А. Р. Лурия. Потерянный и возвращенный мир

Начало Вверх

Восстановительный госпиталь

Он попал в тихое место, полное очарования, оазис в бу­рях войны, госпиталь, куда стекались сотни бойцов с такими же ранениями, как и у него.

Он хорошо помнил это место и с завидной яркостью опи­сывал его:

«Кругом расстилаются замечательные картины: то появится огромное озеро, окаймленное хвойными деревьями, то другое озеро, еще больших размеров, то третье озеро; а вокруг, куда ни кинешь взглядом,

14

простираются огромные массивы хвойного леса... и когда взглянешь вверх, небо кажется темнее и отдает какой-то синевой, а солнце, наоборот, кажется ярким-ярким.

Толчки грузовой машины меня раздражают, да и болит рана, где-то внутри головы... Мне почему-то кажется, что машина давно уже кружит на одном ме­сте... Но вот появляется еще одно озеро, а потом я неожиданно вижу большое трехэтажное здание, по­том еще одно... все они рассыпаны по лесу... Машина останавливается, мы на месте».

Вся это удивительная красота — кругом; а внутри, в нем самом — пустота. Как это по-прежнему страшно!

Повязки на голове уже нет, она не нужна; снаружи ра­на зажила. Но в каком контрасте со всем окружающим оста­ется его мучительное состояние!

«Я по-прежнему мог читать только по слогам; как ребенок; я по-прежнему страдал и страдаю не­вспоминанием слова и его значения; по-прежнему ме­ня держала и держит в руках «умственная афазия»; по-прежнему не возвращается ко мне память, мои знания, мое образование.

В моей голове струятся две мысли. Одна мысль твердит мне, что моя жизнь пропащая, ненужная те­перь никому, что я останусь таким до самой смерти, которая расположена ко мне очень близко. Другая мысль твердит мне, что еще не все пропало, что нуж­но жить, что можно излечиться временем, что помо­жет еще и медицина, что я вылечусь с помощью ме­дицины и времени.

Я сделался ненормальным человеком больше в смысле утраты огромного количества памяти и дли­тельного невспоминания ее остатков во время мыш­ления...

Я стал таким человеком, что не могу говорить с людьми, не могу понимать различные вещи и поня­тия, не могу читать по-настоящему (что меня мучают головные боли и головокружения, различные присту­пы и боли).

И я чаще стал задумываться над жизнью, нужна ли она мне?

А тут еще вечные сомнения: «Во сне я живу или наяву?». По-прежнему я все еще не верил, что я так жестоко ранен в голову, что это все еще мне снится во сне. И время странно и быстро мчится так, словно я живу во сне...

15

Мимо меня проходят месяцы, годы, десятилетия. Значит, не во сне мне все это снится, а вижу я и ощущаю настоящую действительность, которая отра­зилась после моего ранения в худшую сторону во сто крат!..

Мне кажется почему-то, что я брожу во сне по какому-то заколдованному замкнутому кругу, из ко­торого не видно для меня выхода...

Я гляжу непонятными глазами на окружающий меня мир, вспоминаю о не так давно случившемся странном ранении в голову, вспоминаю о последстви­ях этого страшного ранения. И у меня просто часто волосы становятся дыбом, и я думаю, неужели все это произошло наяву, а не во сне, неужто... неужто... это будет так до печального конца моей жизни?».

Как красочно он воспринимает природу, каким полным обаяния остается для него окружающее; но как изменился для него этот мир, как трудно доходит до него все, что он воспринимает...

«Я понимаю, что окружающий мир — это все то, что я вижу, слышу, ощущаю, осознаю своей головой. После ранения мне тяжело понимать и осознавать окружающий мир. Помимо того, что я и до сих пор иногда не могу сразу вспомнить из памяти нужное мне слово, когда видишь окружающее, или представ­ляешь в уме (предмет, вещь, явление, растение, зве­ря, животное, птицу, человека), или, наоборот, слы­шишь звук, слово, речь, но не сразу можешь вспом­нить или понять его».

Что же это такое? Почему все стало таким другим? По­чему он вдруг оказался в мире, расщепленном на тысячи кусков? Почему его мысли не могут собраться в одно целое?

16

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2013