Безупречный! Вэбсайт дома цена

СРЕДА 27 ФЕВРАЛЯ 2002 ГОДА
Начало Вверх

НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА СРЕДА 27 ФЕВРАЛЯ 2002 ГОДА

Предпочтения власти

«традиционные религиозные организации» и правовое поле

Освящение власти традиционно для России

Сергей Бурьянов, Сергей Мозговой

В современной России антиконституцион­ные процессы в сфере свободы совести при­няли характер государственной политики и окончательно вы­шли из-под контроля общества. Очередной (после принятия в 1997 г. Закона «О свободе совес­ти и о религиозных объедине­ниях») противоречащий Кон­ституции РФ этап, ставящий целью юридическое закрепле­ние государственных вероиспо­ведных предпочтений, вышел на финишную прямую.

В качестве выстрела из стар­тового пистолета послужила научно-практическая конфе­ренция «Государство и тради­ционные религиозные объеди­нения. Концептуальные основы взаимоотношений на примере Центрального федерального округа», состоявшаяся 25 янва­ря 2002 года. Об уровне меро­приятия говорит тот факт, что его вел сам полномочный пред­ставитель президента РФ и Цен­тральном федеральном округе Полтавченко. А среди доклад­чиков фигурировали председа­тель комитета но делам общественных объединений и религи­озных организаций Государственной Думы РФ Зоркальцев, заместитель начальника Глав­ного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве Жбанков и председатель отдела внеш­них церковных связей Москов­ского Патриархата митрополит Кирилл (Гундяев).

В проекте рекомендаций конференции прямо говорится, что совершенствование россий­ского законодательства о рели­гии должно развиваться в на­правлении выработки законо­дательной базы для широкого партнерства между государст­вом и религиозными объедине­ниями.

В частности, Зоркальцев от­метил, что 14 лет разгула свобо­ды совести не принесли облег­чения положения РПЦ и иным «традиционным религиозным организациям»... страну бук­вально заполонили псевдорели­гиозные организации, в резуль­тате чего общество оказалось беззащитным перед наплывом мутных и чуждых ему идей. Его заместитель Александр Чуев по­сетовал, что если ввести ограни­чения для «нетрадиционных», то обвинят в ограничении сво­боды совести, и тут же предло­жил ограничить их по-другому - законодательно расширить права «традиционных».

И вот 5 февраля 2002 г. в Го­сударственной Думе РФ Чуе­вым был презентован проект федерального закона «О тради­ционных религиозных органи­зациях в Российской Федера­ции», в основе которого та са­мая идея о необходимости вве­дения критериев «традицион­ности» и соответственно тер­мина «традиционные религиоз­ные организации» в правовое поле РФ. С правовой точки зре­ния данный законопроект не выдерживает никакой критики, поскольку в его основу положе­ны разделительные принципы, не имеющие четких правовых критериев. В соответствии с на­стоящим законопроектом пред­полагается закрепить де-юре целый пакет государственных вероисповедных предпочтений, многие из которых полным хо­дом внедряются де-факто: прак­тически полностью освободить от налогов не только «традици­онные религиозные организа­ции» и их структурные подраз­деления, по также принадлежа­щие им предприятия; в области образования, благотворитель­ности и социального обслужи­вания также предполагаются значительные льготы, если не прямое финансирование «тра­диционных религиозных орга­низаций» и их структурных подразделений.

Отсутствие конструктивной дискуссии по вопросу перспек­тив введения «традиционнос­ти» оставляют мало места для здорового оптимизма. Более то­го, лавина заявлений Москов­ского Патриархата на тему «ка­толической экспансии» вообще и обращение за защитой «кано­нической территории» к народ­ным избранникам в частности может стать катализатором за­конотворческого процесса.

Трудно предугадать, будет ли Го­сударственной Думой принят именно этот законопроект или это будут поправки к уже дейст­вующему законодательству, но очевидно, что заинтересован­ные круги не откажутся от идеи введения «традиционности» в правовое поле России.

Еще летом в Государствен­ной Думе прошли парламент­ские слушания «Проблема зако­нодательного обеспечения госу­дарственно-церковных отно­шений в свете социальной кон­цепции Русской Православной Церкви», в основу которых лег­ла идея о необходимости изме­нения законодательства о сво­боде совести и о религиозных объединениях в сторону за­крепления государственных ве­роисповедных предпочтений в лице «традиционных» конфессии. В частности, в проекте ре­комендаций в адрес Государст­венной Думы говорится о необ­ходимости «обобщить и про­анализировать правопримени­тельную практику Федерально­го закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и сформулировать предложе­ния по его совершенствованию с учетом концептуальных поло­жений «Основ социальной кон­цепции Русской Православной Церкви» и мнений представите­лей российских традиционных конфессий, выраженных в их программных документах о взаимоотношениях государства и религиозных объединений». И в рекомендациях в адрес прави­тельства и субъектов Россий­ской Федерации предлагается принять меры «по поддержке усилий российских традицион­ных конфессий в деле подготов­ки отечественных богословских кадров для работы в сфере религиозного просвещения и об­разования».

