лет. И эта экономическая война оказалась пострашнее войны военной. Этот вид войны убивает даже тех, кто ещё не родился. Хотя сам же лидер КПРФ очень верно говорит: “Мы иногда еще мыслим старыми категориями: что война – это пересечение границ крупными массами войск, захват территории, оккупационный режим…”, (стр.138). Третья мировая война уже идет более 10-ти лет, а коммунист Г. Зюганов не хочет этого замечать. Эту войну развязали США. И сегодня уже мир сползает к кульминации этой войны – к ядерной катастрофе.

Г. Зюганов много говорит о НАТО. Но что такое НАТО сегодня, до конца не понимает. Необходимо понимать, что такое НАТО сегодня. Современные вооружения стали настолько дорогостоящими, что содержание современного ВПК для большинства европейских стран стало непомерной нагрузкой. Поэтому военно-политический союз на самом деле является, в первую очередь, военно-экономическим союзом. Система общеевропейской безопасности, во главе которой стоит ВПК США, позволила европейским странам снизить нагрузку на бюджеты своих стран. США же получили гарантированный рынок сбыта для своего высокотехнологичного ВПК по монопольно высоким ценам, что также позволило ослабить нагрузку на бюджет этой мощной державы.

    Поэтому мы должны четко понимать, что военно-стратегические цели в продвижении НАТО на Восток – это второстепенный вопрос, видимая часть айсберга. Глубинная суть этого вопроса заключается в том, что США расширяют гарантированный рынок сбыта для своего ВПК, а Россия теряет этот рынок. Все дело в деньгах, как это всегда случается с американцами. Если бы дело заключалось только в военно-стратегическом вопросе, то НАТО давно бы уже стояло по периметру наших границ. Говорить о каком-то там сотрудничестве в мирное время между НАТО и Россией – это все равно, что говорить о сотрудничестве на рынке двух непримиримых конкурентов.

Реальное сотрудничество может быть достигнуто только как картельное соглашение двух конкурентов, которое предусматривает раздел мирового рынка вооружений и правила игры на этом рынке. Всякое другое сотрудничество – это мошенничество со стороны правительства США, так называемые двойные стандарты, которые уже давно всем надоели. Не только нам, но и европейским и японским партнерам США. Европейцы за последнее время поняли, что, значит, находиться прямо, без всякой защиты, под сапогом американских интересов.

Четвертый “основной двигатель” глобализации – это товарные монополии США, о которых мы говорили выше. Монополия на производство высокотехнологичных вооружений, монополия на микропроцессор, монополия на операционную систему, монополия Голливуда на производство кинопродукции.

Главный же “основной двигатель” глобализации – это монополия шестерки быть промышленно развитой страной, способной выпускать товар с дискриминационно высоким ценами по сравнению с товаром, поставляемым на мировой рынок из третьих стран.

Г. Зюганов мечтает о “ликвидации последствий развала СССР и создании обновленного братского союза народов”, (стр.89). Мечтать, конечно, не грешно. Но сначала бы добиться единства нации в своей собственной стране. Все эти рассуждения  о “старшем брате” сильно отдают “великоросским шовинизмом”, о котором предупреждал Ленин.

Одним из необходимых условий единства нации является одинаковая оценка новейшей истории страны абсолютным большинством населения. Так называемая творческая интеллигенция договорилась до того, что октябрьские события 1917 года называет “октябрьским переворотом”. События, в ходе которых были ликвидированы целые классы, полностью изменились отношения собственности, назвать переворотом, - это нужно сильно захотеть. А лидер коммунистов, как в рот воды набрал. Он молчит. Не может дать отпор.

 Вызывает горечь и недоумение оценка этой эпохи растерявшейся, запутавшейся в конец российской интеллигенции, как это с ней постоянно бывает в переломные исторические моменты.

Нашего интеллигента в ВУЗе, который он заканчивал, силой заставляли читать работы К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина, посвященные анализу опыта Французской Революции 1871 г. Этот анализ был сделан не из академического интереса, его делали люди, для которых уроки этого исторического события имели прямое практическое, прикладное для их деятельности значение. И они знали, что во Франции того периода гильотина работала в полную нагрузку. А Ленин понимал, точно понимал,  почему.       

Наш интеллигент, которому уже всё разжевали, ничего не понял. Он не понял, что власть на блюдечке никто не подносит. Власть захватывают силой. И таким же способом её удерживают.

Нынешний интеллигент, всячески поливает революционный террор большевиков во время Гражданской войны, и забывает о контрреволюционном терроре после падения Парижской Коммуны. Наш интеллигент-демократ из Ф. Дзержинского делает злодея, а сам смеется над трусостью и беспомощностью ГКЧПистов, аплодирует демократу Ельцину, который ни секунды не колеблясь, расстрелял Белый Дом в Москве и посадил в тюрьму лидеров оппозиции.

