Карл Маркс. Капитал. Том 1. 20
Начало Вверх

570                               Отдел шестой. — Заработная плата

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

НАЦИОНАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЕ

В пятнадцатой главе мы рассмотрели разнообразные комби­нации, которые может повлечь за собой изменение абсолютной или относительной (т.е. по сравнению с прибавочной стоимостью) величины стоимости рабочей силы, причем оказалось, что коли­чество жизненных средств, в которых реализуется цена рабочей силы, может испытывать изменения, независимые 64) или отличные от колебаний этой цены. Как уже было отмечено, путем простого перехода стоимости — соответственно цены — рабочей силы в экзотерическую форму заработной платы все указанные там законы превращаются в законы движения заработной платы. То, что в пределах этого движения предста­вляется в виде последовательно сменяющих друг друга ком­бинаций, то для различных стран может представляться как одновременно существующее национальное различие заработ­ных плат. Следовательно, при сравнении заработных плат раз­ных стран необходимо принять во внимание все моменты, опре­деляющие изменения в величине стоимости рабочей силы: цену и объем естественных и исторически развившихся первей­ших жизненных потребностей, издержки воспитания рабочего, роль женского и детского труда, производительность труда, его экстенсивную и интенсивную величину. Даже самое поверх­ностное сравнение требует прежде всего сведения средней днев­ной заработной платы в данном производстве различных стран к рабочему дню одинаковой продолжительности. После такого уравнивания дневных заработных плат повременная плата должна быть переведена на поштучную, так как только эта по­следняя дает мерило и для производительности и для интен­сивности труда.

64) “Не точно было бы сказать, что заработная плата” (речь идет о ее денежном выражении) “возросла, если на нее можно купить большее количество более дешевого продукта” (Давид Бьюкенен в его издании “Wealth of Nations” А. Смита, 1814 г., т. 1, стр. 417, примечание),

Глава XX. — Национальные различия в заработной плате 571

В каждой стране существует известная средняя интенсив­ность труда; труд, не достигающий этой средней интенсивности, означает затрату на производство данного товара времени больше, чем общественно необходимо в этой стране, и потому не является трудом нормального качества. Только та степень интенсивности, которая поднимается выше национальной сред­ней, изменяет в данной стране измерение стоимости простой продолжительностью рабочего времени. Иначе обстоит дело на мировом рынке, интегральными частями которого являются отдельные страны. Средняя интенсивность труда изменяется от страны к стране; здесь она больше, там меньше. Эти националь­ные средние образуют, таким образом, шкалу, единицей изме­рения которой является средняя единица труда всего мира. Следовательно, более интенсивный национальный труд по сравнению с менее интенсивным производит в равное время боль­шую стоимость, которая выражается в большем количестве денег.

Но закон стоимости в его интернациональном применении претерпевает еще более значительные изменения благодаря тому, что на мировом рынке более производительный национальный труд принимается в расчет тоже как более интенсивный, если только конкуренция не принудит более производительную нацию понизить продажную цену ее товара до его стоимости.

Интенсивность и производительность национального труда в данной стране поднимается выше интернационального уровня в той самой мере, в какой развивается капиталистическое произ­водство этой страны 64а). Следовательно, различные количества товаров одного и того же вида, производимые в различных странах в равное рабочее время, имеют неодинаковые интерна­циональные стоимости, выражающиеся в различных ценах, т. е. в денежных суммах, различных по величине в зависимости от различия интернациональных стоимостей. Таким образом, от­носительная стоимость денег меньше у нации с более развитым, чем у нации с менее развитым капиталистическим способом производства. Отсюда следует, что номинальная заработная плата, т. е. выраженный в деньгах эквивалент рабочей силы, у первой нации будет выше, чем у второй; но это отнюдь еще не значит, что там будет больше и действительная заработная плата, т. е. количество жизненных средств, находящихся в рас­поряжении рабочего.

Но если даже оставить в стороне это относительное различие в стоимости денег в различных странах, часто оказывается, что

64а) В другом месте мы исследуем, какие обстоятельства могут видоизменить действие этого закона для отдельных отраслей промышленности в его применении к производительности труда.

572 Отдел шестой. — Заработная плата

дневная, недельная и т. д. заработная плата у первой нации выше, чем у второй, тогда как относительная цена труда, т. е. цена труда по сравнению с прибавочной стоимостью и стои­мостью продукта, у второй нации выше, чем у первой 65).

