Карл Маркс. Капитал. Том 1. 8. 4
Начало Вверх

240 ОТДЕЛ ТРЕТИЙ. - ПРОИЗВОДСТВО АБСОЛЮТНОЙ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

4. ДНЕВНОЙ И НОЧНОЙ ТРУД. СИСТЕМА СМЕН

С точки зрения процесса увеличения стоимости средства произ­водства, постоянный капитал, существуют лишь для того, чтобы впитывать труд и с каждой каплей труда впитывать соответствен­ное количество прибавочного труда. Поскольку они этого не дела­ют, простое существование их образует для капиталиста отрица­тельную потерю, так как в продолжение всего времени, пока сред­ства производства остаются без употребления, они представляют бесполезно авансированный капитал; потеря эта становится поло­жительной, если возобновление прерванного производства делает

ГЛАВА VIII. - РАБОЧИЙ ДЕНЬ 241

необходимыми добавочные затраты. Удлинение рабочего дня за пределы естественного дня, удлинение за счет ночи действует толь­ко как паллиатив, лишь до известной степени утоляет вампирову жажду живой крови труда. Присвоение труда в продолжение всех 24 часов в сутки является поэтому имманентным стремлением ка­питалистического производства. Но так как физически невозможно высасывать днем и ночью одни и те же рабочие силы, то, чтобы пре­одолеть физические препятствия, требуется чередование между теми рабочими силами, которые потребляются днем, и теми, кото­рые потребляются ночью, чередование, допускающее различные методы, например организованное таким способом, что часть рабо­чего персонала одну неделю выполняет дневную работу, а на другой неделе — ночную и т. д. Как известно, такая система смен, такое попеременное хозяйство господствовало в полнокровный юноше­ский период английской хлопчатобумажной промышленности и т. д. и процветает в настоящее время, между прочим, на бумагопря­дильных фабриках Московской губернии. Как система, этот 24-ча­совой процесс производства существует и поныне во многих до сих пор еще “свободных” отраслях промышленности Великобрита­нии, между прочим на доменных печах, в кузницах, на железопро­катных заводах и других металлических мануфактурах Англии, Уэльса и Шотландии. Процесс труда продолжается по 24 часа, но только в каждый из 6 будничных дней, но в большинстве случаев охватывает также и 24 часа воскресных суток. В состав рабочих входят мужчины и женщины, взрослые и дети обоего пола. Дети и подростки представлены всеми возрастами от 8 (в иных случаях от 6) до 18 лет 92). В некоторых отраслях девушки и женщины рабо­тают ночью совместно с мужским персоналом 93).

Не говоря уже об общих вредных последствиях ночного тру­да 94), непрерывный, двадцатичетырехчасовой процесс производ-

92) “Children's Employment Commission. Third Report”. London, 1864, p. IV, V, VI.

93) “В Стаффордшире и в Южном Уэльсе молодью девушки и женщины работают в каменноугольных копях и коксовальнях не только днем, но и ночью. В отчетах, пред­ставляемых парламенту, это явление нередко отмечалось как причина серьезного и обще-известного зла. Женщины, работающие вместе с мужчинами и едва отличающиеся от них своей одеждой, покрытые грязью и копотью, подвергаются опасности утратить свой нрав­ственный облик вследствие утраты самоуважения, что неизбежно обусловливается несвой­ственным женщине занятием” (там же, 194, стр. XXVI. Ср. “Fourth Report” (1865), № 61, p. XIII). To же и на стекольных заводах.

94) “Представляется естественным”, — замечает один фабрикант стали, у которого применяется ночной труд детей, — “что подростки, работающие ночью, не имеют возмож­ности спать днем и получить необходимый отдых, а принуждены весь следующий день слоняться без отдыха” (“Children's Employment Commission. Fourth Report”, № 63, p. XIII). Вот что говорит, между прочим, один врач о важности солнечного света для сохра­нения и разлития организма: “Свет оказывает непосредственное влияние на ткани тела, которым он придает крепость и упругость. Мускулы животных, лишенных нормального количества света, становятся рыхлыми и теряют свою упругость, нервная сила вследствие отсутствия возбуждения утрачивает свой тонус, и развитие всего, что находится в процессе роста, задерживается... Что касается детей, то для их здоровья особенно важен постоянный обильный приток дневного света и непосредственное действие солнечных лучей в продол­жение некоторой части дня. Свет способствует переработке пищи в хорошую пластическую

242 ОТДЕЛ ТРЕТИЙ. - ПРОИЗВОДСТВО АБСОЛЮТНОЙ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

ства дает в высшей степени удобную возможность переступать гра­ницы номинального рабочего дня. Например, в упомянутых выше отраслях промышленности, требующих большого напряжения, официальный рабочий день составляет для каждого рабочего по большей части 12 ночных или дневных часов. Но сверхурочный труд, выходящий за эти пределы, во многих случаях, выражаясь словами английского официального отчета, “поистине ужасен” (“truly fearful”) 95).