Наш интеллигент забывает, что гражданскую войну в России развязало дворянство, потерявшее власть. Никчемное русское дворянство, которое могло только гусарить, проматывать наследство, да пускаться в длинные рассуждения о судьбах России, о красоте души простого народа. Нещадно при этом угнетая каждого конкретного представителя этого же самого народа.

Наш интеллигент не желает понять, что если бы в Гражданской войне победило дворянство, то вся Россия была бы уставлена виселицами.

Наш демократ-интеллигент не в состоянии понять, что если бы не умелое и грамотное хозяйствование большевиков в довоенный период, то ход мировой истории развивался бы совсем по-другому. Вся Европа и по сей день изнывала бы под гнетом фашистской диктатуры. А на пространстве Советского Союза проживало бы не более 10 млн. человек, уцелевших,  после массового уничтожения нацистами целых народов. И эти 10 млн. человек работали бы на рудниках, в шахтах, на нефтяных и газовых промыслах.

Наш творческий интеллигент, выросший из русского дворянства (выросший в духовном, а не в генетическом смысле) всегда оказывался ни на что не годным. Самостоятельно разобраться в производительных силах он не в состоянии. Ему всегда нужен учитель. То немец Петра I, который потом 10 лет бироновщиной грабил и разорял страну своего ученика. То француз, учивший своему языку детей, чуть ли не в каждой дворянской семье, как будто все дело в языке, на котором говоришь. И только когда этот француз дошел до Москвы и сжег её, тогда до нашего интеллигента дошло. Что чистота французского произношения вовсе не нужна,  чтобы победить в войне. Теперь интеллигент-демократ позвал в учителя американца, который за какие-то 10 лет своего преподавания превратил некогда мощную державу в жалкую, растерявшуюся страну с униженным и оскорбленным народом. Наш интеллигент никак не может понять, что все эти учителя приходят лишь для того, style="mso-spacerun: yes">  чтобы ограбить и разорить страну своего ученика.

Наш интеллигент не хочет научиться разбираться в производительных силах, потому что он никогда ничего не производил, он только потреблял. Рассуждал, говорил да сталкивался в мелких склоках с другим таким же потребителем при дележе очередной подачки власти. Он не хочет научиться разбираться в собственных производительных  силах, потому что  привык завидовать чужим витринам. Ему даже в голову не приходит задуматься, откуда это всё берётся.

Задумываться над таким простым вопросом – это не его профиль, потому что он, видите ли, творческий интеллигент. И очень скоро выяснилось, что за душой-то ничего творческого и нет. Ни, дома ни за границей никто его читать, смотреть, слушать не хочет. Потому что в голове своего собственного ничего нет. Ни идей, ни мыслей. Одна зависть обывателя. Да что там идей, мыслей, он даже мультик для своего ребенка, добрый и мягкий мультик, не может сделать при современной-то компьютерной графике.

Он может только творчески заглядывать в рот американцу, да, как попугай, повторять враньё его демократической пропаганды. Дед нашего интеллигента своим потом, отец нашего интеллигента своей кровью спас его от фашистского рабства на нефтяных промыслах, в рудниках и шахтах, а он сам протягивает  американцу руки, чтобы тот надел на него наручники.

Демократ, ничего не понявший в устройстве западной демократии. Либерал-экономист, знающий о реальной экономике из витрин, да книжек, написанных специалистами такого же пошиба.

Любитель свободы слова для  Гусинского да Березовского. Борец за права человека, а за чьи права и за какие права, в этом нашему борцу разобраться не дано от природы.

Нам подсовывают горяченький тезис, к сегодняшнему дню уже изрядно подостывший, об усилении государственной вертикали власти.  Но мы уже хлебнули рыночной экономики и узнали, что рыночное ценообразование в принципе не контролируется административными методами. Как уловить завышение цены товара, услуги, подряда, финансируемых из бюджета, на 20-30 % от реальной рыночной? Как уловить это завышение, которое на самом деле является “откатом”, взяткой? А если и уловишь,  то  ни в каком суде не докажешь. Государственная вертикаль власти не смогла или не захотела организовать эффективную систему контроля над расходом бюджетов всех уровней. И уже никакой пожарник из Счетной палаты, состоящей при Думе, не в состоянии потушить пламя воровства, взяточничества и все разъедающей коррупции. Мало того, сама Дума из законодательного органа превратилась в биржу, на которой распродаются расходные статьи бюджета, кормушки для чиновников, политиков и олигархов, а думские фракции в брокерские конторы, зарабатывающие свой процент на этой бирже.