Дж. У. Кауэлл, член фабричной комиссии 1833 г., тщательно исследовав прядильное производство, пришел к выводу, что

“по существу дела в Англии заработная плата с точки зрения фабри­кантов ниже, чем на континенте, хотя с точки зрения рабочих она может быть и выше” (Ure. “Philosophy of Manufactures”, p. 314).

Английский фабричный инспектор Александр Редгрейв в фабричном отчете от 31 октября 1866 г. при помощи сравни­тельной статистики Англии и континентальных стран доказы­вает, что континентальный труд, несмотря на более низкую плату и гораздо более продолжительный рабочий день, дороже по сравнению с продуктом, чем английский. Англичанин-ди­ректор (manager) одной хлопчатобумажной фабрики в Ольденбурге заявляет, что там рабочее время продолжается ежедневно, не исключая и субботы, с 5 часов 30 минут утра до 8 часов вечера, и что тамошние рабочие под надзором надсмотрщиков-англи­чан производят несколько меньше продуктов, чем англий­ские рабочие в течение 10 часов, а под надзором немецких над­смотрщиков еще много меньше. Заработная плата там много ниже, чем в Англии, во многих случаях на целые 50% , но число рабочих, приходящееся на данное количество машин, гораздо больше; в некоторых отделениях оно относится к английскому как 5 : 3. Г-н Редгрейв приводит очень подробные данные относительно русских хлопчатобумажных фабрик. Данные эти сообщил ему один английский manager, еще совсем недавно работавший там. На этой русской почве, столь обильной вся­ческими безобразиями, находятся в полном расцвете старые ужасы младенческого периода английской фабричной системы.

65) Джемс Андерсон замечает, полемизируя с А. Смитом: “Следует также заме­тить, что хотя кажущаяся цена труда обыкновенно ниже в бедных странах, где про­дукты земледелия и в особенности хлеб дешевы, тем не менее действительная цена труда там обыкновенно выше, чем в других странах. Ибо не заработная плата, выда­ваемая рабочему за день труда, образует действительную цену труда, хотя она и есть его кажущаяся цена. Действительная цена есть то, во что на деле обходится предпри­нимателю определенное количество готового продукта, и рассматриваемый с этой точки зрения труд почти во всех случаях оказывается более дешевым в богатых странах, чем в более бедных, несмотря на то, что цена хлеба и других жизненных средств в по­следних обыкновенно ниже, чем в первых... Труд, оцениваемый поденно, значительно дешевле в Шотландии, чем в Англии... Труд же при расчете на штуку товара в общем дешевле в Англии” (James Anderson. “Observations on the means of exciting a spirit of National Industry etc.”. Edinburgh, 1777, p. 350, 351). — Наоборот, низкая заработ­ная плата вызывает, в свою очередь, вздорожание труда. “Труд дороже в Ирландии, чем в Англии... как раз потому, что заработная плата там значительно ниже” (№ 2074 в “Royal Commission on Railways, Minutes”, 1867).

Глава XX. — Национальные различия в заработной плате 573

Управляющие, конечно, англичане, так как местный русский капиталист непригоден для фабричного дела. Несмотря на чрезмерный труд, непрерывную дневную и ночную работу и мизерную оплату рабочих, русское производство влачит лишь жалкое существование, — и то только благодаря препятствиям, создаваемым для иностранной конкуренции. — В заключение я приведу еще сделанный г-ном Редгрейвом сравнительный обзор среднего числа веретен, приходящихся в разных странах Европы на одну фабрику и на одного прядильщика. Г-н Редгрейв сам замечает, что эти цифры собраны несколько лет тому назад и что с того времени увеличились и размеры английских фабрик, и число веретен, приходящееся на каждого рабочего. Но он предполагает, что прогресс перечисленных им континен­тальных стран происходил такими же темпами, так что его цифровые данные сохранили свое относительное значение.

