КОНФЕРЕНЦИЯ В НИЖНЕВАРТОВСКЕ
Начало Вверх

МАТЕРИАЛЫ

Всероссийской научно-практической конференции

«Маркс и Россия: рубежи столетий.

 Третьи  Марксовские  чтения»

(г. Нижневартовск, 18-19 мая 2001 г.)

 

КОНФЕРЕНЦИЯ В НИЖНЕВАРТОВСКЕ

(Информационный отчет)

 

18-19 мая 2001 года в г. Нижневартовске состоялась Всероссийская научно-практическая конференция «К. Маркс и Россия: рубежи столетий. Третьи Марксовские чтения», посвященная проблемам осмысления роли учения К. Маркса в судьбе России конца XIX-XX - начала XXI веков.

Тема для научной дискуссии была задана рядом классических высказываний о марксизме.

 

ТЕЗИСЫ К КОНФЕРЕНЦИИ

 

«Мы все - эпигоны великих учителей. Странно, однако, что среди них не упоминается Маркс, в то время, как все мы постмарксисты.»

Д. Белл

 

«Подобно историческим высшим  религиям, марксизм содержит в себе некоторое вселенское обетование»

А. Тойнби.

 

«Марксизм как единственно правильную революционную теорию Россия поистине выстрадала полувековой историей неслыханных мук и жертв, невиданного революционного героизма, невероятной энергии и беззаветности исканий, обучения, испытания на практике, разочарований, проверки,  сопоставления опыта Европы».

В.И. Ленин

 

«Самый  марксизм в своем широком общественном выражении, в русской социал-демократии, оказался лишь особой перелицовкой народничества».

П.Б. Струве.

 

“Марксизм претендует быть цельным миросозерцанием, отвечающим на все основные вопросы жизни, дающим смысл жизни. Он есть и политика, и мораль, и наука, и философия. Он есть религия, идущая на смену христианству…”

Н.А. Бердяев.

 

«Пролетарский коммунизм Маркса есть секуляризированный древнееврейский  хилиазм». Избранный народ заменяется избранным классом. Русский народ как бы отождествляется с пролетариатом. <…> Коммунизм гонит все религии потому, что он сам есть религия. Сознавая себя единственной истинной религией, он не может терпеть наряду с собой ложных религий. <…> Интегральное христианство может принять всю правду коммунизма и отвергнуть всю его ложь. Христианству предстоит еще создать новый тип святости в самой гуще мира. Будущее все равно принадлежит рабочим массам, трудящимся, это неотвратимо и в этом есть правда”.

Н.А. Бердяев.

 

“Громадные последствия русской революции подтверждают лишь, что она имела глубокие религиозные корни”.

Н.М. Зернов.

 

«По моему убеждению, Маркс, в сущности, исповедовал веру в открытое общество. – Позиция Маркса по отношению к христианству тесно связана с его нравственным кредо, а также с тем фактом, что лицемерная защита капиталистической эксплуатации являлась в тот период характерной чертой официального христианства. <…> Если такого рода «христианство» исчезло сегодня с лица лучшей части нашей планеты, то это случилось не в последнюю очередь благодаря нравственной реформации, которая произошла под воздействием Маркса. <…> Влияние Маркса на христианство можно, по-видимому, сравнить с влиянием Лютера на Римскую церковь. Обе эти фигуры воплощали вызов, обе в конечном счете привели к контрреформации в стане своих противников, к пересмотру и переоценке их этических норм. <…> Ранний марксизм с его этическим ригоризмом, с подчеркнутым вниманием не только к слову, но и к делу был, вероятно, наиважнейшей «реформаторской идеей» нашей эпохи, что и объясняет его огромное влияние».

К. Поппер

 

 

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Председателя оргкомитета конференции В.Д. Жукоцкого

 

Дорогие друзья! Прошло два года с тех пор как в 1999 году мы проводили Вторые Марксовские чтения в Нижневартовске. За это время мы перевалили через столетие и шумный и темпераментный XX век оказался за чертой. Мы вступили в новое тысячелетие. Это дало повод ЮНЕСКО провести ИНТЕРНЕТ-опрос на предмет выявления «человека тысячелетия», человека, оказавшего наибольшее влияние на судьбы человечества в период от 1000-го до 2000-го года нашей эры. Таким человеком был назван Карл Маркс!