Обоснованию необходимос­ти введения термина «традици­онные религиозные организа­ции» в правовое поле и его не­противоречия конституцион­ной норме о равенстве религи­озных объединений перед зако­ном был посвящен ряд выступлений на VI Всемирном Русском Народном Соборе, последних Рождественских чтениях, а так­же публикации в СМИ.

Вышеупомянутое обоснова­ние связано в основном с рас­смотрением соотношения кате­горий «юридического равенст­ва» и «фактического равенст­ва», а также с апелляцией к меж­дународному опыту в данной сфере.

Действительно, в этом смыс­ле некоторые конфессии, назы­ваемые «традиционными», ис­торически находятся в преиму­щественном положении. Только не вполне понятно, зачем подменять принципы права «законом джунглей» и «дедовщи­ной»? Получается, кто старший и сильнейший, у того больше прав? Остальным не повезло, и закон должен встать на сторону «естественного отбора» по при­знаку «традиционности»?

Очевидно, что декларация юридического равенства далеко не всегда является гарантией равенства фактического. Но от­каз даже от юридического ра­венства откроет путь к прямо­му административному произ­волу, и без того ставшему каж­додневным явлением, но уже на «узаконенных» основаниях.

Что касается международно­го опыта в данной сфере, то не всякий опыт является прогрес­сивным, в полной мере соот­ветствующим нормам между­народного права и реалиям со­временности, а значит, достойным подражания. В целом, обобщая международную практику регулирования дея­тельности религиозных объе­динений в демократических го­сударствах, можно сделать вы­вод, что она направлена на строгое ограничение возмож­ности государственного вме­шательства во внутреннюю жизнь религиозных объедине­ний, или, по крайней мере, имеет такую тенденцию. Показатель­но, что Швеция приняла реше­ние отделить церковь от госу­дарства после многих веков слияния. На фоне отечествен­ных реалий в это трудно поверить, но инициатором отделе­ния явилась церковь!

Очевидно, что выделение традиционных религиозных организаций нарушит не толь­ко конституционную норму об отделении религиозных объе­динении от государства и их ра-вепстве перед законом (ч. 2 ст. 14 Конституции РФ), но и еще как минимум ряд взаимозави­симых конституционных норм, которые каждому гарантируют свободу совести (ст. 28), равен­ство прав и свобод человека и гражданина независимо от от­ношения к религии, убеждений (ч. 2 ст. 19).

Религиозные объединения являются объектом политичес­ких интересов и «специально­го» контроля со стороны власти как в России, так и во многих государствах мира, вследствие чего формируется «специальное» законодательство, в ре­зультате правоприменения ко­торого не только нарушаются права верующих и религиозных меньшинств, но и размывается целый ряд демократических конституционных принципов, составляющих основу консти­туционного строя.

Сакрализация (освящение) власти - это так традиционно для России. Но значит ли это, что Россия должна отказаться от курса на строительство де­мократического правового го­сударства и формирования гражданского общества, отказаться от своих международных обязательств в области прав че­ловека в угоду радетелям «тра­диционности», а фактически са­крализации власти?

Сегодня власть в своем стремлении к неограниченно­му господству не без успеха пытается навязать обществу комплекс подмен, главной из которых является подмена принципа верховенства права некой традиционностью, взра­щенной на идеализируемых представлениях о прошлом. Анализ реальной ситуации по­казывает, что «официальная» наука и законотворческий про­цесс при заинтересованном и/или молчаливом согласии «традиционных» конфессий находится под контролем влас­ти, подводя некую научную ба­зу под ее антиконституцион­ную политику в сфере свободы совести.

Совершенно очевидно, что введение понятия «традицион­ные религиозные организации» в правовое поле России в конеч­ном итоге будет способствовать доминированию «самой тради­ционной» конфессии и новому витку ущемления прав осталь­ных граждан и объединений, а значит, усилению этноконфессиональной напряженности, углублению расслоения людей по отношению к мировоззренчес­ким ценностям и в конечном итоге дестабилизации всего об­щества.

Сергей Анатольевич Бурьянов - юрист;

Сергей Александрович Мозговой — кандидат исторических наук.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014