Нам подсовывают тезис о политической стабильности. Оказывается решение всех экономических проблем заключено в этой самой стабильности. Мол, сидите спокойно у своих телевизоров, верьте всему, что вам расскажет Н. Сванидзе и В. Познер. А если скучно будет, переключитесь на НТВ. Вас развлекут, расскажут о катастрофах, о подводной лодке, о Чечне. Не нравится, смотрите балет на канале “Культура”, если, конечно повезет, и не упретесь в точку зрения собеседников Третьякова. В точку зрения российского интеллигента. В эту, до бесконечности растянувшуюся во времени “тургеневщину”, в этот вечный “вишневый сад”.

Растерявшийся, окончательно запутавшийся в эпохе, ни на что не годный российский интеллигент всегда трусливо убегал в духовность, находя там себе психологическое убежище. В духовность, которую он всегда, как показала горбачевская перестройка, готов продать за кусок импортной засохшей колбасы первому встречному Лопахину.

 Наш интеллигент никогда ни в чем не мог сам разобраться. Ему со школьной скамьи вдалбливали, что уровень развития производительных сил общества определяет производственные отношения. А производственные отношения - это база, которая формирует и политическое устройство, и моральные, и духовные ценности общества.

 И если политическая власть не успевает выстроить производственные отношения, экономические механизмы в соответствии с технической логикой развития производительных сил, то она оказывается пред угрозой потерять эту власть. Цепляется за нее, развязывает войны. Бросает целые народы в пучину страданий и лишений.

 И наш интеллигент хорошо это знает. Но разбираться в производительных силах и производственных отношениях - это не его специальность. Его этому не учили. Он может только рассуждать и говорить о том предмете, который хорошо знает, о котором много думал, который составляет предмет его профессии. Вникнуть же в незнакомый, темный и непонятный ему предмет он не способен. Самостоятельно учиться и мыслить он не приучен. Ему всегда нужен Учитель. Без Учителя нужно прилагать усилия. А он от природы ленив. Умственно ленив. Легче и приятнее мечтать. У него менталитет такой. Немецкому интеллигенту скажи, что технология вытягивания репки заключается в том, что вся семья выстраивается в цепочку и изо всех сил тянет ее, он сразу все поймет. А российскому интеллигенту нужно сказать: дедка за репку. Затем бабка за дедку и обязательно повторить - дедка за репку. Затем снова: внучка за бабку. И повторить обязательно повторить бабка за дедку, дедка за репку. И так семь раз до самой мышки. И наш интеллигент все равно ничего не поймет. Он тут же бросится в рассуждения о том, что загубили прекрасное растение, с аппетитом при этом похрустывая вытянутой репкой. Так что все экономические проблемы нам решает сейчас ОРТ, РТР, НТВ, “Культура”, обеспечивая политическую стабильность. А для тех, кто постарше есть церковь. А для тех, кто помоложе завезли наркотики. Сидите спокойно. Верьте всему, что вам скажут. Развлекайтесь тем, что вам подсунут. Рассуждайте о том, что вам позволят. Колитесь. Все само собой образуется.

Но в брежневском застое уже такая была политическая стабильность, что стабильнее не бывает. И за это время советская хозяйственная и политическая система настолько прогнила, что стоило одному только М. Горбачеву ткнуть в нее пальцем, как она моментально рассыпалась. Не может быть в холодной и большой России политической стабильности, если экономика находится в состоянии полного развала и стагнации. Высосанная из пальца политическая стабильность специалистами по тезисам - это затишье пред политической бурей.

А что будет после бури? Новые легенды и новые тезисы? Ведь на сегодня ни одна политическая партия, ни один,  сколько-нибудь заметный политик ничего кроме истерических криков о том, что разворовали и разграбили страну, ничего кроме непонятного бормотания про социально ориентированную политику не сказали. Социально ориентированную политику может позволить себе только богатое государство. Поэтому ты мне сначала скажи, как собираешься стать богатым, и докажи, что сумеешь это сделать не на словах, а на деле. Вот тогда я поверю тебе.

Время романтических снов про демократию прошло. Проснулись. Время философов идеалистов А. Солженицына и Н. Михалкова,  к тому же не понявших диалектики, прошло. В реальной жизни с их проповедями, претендующими на национальную идею, они выглядят и наивными, и архаичными. В прошлое никого не тянет, Да и в одну и ту же реку нельзя войти дважды. Надоело. Время рассказчиков легенд и специалистов по тезисам ушло. Опостылело.