Случайно ли это, когда уже 10 лет не существует ни Советского Союза, ни мировой системы социализма, а либеральная идея обрела небывало радикальные черты воинствующего вершителя судеб человечества? Думаю, не случайно. Это значит, что не только политика и политическая коньюктура решают исход подобного рода опросов. Речь идет о культурном влиянии личности на общий строй мысли и действия миллионов людей во всем мире. Маркс любил повторять: материальную силу можно преодолеть материальной же силой; но и мысль может стать материальной силой, если она овладеет массами. Какую мысль имел в виду Маркс? Это мысль о человеке, который способен встать выше капитала и всей суммы стоящей за ним материи опредмеченных форм, который превыше всего ставит свободу личности, творчества и труда, но не для избранной только публики собственников, а для всех, в соответствии с их природными способностями и потенциалом.

Маркс убежден: господство капитала, как новоявленного божества, над человеком и его «живым трудом» – противно природе человека, а значит должно быть преодолено. Миллионы людей, для которых свобода не есть свобода порабощения других, восприняли эту идею как свою. Раскол произошел по другой линии: как быть с капиталом? Должен ли он быть уничтожен или… подчинен воле «объединившихся индивидов», сохраняя собственную автономию диалектической противоположности труду? Казалось бы, все говорит в пользу второго, но беда в том, что эту позицию с легкостью принимают те, кто не намерен делиться со всем сообществом «объединившихся индивидов», кто свою власть собственника объявляет всеобщей формой подчинения капитала человеческой воле.  На самом деле здесь действует нечеловеческая воля и, во всяком случае, не всегда человеческая воля, ориентированная на благо и свободу для всех. А именно это дает шанс радикалам от революции реализовать установку на уничтожение… Такой шанс был дан в 1917 году и, как ни странно, он вновь культивируется новейшей политикой правящих кругов России.

Такой шанс становится тем более вероятным, когда отсутствует водораздел между здоровыми и гипертрофированными сторонниками сохранения равновесия между трудом и капиталом. При этом здоровые силы – это все те, кто ставит труд, в этом отношении равновесия, чуть выше (!) капитала. Предпочтение же первенства, даже в минимальной форме, капитала над трудом в этом отношении равновесия и игры равных, приводит к тотальному господству капитала, против которого и совершаются радикальные революции.

Маркс был радикалом, когда сталкивался с радикальным господством капитала над свободой и совестью человека труда (и «человека капитала» – не меньше). Но он не был радикалом, когда видел осознанное движение к равенству отношений между трудом и капиталом – в пользу труда! Все это доказывает, что Маркс и марксизм не только были актуальны для России в советское и досоветское время, но они вновь заявляют о себе уже в постсоветском пространстве лихорадочного накручивания мускул дикого капитализма и тотального унижения труда, свободы и совести человека труда.

А если это так, то у нас есть серьезный предмет для дискуссий. Он касается и исторического прошлого – дореволюционной эпохи восприятия и усвоения марксистских идей в России (и даже независимого от Маркса их продуцирования в дискурсе народнической мысли). Неменьший интерес представляет проблема переосмысления опыта советской эпохи и усвоения ее смыслов с позиций нынешнего дня. Наконец, в высшей степени актуально заглянуть в будущее, в перспективы марксизма и социализма в XXI веке.

  Рубежи столетий всегда были в истории России знаковыми, роковыми, достигающими точки кипения в вареве исторических возможностей и перспектив. Не составил исключения и рубеж XX - XXI веков. Удивительно то, как много параллелей у него с рубежом XIX – XX веков. Это настоящая перекличка эпох. Здесь есть где разгуляться и исторической, и философской, и культурологической мысли, включая их социально-экономический и правоведческий аспекты.

Я рад приветствовать всех участников нашей конференции. Их очное и заочное присутствие охватывает многие регионы России: Москва, Комсомольск-на-Амуре, Екатеринбург, Ижевск, Курган, Тюмень, Нижневартовск и другие. Все это обещает плодотворную работу – возможность «мозговой атаки» на целый круг обозначенных проблем.

