Оборудование для ликвидации аварийных разливов нефти larn32.ru.

А. Р. Лурия. Потерянный и возвращенный мир

Начало Вверх

Повесть,

которая осталась без конца

Мы подошли к концу нашей повести. Но где же он, этот конец? Его не видно.

Идут годы за годами. Наш герой живет в своей Каза­новке: теперь это уже рабочий поселок Кимовск. Кругом вы­росли дома трех-, четырехэтажные.

Он по-прежнему каждое утро садится за стол и начинает писать свою повесть. В ней он хочет как можно полнее отра­зить свою трагедию, свою борьбу, свои надежды и разочаро­вания.

А борьба продолжается.

Рана зажила давно, пятнадцать, двадцать, двадцать пять лет назад. В мозговом веществе стали образовываться рубцы, а с ними появились припадки... Мозговое вещество не вос­станавливается, клетки пораженной мозговой коры не возни­кают снова, и он должен старательно обходить те выжжен­ные участки мозга, которые были разрушены осколком. Об­ходить, чтобы другими средствами, на других путях попы­таться восстановить потерянное.

120

Ему мучительно хочется проснуться от этого тяжелого сна, выйти из этого безнадежного застоя мысли, покончить с этими бесконечными блужданиями в частоколе слов и в стране невоплощенных мыслей, снова оказаться в простом и ясном, легком и доступном мире.

Но это не удается.

Время идет — а мучения остаются теми же.

«Да, летят месяцы, летят годы, проскочило уже более двух десятилетий, а я все по-прежнему хожу по заколдованному кругу времени и не могу прорвать  этот круг, не могу вырваться из него, чтобы вновь стать здоровым, чтобы вновь стать самим собой — со светлой памятью, с соображением...

Здоровому никогда не понять глубину моей болез­ни, которую здоровый никогда не знал и не узнает, если с ним это не случилось...».

И он возвращается к своему прошлому, он не может по­нять, почему мир сложился так странно, для чего нужна война, чем оправдано то, что четверть века назад он, такой молодой и способный, перед которым раскрывалось более светлое будущее, почему он потерял память, свои знания, стал таким беспомощным инвалидом, обреченным на не­скончаемую борьбу — вчера, сегодня, завтра и так до конца своей жизни.

Нет, этого нельзя понять.

И он снова начинает бороться за то, что невозвратимо ушло, пытаясь сложить кусочки своего раздробленного мира в прежнее, теперь утерянное целое.

И он снова возвращается к своей повести, которую он еще пишет и у которой нет конца.

К повести о борьбе, которая не привыкла к победе, и о победе, которая не прекратила борьбы.

121

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2013