К "правильному" мировоззрению через...
Начало Вверх

К "правильному" мировоззрению через сакрализацию власти?

Наша демократия умирает молодой.

Власть решила "слегка" подкорректировать ее основные принципы (без которых демократия - и не демократия вовсе) "в соответствии с историческими особенностями России". В том числе по существу отменить светский характер государства, установленный статьей 14 конституции РФ.

Формально, конечно же, светский характер государства пока никто не отменял. Но в том-то и дело, что отмена проходит очень хитро, исподволь. Отдавая предпочтение пусть самой распространенной, но все-таки только одной конфессии, власть выстраивает такую модель государственно-церковных отношений, которая подразумевает "партнерство особого рода" с церковной бюрократией Русской православной церкви (РПЦ) в "делах, представляющих взаимный интерес". В российских условиях такое "партнерство" и такие "дела" приводят к отходу от конституционных принципов, форсированному наступлению на права человека и угрожают целостности страны.

При этом состоящие на службе у власти религиоведы кивают на международный опыт - "европейскую модель", характерную для Германии и ряда скандинавских стран. Но если в этих странах усиливается тенденция к уменьшению вмешательства государства в религиозную сферу, то в России все происходит с точностью до наоборот. Опять возвращается не преодоленное до конца прошлое, наступает время безвременья. Жаль несбывшихся надежд.

Когда в начале 90-х рухнул тоталитарный режим, народ несколько лет пребывал в смятении и растерянности. Наверное, так чувствует себя животное, выращенное в клетке, а затем отпущенное на волю. Разница была только в том, что кроме "пайки" (в виде стандартных "преимуществ" социалистического строя) людей потчевали еще и государственной идеологией, создавая таким образом суррогат смысла жизни.

Однако первые массовые экскурсии за упавший "железный занавес" подтвердили слухи о мнимости загнивания Запада. Растерянность сменилась надеждой. Моментально востребованные астрологи заменили, как оказалось лишь временно, отсутствующую машину государственной мифологизации и благополучно предсказали возрождение экономики и переход к всеобщему благосостоянию в течение ближайших лет.

Как ни странно это звучит сегодня, но для таких радужных прогнозов были веские основания. Россия взяла курс на построение гражданского общества и правового государства. В 1993 году была принята конституция РФ, закрепившая демократические принципы в качестве основы правовой системы. Важнейшей сферой было признано реальное обеспечение прав и свобод человека. Тогда в воздухе над Кремлем и другими гнездовьями власти парила идея (накануне получения западных кредитов интенсивность парения резко возрастала), что процветание общества, гражданский мир и согласие возможны лишь в том государстве, в котором каждый человек, его права и свободы не только на словах, но и на деле становятся высшей ценностью. (Потом оказалось, что права избранных групп ценнее.)

Особое значение придавалось праву "каждого на свободу мысли, совести и религии", как его определяет ряд международных документов. Это право является системообразующим в системе прав человека. Без его реализации иные права теряют большую часть реального содержания, а из словосочетания "права человека" выпадает "человек".

Поэтому закон РСФСР "О свободе вероисповеданий" 1990 года, ознаменовавший поражение воинствующего атеизма, как государственной идеологии, стал как бы "ласточкой демократии". Он брал реванш за советский период жизни религиозных организаций и снимал неоправданные ограничения на их деятельность. Увы, после принятия в 1997 году закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" закон 1990 года остался лишь памятником демократии.

Новый закон (от 19 сентября 1997 года) фактически закрепил религиозную дискриминацию и узаконил "возможность участия соответствующих религиозных организаций" в деятельности органов государственной власти. (п. 7, ст. 8). Этому же способствуют и принятые (в превышение установленных конституцией полномочий) в более чем тридцати субъектах федерации законы и подзаконные акты, нарушающие принцип равенства религиозных объединений перед законом. Они вводят разделение религиозных объединений на "традиционные", с одной стороны, и "иностранных миссионеров", "миссионерские общества", "зарубежные религиозные организации", "секты" - с другой.