Приятно сознавать, что мы не одиноки в своих усилиях и находим единомышленников повсюду. Очень важная традиция установилась в Институте философии РАН по проведению смотров современной марксистской мысли (семинары, конференции, диспуты) с неизменным участием энтузиаста этого дела Д.В. Джохадзе. Из числа важнейших публикаций последнего времени назову Сборник материалов научной конференции к 180-летию со дня рождения К. Маркса «Карл Маркс и современная философия» (М., 1999), проходившей в Институте философии РАН в мае 1998 года. Традиционно сильны марксистские традиции в Уральской философской школе. Достаточно взглянуть на многочисленные исследования в этой области К.Н. Любутина, И.Я. Лойфмана, А.В. Перцева и др. Большую организационную работу в духе неомарксизма проводит журнал «Альтернативы» под руководством проф. МГУ А.В. Бузгалина. Заметным явлением консолидации диалектико-материалистической мысли в постсоветскую эпоху стал журнал «Философия и общество», возглавляемый И.А. Гобозовым. Неизменно левой ориентации придерживается журнал «Свободная мысль – XXI» во главе с Н. Б. Биккениным.

Современная марксистская мысль, безусловно, обладает необходимой «критической массой» в обществе, чтобы состояться вновь как ведущее (или заметное?) явление нашего национального самосознания. Дело русской революции начала XX века не может потонуть в туне радикально-либерального и средневеково-консервативного мракобесия. Великие эпохи слишком самодостаточны, чтобы кому-то хоть на миг удалось затмить их историческое величие.

Действительно. Почему французы и сегодня чествуют свою великую революцию – день взятия Бастилии, и с гордостью поют Марсельезу, как свой государственный гимн? Почему мы, россияне, должны стыдиться своей не менее великой и уж никак не более трагической революции, проложившей дорогу российской государственности от средневековой патриархальности в современность, наконец, осветившей общемировую тенденцию социализации? Даже новейшая либеральная революция бессмысленна без контекста той социальной и секулярной революции начала XX века. Вольное или невольное осознание этого происходит в нашем, увы, расколотом обществе и это дает шанс на грядущее обретение не декларируемого, а действительного Единства.

Надеюсь, что и наша конференция будет этому способствовать.

 

На пленарном заседании были заслушаны следующие доклады:

Любутин К.Н. (д.ф.н., проф., УрГУ) Об отношении ленинизма к марксизму и философии.

Гобозов И.А. (д.ф.н., проф. МГУ) Марксизм. Современность. Россия.

Джохадзе Д.В. (д.ф.н., проф., Институт философии РАН.) Задачи марксистской теории в современной России.

Жукоцкий В.Д. (д.ф.н., проф., НЭПИ ТюмГУ) От духовного ренессанса к духовной реформации.

Лойфман И.Я. (д.ф.н., проф., УрГУ)  Марксистский взгляд на современное общество.

Бурханов Р.А. (д.ф.н., профессор, НГПИ) «Наука логики» Г.В.Ф. Гегеля и «план шести книг» К. Маркса: тождество и различие логики и методологии.

Полищук В.И. (д.ф.н., профессор, НГПИ) Страждущий демон философа.

Степанова И.Н. (к.ф.н., доцент, КГУ.) Марксово учение о человеке и его воспитании в парадигме детерминизма и свободы.

Додонова Л.А. (к.п.н., акад. МАО, НЭПИ ТюмГУ) Советология как учебная дисциплина.

На секциях сделано более 40 выступлений.

 

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Всероссийской научно-практической конференции

«Маркс и Россия: рубежи столетий.

 Третьи  Марксовские  чтения»

(г. Нижневартовск, 18-19 мая 2001 г.)

Совокупность заслушанных докладов и присланных на конференцию тезисов позволяет сделать следующее заключение.

В современной России существует три типа отношений к марксизму: 1) сугубо академический, объективистский, конкретно-научный интерес; он сочетает методы анатомирования и методы развития своего предмета; в зависимости от гиперболизации одного из них возникает два других, выходящих за рамки науки, типа отношений к марксизму; это 2) подчеркнуто негативное, обвиняющее марксизм во всех смертных грехах, как прошлого, так настоящего и будущего, оценивающее марксизм с позиций либо воинствующего религиозного фундаментализма, либо радикального либерализма, либо еще более радикального революционизма; 3) позитивное, порой подчеркнуто апологетическое (некритическое), отношение к марксизму, построенное не только не признании его безусловных гуманистических ценностей, но и на отказе от всякого диалога с теми, кто это признание не разделяет.