“Никакой человеческий ум”, — говорится в отчете, — “не может представить себе той массы труда, которая, согласно свидетельским показаниям, выполняется мальчиками 9—12 лет, и не прийти после этого к тому неизбежному выводу, что такое злоупотребление властью родителей и работодателей не может быть долее терпимо” 96).

“Одно то обстоятельство, что мальчиков вообще заставляют работать попере-менно то днем, то ночью, приводит как во время оживления дел, так и во время их обычного хода к позорному удлинению рабочего дня. Это удлинение во многих слу­чаях носит не только ужасающий, но прямо-таки невероятный характер. Всегда бывает так, что кто-нибудь из мальчиков, которые должны сменить окончивших работу, по той или иной причине но является. В таком случае один или несколько из присутствующих мальчиков, уже закончивших свой рабочий день, должны заме­нить недостающего. Система эта настолько общеизвестна, что директор одного про­катного завода на мой вопрос, каким образом заполняются места отсутствующих мальчиков, ответил: “Я ведь знаю, что вам это так же хорошо известно, как и мне”, — и, не колеблясь, признал отмеченный факт” 97).

“На одном прокатном заводе, где номинальный рабочий день продолжается с 6 часов утра до 5½ часов вечера, один мальчик работал четыре ночи еженедельно по меньшей мере до 8½ часов вечера следующего дня... и так в продолжение 6 меся­цев”. “Другой, в девятилетнем возрасте, работал иногда три двенадцатичасовых смены подряд, а в десятилетнем возрасте — два дня и две ночи подряд”. “Третий мальчик, которому теперь 10 лет, работал с 6 часов утра до 12 часов ночи в продол­жение трех ночей подряд и до 9 часов вечера в продолжение остальных ночей”. “Четвертый, которому теперь 13 лет, работал целую неделю с 6 часов вечера до 12 ча­сов следующего дня, а иногда три смены одну за другой, например, с утра понедель­ника до ночи вторника”. “Пятый, которому теперь 12 лет, работал на чугунолитей­ном заводе Стейвли с 6 часов утра до 12 часов ночи в продолжение двух недель; он уже не способен продолжать такую работу”. Джордж Аллинсуорт, девяти лет: “Я пришел сюда в прошлую пятницу. Мы должны были начать работу на следую­щий день в три часа утра. Поэтому я оставался здесь всю ночь. Я живу в 5 милях отсюда. Спал на полу, подостлав кожаный фартук и прикрывшись курткой. Следую­щее два дня я приходил в 6 часов утра. Да, это горячее место! До поступления

кровь и укрепляет образовавшиеся волокна. Он влияет также как раздражитель на зрительные органы и таким образом вызывает более интенсивную деятельность различных мозго­вых функций”. Г-н У. Стрейндж, главный врач “General Hospital” в Вустере, из сочинения которого относительно “источников здоровья” 92 (1864 г.) мы заимствовали этот отры­вок, сообщает в письме к члену следственной комиссии г-ну Уайту: “Раньше я имел возможность наблюдать в Ланкашире влияние ночного труда на фабричных детей, и, во- преки oбычному уверению некоторых работодателей, я решительно утверждаю, что этот труд быстро наносит ущерб здоровью детей.(Children’s Employment Comission. 4th Report, № 284, p. 55) То, что подобные вещи вообще составляют предмет серьезных споров, лучше всего доказывает, как влияет капиталистическое производство на “мозговые функции” капиталистов и их приспешников.

95) Там же, № 57, стр. XII.

96) Там же (“4th Report”, 1865), № 58, стр. XII.

97) Там же.

ГЛАВА VIII. - РАБОЧИЙ ДЕНЬ         243

сюда я также целый год работал у доменной печи. Это был очень большой завод, расположенный в сельской местности. Моя работа тоже начиналась в субботу с 3 часов утра, но я мог, по крайней мере, уходить спать домой, так как жил недале­ко. В другие дни я начинал работу с 6 часов утра, а оканчивал в 6 или 7 часов вечера” и т. д. 98)

Послушаем теперь, как сам капитал изображает эту 24-часовую систему. Он, конечно, обходит молчанием крайности этой системы, злоупотребления ею в целях “жестокого и невероятного” удлине­ния рабочего дня. Он говорит лишь о системе в ее “нормальном” виде.