Так, закон Тульской области "О миссионерской (религиозной) деятельности на территории Тульской области", принятый в декабре 1994 года, был одним из первых и в дальнейшем послужил образцом для других регионов. Он существенно ограничивал деятельность инославных религиозных организаций, предписывал взимание сборов за выдачу разрешений на религиозную деятельность, требовал от миссионеров заранее согласовывать программу проповеднической деятельности с местной властью.

Вслед за Тулой аналогичные правовые акты были приняты в Твери, Тюмени, Костроме, Калуге, Татарстане и других регионах. В некоторых регионах подобными законодательными актами прямо определены привилегированные конфессии (например, в Республике Тыва это шаманизм, буддизм и православие).

В большинстве субъектов федерации Русская православная церковь, опираясь на государство, в том числе на его силовые структуры, обороняет "каноническую территорию" от "иноверцев" и играет "особую роль", непосредственно используя закон "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Причем в правах ущемляются не только экзотические "новые религиозные течения" и прочие маргинальные группы. Повсеместно дискриминируются, в частности, католики и протестанты. Например, Римско-католическая церковь многие годы добивается возвращения костелов в Москве, Смоленске, Орле, Пятигорске, Кисловодске и многих других городах. Баптисты, христиане веры евангельской, адвентисты постоянно наталкиваются на сопротивление, ходатайствуя даже не о бесплатной передаче, а о продаже или сдаче в аренду земли и зданий. В то же время Московская Патриархия получает в собственность колоссальные латифундии и прочую недвижимость.

Власти на местах провоцируют пропагандистские "антисектантские" кампании. Возврат к карательной психиатрии, использование медицины для борьбы с инаковерием также стали реальностью. Преподавание православными священниками религиозных и церковно ориентированных дисциплин вводится во многих государственных высших учебных заведениях, в том числе в военных академиях. В некоторых регионах, например в Курской и Смоленской областях, в рамках общеобразовательной программы государственных средних школ они преподают Закон Божий.

Поистине массовой стала клерикализация армии. В значительной степени этому способствовало подписание в 1994 году договора о сотрудничестве между министерством обороны и Русской православной церковью. В официальном порядке, по правилам военной дисциплины проводятся религиозные церемонии в воинских частях (освящение знамен, ракет, подводных лодок и так далее), что противоречит конституции РФ, а также федеральному закону "О статусе военнослужащих".

30 августа 1996 года тогдашний министр внутренних дел Куликов подписал с Алексием II соглашение о сотрудничестве МВД и РПЦ. В нем есть такие слова: "Появилась настоятельная необходимость в защите граждан от духовной агрессии". Это что такое? Такого правонарушения нет ни в конституции, ни в Уголовном кодексе. Значит, речь идет о законной деятельности граждан, от "духовной агрессии" которых общество должна защищать милиция.

"Агрессорами", судя по логике документа, оказываются все "неправославные", поскольку в нем далее говорится: "История свидетельствует, что Россия всегда была страной великой культуры и великой духовности, в которой православие являлось духовной основой уникального Российского многонационального государства. Возвращение российских граждан к исконным духовным ценностям нашло понимание и поддержку в органах внутренних дел."

В 1994-97 годах договоры с РПЦ подписали также Федеральная пограничная служба и Федеральное агентство правительственной связи и информации.

Все это очень опасно - фактический отказ от светского характера государства, клерикализация государственных институтов и органов власти неизбежно ведет к навязыванию обществу "правильного", с точки зрения властной элиты, естественно, мировоззрения. Другими словами, власть, выбрав одну из религий в качестве государственной идеологии, делает все для устранения любой другой идеологии.

В результате в России активно формируется юридический механизм ограничений прав человека, основанный на средневековой традиции сакрализации власти, то есть придания ей статуса опекуна несовершеннолетней толпы. Понятное дело, подобный статус требует и соответствующего общественного строя.