Очевидно, что третье и особенно второе отношение выходят за рамки собственно научного рассмотрения и носят идеологизированный характер, впрочем, по-своему неизбежный. Учитывая, что невозможно научное познание предмета, к которому испытываешь заведомую неприязнь, конференция заключает, что приемлемым является умелое, не вредящее делу постижения истины, сочетание первого и третьего типов отношения к марксизму. Это, однако, не исключает возможность и необходимость критики известных исторических форм марксизма, как теоретических, так и практических.

На этом основании конференция констатирует следующие оценочные суждения.

1.      Марксизм возник и развивается как авангардная форма социального гуманизма, требующего безусловного уважения социальных, экономических и культурных прав личности, вне зависимости о социального происхождения и уровня достатка человека (не говоря уже о национальных или религиозных различиях).

2.      Марксизм несет в себе алгоритм напряженного ожидания глобального обновления социального мира в направлении действительной, а не формальной эмансипации человека и соблюдения его неотъемлемых прав на творчество и совершенствование.

3.      Марксизм понимает требование «снятия» частной собственности не в качестве ее простой отмены, а в качестве ее освоения как сущности, что означает постепенное, но имеющее революционный характер, преодоление тотальных форм социального, экономического и культурного отчуждения человека от продуктов своего труда и своей родовой сущности.

4.      Марксизм настаивает на просвещенческой максиме: не религия порождает человека, но человек создает религии для своего выживания в заведомо нечеловеческих или даже бесчеловечных условиях существования. Следовательно, критику религии следует заменить критикой самих этих условий существования, порождающих обособленные и враждебные друг другу религиозные формы. Истинное бытие религии как универсалии совпадает с бытием целостности духовной культуры, объединяющей все ее виды и формы – науку, философию, мораль и искусство. Святость и трепет рождаются на «кончике пера» творческой деятельности человека вне зависимости от ее вида, но в прямой зависимости от ее общего вектора в качестве «революционной практики», – реализации установки на обновление мира и активную жизненную позицию.

5.      Марксизм образует и культивирует веру в человека, в реальный потенциал его личностного и общественного развития и совершенствования на основе исторической смены форм общественной жизни.

6.      Марксизм выражает убеждение в том, что все негативное в человеке и обществе принадлежит не их природе, но природным и историческим обстоятельствам обретения человеком адекватных своей сущности условий существования. Нельзя считать нормой факт социального и классового расслоения людей на тех, кто властвует и подчиняется, кто выступает простым средством и орудием для обеспечения «человеческих» условий существования первых. Историческое развитие производительных сил общества и индивида создает все необходимые предпосылки к переходу общественной организации в принципиально иное качество развития, в котором гуманистический принцип получает социальное обоснование и гарантии. Этот переход может быть реформистским (постепенным) по форме, но безусловно революционным по содержанию.

7.      Марксизм выстраивает диалектико-материалистическую мировоззренческую систему, исключающую отрыв идеального (духовного), как самостоятельной, витающей в облаках, сущности, от материального, предметного, как производных от нее. Принцип марксистского миросозерцания – это принцип восхождения от простого к сложному, от низшего к высшему, от материального к духовному. Он противоположен принципу нисхождения от высшего, сложного, духовного, творящего к низшему, простому, материальному, тварному. В фундаментальной идее Творения он перехватывает инициативу у традиционной религиозности и передает ее человеку, его творческому потенциалу, который реализуется в режиме свободной религиозности.

8.      Марксизм в Советской России выступал лишь орудием для решения насущных и весьма специфических проблем развития российской цивилизации. Для этого сам марксизм должен был обрести специфическую форму, в которой из всего многообразия версий русского марксизма возобладала его специально-ортодоксальная форма – «марксизм-ленинизм». Наряду с творческими элементами он нес в себе элементы догматизации и вульгаризации учения К. Маркса. Печать сталинизма, однако, продиктована в нем не только мотивами волюнтаризма и произвола, но и внутренней логикой культурно-исторического развития России в XX веке, логикой отрыва от пуповины общинного самосознания.

9.      Русский марксизм обрел решающую популярность задолго до революции 1917 года. Кульминирующие фазы его популярности совпадали с фазами роста революционных настроений и потому вызывали по-настоящему взрывной эффект, не характерный для западного марксизма.

10. Марксистское мировоззрение представляет собой универсальный продукт генезиса европейской культуры в контексте внутреннего единства и неотвратимости процессов ее секуляризации. Той же логике подчиняется феномен русского марксизма, вобравший в себя все своеобразие и противоречивость секуляризационного процесса русской культуры конца XIX – начала ХХ веков.