Среднее число веретен на каждую фабрику

В Англии....................... 12600

В Швейцарии............. 8000

В Австрии................... 7 000

В Саксонии................. 4 500

В Бельгии................. 4000

Во Франции................ 1 500

В Пруссии................... 1 500

Среднее число веретен на одного рабочего

Во Франции................ ....................................... 14

В России.……………....................................... 28

В Пруссии................ ....................................... 37

В Бавария................. ....................................... 48

В Австрии .................. ....................................... 49

В Бельгии ................ .......................................... 50

В Саксонии........................................................ 50

В более мелких германских государствах       55

В Швейцарии............. ....................................... 55

В Великобритании.... ....................................... 74

“Это сопоставление”, — говорит г-н Редгрейв, — “еще относительно неблагоприятно для Великобритании, не говоря уже о других обстоя­тельствах, в особенности потому, что там существует очень много фабрик, на которых машинное ткачество соединено с прядением, а между тем из расчета не исключено ни одного человека, занятого у ткацкого станка. Напротив, иностранные фабрики в своем большинстве только прядильные. Если было бы возможно найти вполне сравнимые данные, я мог бы назвать в моем округе много бумагопрядилен, где мюль-машины с 2 200 веретенами управляются одним рабочим (minder) с двумя помощницами и ежедневно

574 Отдел шестой. — Заработная плата

производят 220 фунтов пряжи длиною в 400 миль” (английских) (“Reports of Insp. of Fact, for 31st October 1866”, p. 31—37 passim).

Как известно, в Восточной Европе и в Азии английские компании взяли на себя постройку железных дорог и при этом наряду с местными рабочими используют известное число анг­лийских рабочих. Практическая необходимость заставила их учитывать таким путем национальные различия в интен­сивности труда, и это отнюдь не принесло им убытка. Их опыт учит, что если уровень заработной платы и соответствует более или менее средней интенсивности труда, то относитель­ная цена труда (по сравнению с продуктом) изменяется обыкно­венно в прямо противоположном направлении.

В “Опыте об уровне заработной платы” 66) — одном из самых ранних своих экономических произведений — Г. Кэри ста­рается доказать, что различные национальные заработные платы прямо пропорциональны степени производительности национального рабочего дня. Из этого интернационального соотношения он делает вывод, что заработная плата вообще повышается и падает пропорционально производительности труда. Весь наш анализ производства прибавочной стоимости показывает, что умозаключение это было бы нелепо даже в том случае, если бы Кэри действительно обосновал свои посылки, а не свалил по своему обыкновению в общую кучу некритически и по верхам понадерганный отовсюду статистический материал. Но лучше всего то, что, по его собственному признанию, в дей­ствительности дело не обстоит так, как оно должно было бы обстоять согласно теории. А именно вмешательство государства искажает это естественное экономическое отношение. Необхо­димо поэтому так исчислять национальные заработные платы, как будто часть их, достающаяся государству в форме налогов, достается самому рабочему. Очень не мешало бы г-ну Кэри поразмыслить о том, не являются ли эти “государственные издержки” тоже “естественными плодами” капиталистического развития. Вышеприведенное рассуждение вполне достойно человека, который сначала объявляет капиталистические произ­водственные отношения вечными законами природы и разума, а государственное вмешательство лишь нарушающим их свободную гармоническую игру, а затем открывает, что дьяволь­ское влияние Англии на мировом рынке,—влияние, по-видимому не вытекающее из естественных законов капиталистиче­ского производства, — вызывает необходимость государствен-

66) “Essay on the Rate of Wages: with an Examination of the Causes of the Diffe­rences in the Conditions of the Labouring Population throughout the World”. Philadel­phia, 1835.

Глава XX. — Национальные различия в заработной плате 575

ного вмешательства, а именно государственной защиты этих “законов природы и разума”, alias [иначе] — необходимость системы протекционизма. Он открыл далее, что не теоремы Рикардо и других, в которых сформулированы сущест­вующие общественные противоположности и противоречия, являются идеальным продуктом действительного экономиче­ского развития, а наоборот, действительные противоречия капи­талистического производства в Англии и прочих странах суть результат теории Рикардо и других! Он открыл, наконец, что врожденные прелести и гармонии капиталистического способа производства разрушаются в последнем счете торговлей. Еще один шаг в этом направлении, и, чего доброго, он откроет, что единственным злом капиталистического производства является сам капитал. Только человек, отличающийся такой ужасающей некритичностыо и такой ложной ученостью, заслужил того, чтобы, несмотря на свою протекционистскую ересь, стать тай­ным источником гармонической мудрости для какого-нибудь Бастиа и всех прочих оптимистов современного фритредерства.

Яндекс.Метрика

© (составление) libelli.ru 2003-2016