 Нет в экономике философского камня, который бы все превращал в золото. Большие скачки, программы 500 дней в экономике не проходят. Нельзя в одно ухо Сивки-Бурки однажды войти оборванцем и дураком, а выйти красным молодцем. Такое бывает только в русских сказках. Время любителей упрощать уходит. Уже становится смешно.

Наступает время прагматиков и профессионалов. Профессионалов, которые должны последовательно, шаг за шагом, без всяких авантюр настроить макроэкономические рычаги управления совокупным капиталом страны  (налоговая система, денежно-кредитная политика, таможенно-акцизная политика, страховая система, инвестиционный климат) на созидание, а не на разрушение производительных сил. Выстроить их в хозяйственную систему управления, которая работала бы на национальные интересы России, а не на американские интересы. Для нас прагматиков, демократия – это, в первую очередь, специфическая форма управления совокупным капиталом страны, Нам подсунули фальшивую демократию.

Глобализм, в первую очередь, - экономический процесс. Хорошо продуманный, тщательно спланированный и умело организованный бизнес по-американски. Против страны Г. Зюганова уже более десяти лет ведется непрекращающаяся экономическая война, развязанная американцами. Что же предлагает лидер КПРФ? Какова экономическая концепция коммунистов? Как они предлагают держать оборону в третьей мировой войне?

Оказывается, Г. Зюганов предлагает свой проект бюджета, (стр.175). И всё! Все! Больше у него никакого плана нет! Почему? Да потому что он умеет только распределять. Он никогда сам ничего не производил. И не знает, как это делается. Против его страны ведется экономическая война, а он не хочет разобраться в экономике. Он не разбирается в оружии, которое применяется против него. Он умеет только видеть последствия применения этого оружия. Против глобализации он собирается бороться “дружбой братских народов”. Против танка в бою он предлагает применять носовой платок, с помощью которого в данный исторический момент можно только вытирать сопли у растерявшихся, запутавшихся в собственных идеологических догмах функционеров КПРФ.

Бюджет в рыночной экономике играет третьестепенную роль. Это всего лишь непроизводительные, самые непроизводительные расходы на содержание государства. Чтобы понимать это, не нужно быть глубоким экономистом. Достаточно сравнить количество людей в европейских странах, получающих з/пл. из бюджета с общим количеством трудоспособного населения. Бюджет играет заметную роль только в милитаризованной экономике, такой, как в США, которые себе это могут позволить.

Как же Г. Зюганов распределил? “Так у нас в России мы ставим целью поднять в ближайшее время минимальную пенсию до тысячи рублей. А среднюю заработную плату – не меньше, чем до четырех тысяч. Пора увеличить студенческие стипендии как минимум в два раза. В своем проекте бюджета мы предусмотрели на это необходимые средства”, (стр.175).

Предел мечтаний лидера КПРФ – средняя пенсия – 65 долларов в месяц. (Эту сумму он сам ежемесячно выплачивает за коммунальные услуги своей московской квартиры). Рабочим он обещает з/пл. 135 долларов в месяц. Лидеру российского пролетариата, защитнику интересов трудящихся з/пл. рабочего на нефтяных промыслах Томской области размером в 500 дол./месяц кажется непомерно высокой. Годовой доход 6 тыс. долларов против среднего дохода американца в 60 тыс. долларов  коммунисту Зюганову кажется непомерно высоким, (стр.180). З/пл. нефтяника, работающего вахтовым методом в условиях Севера, сибирского Севера  в 500 дол./мес. коммунисту Зюганову кажется неприлично высокой! Договорился! Потерял чувство реальности. Заблудился и во времени, и в пространстве.

И так почти на каждой странице зюгановского труда. Продолжать дальше анализ этой писанины уже не имеет никакого смысла.

Общее впечатление от брошюры лидера КПРФ. Философская методологическая база – исторический идеализм. Метод анализа – идеологические штампы, вытащенные из другой эпохи. Эклектика, путаница, мешанина. Но в брошюре есть своя интонация. Интонация растерянности и беспомощности. Растерянность, плохо скрываемая за бравадой цитат из классиков коммунизма, сказанных ими в другое время и по-другому поводу.

 Вот такую брошюру написал Г. Зюганов. Лучше бы уж не писал совсем!

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Зюганов Г. А. “Глобализация и международные отношения”. М., ИТРК, 2001.

2. Белов В. И. “Давайте разберемся”. Интернет, сайт: www.antigref.ru

3. Белов В. И. “Заблудились в эпохе”. Интернет, сайт: www.antigref.ru

Федоров. В. Л. “Кризис неплатежей”. ЭКО, №11, 2001.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014