А. Р. Лурия. Потерянный и возвращенный мир

Начало Вверх

Прошлое

Вначале все было просто.

Прошлое было таким обычным, как у всех других; жизнь была нелегкой, но простой; будущее казалось таким заман­чивым...

И сейчас он любил вспоминать это, и страницы его дневника все снова возвращали его к этой — теперь потерян­ной — жизни.

«В 1941 году перед самой войной я окончил тре­тий курс механического института и уж, кажется, на­чал собираться на практику на специальный завод. В моем воображении рисовался завод, моя практиче­ская работа!.. А там лучшие проекты! Отличное окон­чание института... аспирантура и... самостоятельная работа для лучшего будущего!

С раннего детства я почему-то тянулся к наукам, к знаниям и с жадностью всасывал в свою память все, с чем только успел соприкоснуться: в школе ли, в кружках ли, в текущей ли народной жизни. Мне почему-то хотелось быть многосторонне разви­тым советским человеком, способным оказать своему народу многостороннюю помощь в области науки и техники.

Я очень рано лишился отца, когда мне не было еще и двух лет от роду. Мой отец внезапно умер на угольных шахтах, где он работал горным инженером. Моей матери пришлось тяжело после смерти отца с четырьмя маленькими детьми. А ведь моя мать была неграмотной, она даже не сумела получить пенсии за детей. Зато она была трудолюбивая, не испугалась пришедшей новой и суровой жизни и как-то ухитря­лась и одеть, и обуть, и накормить, и обогреть всех детей, а когда пришло время отдавать детей в школу, она сделала и это. Начал в школе учиться и я. Отлич­но окончил начальную школу, а затем через шесть лет закончил отличником и десятилетку!

7

Ну, а институт я и вовсе быстро окончу, без сом­нения,  остаются  какие-нибудь два  годочка, — пустя­ки, теперь мне никто не помешает кончить его! А как только кончу институт, сразу начну помогать своей матери, пусть она отдохнет теперь».

Иногда он возвращался к воспоминаниям детства, кото­рые сначала казались смутными, а потом всплывали с такой ясностью.

«Оказывается, что я помню свое детство и даже помню свой школьный ранний период, когда я учился в первом-втором классе начальной школы. Я помню свою учительницу, которая меня учила в начальной школе, помню ее фамилию — Марья Гавриловна Лапшина, помню своих лучших товарищей — Миро­нов Санька, Саломатин Володька, Разина Таня, Про­топопова Адя, Лучникова Маруся...

Я помню детские игры, мотивы детских песен. Я помню, как во втором классе сочинял стихи про плохих товарищей, я помню, как меня посылали на слет пионеров в Москву, который тогда состоялся. Помню пионерский лагерь, пионерский костер, помню свой родной город Епифань целиком и по частям; помню своих лучших товарищей по начальной школе; помню свою учительницу; помню, что такое земля солнце, луна, звезды, что такое вселенная (как пом­нит и представляет ребенок — школьник!)».

И снова жизнь тихого, забытого городка, где протекало и детство, и юность:  

«Город Епифань был когда-то старинный купече­ский городок. В центре города — большой собор — с расписными фигурками   богородиц с младенцами, на верхушке — золотой крест, а вокруг   собора    расхо­дятся лучами улицы, сначала с двумя-тремя этажа­ми, а потом уже одноэтажные деревянные купеческие дома... По окраинам — еще три или четыре церкви... За километр — речка, несущая воды с севера на юг... К ней приходится спускаться  слева — по наклонной улице или идти там, где церковь Успенья — по крутой отрывистой тропинке... И наша семья... Она живет на небольшой улице — Парковой, на втором этаже... Че­рез три дома идет небольшой парк,    ...все тихо, спо­койно».

8

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2013