11.  Существует момент тождества ценностных ориентаций К. Маркса и русской интеллигенции: их общая неустроенность в настоящем и радикальная устремленность в будущее; марксистский дух мог найти полноту своей реализации лишь на русской почве, то есть в форме соединения возрожденческой романтики и «просвещенческого» рационализма в уникальности культурно-исторической ситуации России и условий русской капитализации.

12. Русский марксизм как целое, несет в себе мощные народнические корни, решающую детерминированность русской культурной традицией. Народническая идеологема реализуется как универсальный способ адаптации марксистской теории к исторической практике России, – иногда даже вопреки сознательным устремлениям самих русских марксистов, как это, в частности, проявилось в ленинизме. Историко-философский анализ показывает: с самого начала существовал религиозный характер восприятия марксистских идей в России. Все попытки разведения «социального идеала» и «науки» в учении К. Маркса обретали исключительный академизм и имели недостаточную социальную адаптированность. «Верующие» марксисты сочетали в себе предельные проявления сциентизма, технократизма и «просветительства» с романтикой социальной идеализации. Все это накладывалось на систему социально-культурных, религиозных в своей основе, массовых ожиданий и порождало неизбежный характер идейной трансформации русского марксизма.

13. Большевизм несет в себе черты широкого социально-религиозного движения (сектантство, фанатизм и бескомпромиссность, ставка на безусловную победу над врагом, исключительно свой «символ веры»), построенного на религиозной психологии нестяжательства и аскетического служения высшему общественному идеалу, как достигнутой или достижимой соборной  коллективности. Его отношение к марксизму Маркса определяется главным образом внешним авторитетом науки и добытого знания – с характерным  превращением последнего в предмет культового поклонения: отсюда – неизбежные гонения на научные новации, если они хоть отчасти способны поставить под сомнение обретший святость общественный идеал «человека вне собственности», вне корысти и стяжательства. Для большевизма общественный идеал – предмет религиозного присутствия.

14. Философия К. Маркса раскрывает свои смысловые параметры лишь в секулярном контексте иудео-христианской и собственно протестантской традиции. Это базовые ценности и идеи – активизма, мессианизма, эсхатологизма, избранничества (для пролетариата), антропологизма. Это предельная функционализация святости в актах творческой активности людей – в живой революционной практике, сознательном обновлении мира, в научном и художественном творчестве. Идеал марксизма – растворение морали, философии, религии, как обособленных видов культуры, в богатой и полноценной человеческой жизнедеятельности. Развитое общество культивирует эти базовые виды духовной деятельности не в стороне от социума и «делового» человека, а в самой его жизнедеятельности.

15. Встреча К. Маркса с Россией – не случайна. Как не случайно само появление марксистского миросозерцания в мировой культуре. Особенность русской ситуации в том, что именно здесь возобладал религиозный подход к марксизму, а размеры догматизации диктовались в равной степени как политическими факторами, так и традициями русской религиозной культуры. Состоявшийся феномен религии советизма, утратив свое господствующее положение в обществе, не перестал быть одной из крупных составляющих современной российской культуры.

16. Многообразие и единство форм русского марксизма демонстрирует его неисчерпанный идейный потенциал. Это в равной степени относится к «легальному», «эмпириомонистическому», «богостроительскому», «импровизирующему» марксизму, а также к центрирующей роли ортодоксального марксизма. Именно религиозное измерение оживляет понимание логики их взаимодействия и продуктивного развития.

Общий вывод конференции гласит: марксизм сохраняет свою актуальность в постсоветской России. Лишенный ореола официозности былого марксизма-ленинизма он только прибавил в содержательном отношении. Многие ранее скрытые черты марксистского мировоззрения обрели актуальность вновь на рубеже XX  и XXI столетий. Взору современников открывается обратная сторона марксизма – более толерантного, более философичного и более умудренного опытом столетия, опытом доктринального господства и ожесточенной идеологической борьбы. Это не значит, что эпоха социальных единоборств канула в лету, но она обретает иные формы и совершает новый заход, на новом витке исторической спирали.

Современное человечество отдает дань признания «человеку тысячелетия». Но с еще большей надеждой оно взирает на неисчерпанные глубины марксистского мировоззрения, несущего в себе несгибаемый символ веры обновляющегося и совершенствующегося человека и человечества.

 

 

По итогам конференции опубликован сборник материалов, содержащий тезисы основных докладов и выступлений.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014