Вот что говорят гг. Нейлор и Викерс, фабриканты стали, приме­няющие от 600 до 700 рабочих, из которых лишь 10% не достигло 18-летнего возраста, причем из числа этих последних лишь 20 маль­чиков работают в ночной смене:

98) Там же, стр. XIII. Уровень развития этих “рабочих сил” неизбежно должен быть таков, как он представляется в следующем диалоге с одним из членов следственной комис­сии: Джеримая Хейнс, 12 лет: “...четырежды четыре восемь, но четыре четверки (4 fours) шестнадцать... Король для него тот, у кого все деньги и все золото (Л king is him that has all the money and gold). У нас есть король; говорят, что он королева, ее называют принцессой Александрой. Говорят, что она вышла замуж за сына королевы. Принцесса — это мужчи­на”. У. Тернер, двенадцати лет: “Я живу не в Англии. Полагаю, что такая страна существу­ет, но ничего не знал о ней до сих пор”. Джон Моррис, четырнадцати лет: “Я слышал, что бог сотворил мир и что весь народ утонул, кроме одного человека; я слышал, что этот человек был маленькая птичка”. Уильям Смит, пятнадцати лет: “Бог создал мужчину, мужчина создал женщину”. Эдуард Тейлор, пятнадцати лет: “Ничего не знаю о Лондоне”. Генри Матьюмен, семнадцати лет: “Несколько раз бывал в церкви... Одно имя, о котором они про­поведуют, это некий Иисус Христос, но других имен я назвать не могу, да и о нем ничего не могу сказать. Он не был убит, а умер, как умирают все люди. Он отличался в некотором роде от других людей, так как в некотором роде был религиозен, а другие не религиозны (Не was not the same as other people in some ways, because he was religious in some ways, and others isn't)” (там же, № 74, стр. XV). “Дьявол — доброе существо. Я не знаю, где он живет”. “Христос был злой человек” (“The devil is a good person. I don't know where he lives”. “Christ was a wicked man”). “Эта девочка (10 лет) вместо God [бог] по буквам говорит Dog [собака] и не знает имени королевы” (“Children's Employment Commission. 5th Re­port”, 1866, p. 55, № 278). Такая же система, как па упомянутых металлических мануфак­турах, господствует на стекольных и бумажных фабриках. На бумажных фабриках, на кото­рых бумага производится посредством машин, ночная работа существует, как общее прави­ло, для всех процессов, кроме сортировки тряпья. В некоторых случаях ночная работа бла­годаря сменам продолжается всю неделю, обыкновенно с ночи воскресенья до 12 часов ночи следующей субботы. Рабочий персонал, находящийся в дневной смене, работает еженедель­но пять дней по 12 часов и один день — 18 часов, а находящийся в ночной смене — 5 ночей по 12 часов и одну ночь — 0 часов. В других случаях каждая смена работает в дни ломки смен по 24 часа и одна за другой. Одна смена работает 0 часов в понедельник и 18 в субботу, чтобы вышли полные 24 часа. В некоторых случаях введена промежуточная система, при которой все рабочие, запятые на бумагоделательных машинах, работают каждый день неде­ли по 15—16 часов. Эта система, — говорит член следственной комиссии Лорд, — как бы соединяет в себе все зло 12-часовой и 24-часовой систем смен. При этой системе ночной ра­боты работают дети моложе 13 лет, подростки моложе 18 лет и женщины. Иногда при две-надцатичасовой системе им приходится работать двойную смену, 24 часа, чтобы заменить отсутствующих рабочих. Свидетельские показания доказывают, что мальчики и девочки очень часто работают сверхурочное время, которое растягивается до 24 и даже до 36 часов непрерывного труда. В “непрерывном и неизменном процессе” глазирования можно встре­тить двенадцатилетних девочек, которые работают месяц напролет но 14 часов в сутки “без какого бы то ни было регулярного отдыха или перерыва в работе, кроме двух, самое большее трех, получасовых перерывов для принятия пищи”. На никоторых фабриках, где совсем отменена регулярная ночная работа, продолжительность сверхурочного вре­мени достигает ужасающих размеров, и “это часто при самых грязных, самых горячих и самых монотонных процессах” (“Children's Employment Commission. 4th Report”, 1865, p. XXXVIII, XXXIX).