Подавляя свободу совести де-факто, власть хочет обмануть общество и, скорее всего, обманет. Декларируя свободу совести де-юре, она не хочет, чтобы обман стал очевидным. Ей выгоднее, чтобы все выглядело так, будто люди сами себя обманули.

Сакрализация действующей власти церковью, претендующей на статус государственной, в сочетании с современными избирательными технологиями превращает демократический механизм выборов в фарс. На деле получается нечто среднее между монархией и финансовой олигархией. Чего стоит только досрочный уход Ельцина с целью создания максимально благоприятных условий для "избрания" наследника и неразлучность их обоих с патриархом РПЦ.

Недавние выборы продемонстрировали избирателю широкий арсенал предвыборных технологий, в том числе и так называемых "грязных". Но одно дело, когда властные группы, стремясь остаться у власти, направляют накануне выборов финансовые потоки на свою избирательную кампанию (что вовсе не прибавляет им легитимности). И совсем другое дело, когда речь идет о колоссальных вливаниях из бюджета, а также из государственного фонда недвижимости в пользу определенной конфессии на протяжении всего периода правления. В качестве благодарности, безусловно, подразумевается политическая поддержка.

Именно поддержка РПЦ сыграла далеко не последнюю роль в триумфальном шествии "Медведя" по России. То же самое можно сказать и о поддержке ею же "наследного" кандидата в президенты, ставшей для Путина весьма эффективной подстраховкой. Без сомнения нынешний глава государства ее отработает на богоугодном поприще - льготами, квотами, недвижимостью. В конце концов с помощью "православных по духу" силовых структур разгонит "сектантов"-конкурентов.

Совершенно очевидно, что пределы и характер государственного регулирования в религиозной области отражают истинный курс государства. Любые "специальные" меры, применяемые государством в дополнение к действующей уголовно-правовой системе защиты общества от злоупотреблений в сфере свободы совести, камня на камне не оставляют от свободы совести как таковой. И вполне понятно, что правовое государство и гражданское общество просто несовместимы с клерикализацией государственных институтов, законодательным закреплением жесткого контроля и неравенства других конфессий по отношению к "главной" и "традиционной" религии.

Последствия всего этого могут быть просто катастрофическими. Современная российская история уже показала, что отход от светского характера государства, клерикализация государственных институтов, попрание свободы совести вызывают рост национально-религиозной напряженности.

В "неправославных" регионах России (особенно "мусульманских"), мягко говоря, неоднозначно относятся к демонстрации представителями федеральной власти своих конфессиональных предпочтений. Особенно в последнее время, когда демонстрация эта превышает все разумные пределы. Региональные лидеры в долгу не остаются. Естественно, местный народ (а его воля свята) поддержит "своих правоверных" вождей, а не "чужих православных" федералов. Это уже потом выяснится, что "свои" оказались "бандитами", использовавшими для прихода к власти весьма агрессивную идеологию под видом исконной религии.

Дальнейший сценарий известен: апелляция к имперским силовым доводам в пользу сохранения "территориальной целостности", затем изоляция от цивилизованного мира и, наконец, вечная Чечня. Еще пара подобных "антитеррористических операций" и о целостности России придется забыть навсегда. Зато можно будет "временно" ввести военное положение, окончательно отменить права человека и выборы.

Вот и получается - власть одной рукой (с православным крестом) провоцирует очаги сепаратизма, а другой (с бомбой) его гасит. В результате Россия изначально лишается шанса на устойчивое развитие. Невозможно возродить экономику в разваливающемся государстве, не устранив факторы развала, одним из которых, несомненно, является национально-религиозный фактор. Глубинной же причиной национально-религиозной напряженности является как раз традиционная для России сакрализация власти, которую сейчас и пытаются вернуть.

Сергей БУРЬЯНОВ,

эксперт Региональной общественной организации содействия утверждению в обществе свободы совести

Copyright(C) 1999 "Iностранец"

Яндекс.Метрика

© (составление) libelli.ru 2003-2018