244 ОТДЕЛ ТРЕТИЙ. - ПРОИЗВОДСТВО АБСОЛЮТНОЙ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

“Мальчики совсем не страдают от жары. Температура, вероятно, достигает 86° - 90° [по Фаренгейту; 30°—32° по Цельсию]... В кузнечной и прокатной мастер­ских рабочие заняты посменно днем и ночью, напротив, со всех остальных мас­терских труд исключительно дневной, от 6 часов утра до 6 часов вечера. В кузнеч­ной работают от 12 часов до 12 часов. Некоторое число рабочих работает постоян­но ночью, не переходя с ночного труда на дневной... Мы не находим, что дневной и ночной труд оказывают различное влияние на здоровье” (гг. Нейлора и Викерса?). “и, вероятно, люди снят лучше, когда отдых наступает в одно и то же время, чем когда время отдыха меняется... Около 20 мальчиков моложе 18 лет работают в ноч­ной смене... Мы не можем обойтись (not well do) без ночного труда мальчиков до 18-летнего возраста. Наше возражение — увеличение издержек производства. Ис­кусные руки и руководителей отделений находить не легко, мальчиков же можно достать сколько угодно... Конечно, принимая во внимание относительную незначи­тельность числа занятых у нас мальчиков, ограничение ночного труда не имело бы для нас существенной важности или значения” 99).

Г-н Дж. Эллис, от сталелитейных и железоделательных заводов фирмы гг. Джона Брауна и К°, на которых занято 3 000 мужчин и подростков, причем часть тяжелых работ по производству стали и железа выполняется “днем и ночью, посменно”, заявляет, что в трудных условиях сталелитейных заводов на двух взрослых при­ходится один или два подростка. Их предприятие насчитывает 500 подростков до 18-летнего возраста и из них 170, или около ⅓, моложе 13 лет. Относительно предложенного изменения закона г-н Эллис говорит:

“Я не думаю, что было бы очень предосудительно (very objectionable), если бы воспретили заставлять лиц, не достигших 18-летнего возраста, работать более 12 ча­сов в сутки. Но я не думаю, чтобы можно было привести какие-нибудь доказатель­ства в пользу того, что при ночном труде можно обойтись без подростков старше 12 лет. Мы скорее приняли бы закон, воспрещающий вообще применение труда детей, не достигших 13-летнего или даже 15-летнего возраста, чем такой, который воспрещал бы ночной труд подростков, уже работающих у нас. Подростки, занятые в дневной смене, должны попеременно работать и в ночной смене, так как взрослые рабочие не могут непрерывно работать по ночам; это повлияло бы разрушающим образом на их здоровье. Однако мы полагаем, что ночной труд с промежутком в не­делю не приносит вреда”. (Господа Нейлор и Викерс, защищая интересы своего предприятия, полагали, наоборот, что не беспрерывный, а как раз периодически сменяющийся ночной труд может принести вред. ) “Мы видим, что люди, занятые ночным трудом вперемежку с дневным, так же здоровы, как те, которые работают только днем... Мы возражаем против воспрещения ночного труда подростков моложе 18 лет потому, что это увеличило бы издержки, но в этом и есть единственное основа­ние”. (Какой наивный цинизм!) “Мы думаем, что это увеличение издержек превы­сило бы то, что может выдержать предприятие (the trade) без ущерба для своих успехов (As the trade with due regard to etc. could fairly bear!) ” (Какая киселеобраз­ная фразеология!) “Труд здесь редок, а при таком регулировании он мог бы сде­латься недостаточным” (т. е. Эллис, Браун и К° могли бы попасть в фатальное поло­жение, при котором они были бы вынуждены полностью оплачивать стоимость рабочей силы) 100).

“Сталелитейные и железоделательные заводы “Циклоп” гг. Каммелла и К° ве­дутся в таком же крупном масштабе, как предприятие вышеупомянутых Джона Брау­на и К°. Директор-распорядитель вручил члену правительственной комиссии Уайту свои письменные свидетельские показания, но потом нашел целесообразным утаить рукопись, возвращенную ему для пересмотра. Однако г-н Уайт обладает хорошей

99) “Fourth Report etc. ”, 1865, № 79, p. XVI

100) Там же, № 80, стр. XVI.

ГЛАВА VIII. - РАБОЧИЙ ДЕНЬ                    245

памятью. Он очень хорошо помнит, что для этих господ циклопов воспрещение ночного труда детей и подростков является “невозможной вещью; это было бы рав­носильно закрытию их заводов”, и при всем том на их предприятии насчитывается немного более 6% подростков до 18 лет и лишь 1% моложе 13 лет!” 101).

Г-н Е. Ф. Сандерсон от фирмы Братья Сандерсон и К° сталели­тейных, железопрокатных и кузнечных заводов в Аттерклиффе говорит по тому же вопросу следующее:

“Большие затруднения повлекло бы за собой воспрещение ночного труда под­ростков моложе 18 лет; главное затруднение в увеличении издержек, к которому по необходимости повела бы замена детского труда трудом взрослых мужчин. Я не мо­гу сказать, во что обошлось бы это, но, вероятно, увеличение издержек не было бы настолько значительным, чтобы фабрикант мог повысить цену стали, а следователь­но, убыток пал бы на него, так как рабочие” (что за упрямый народ!), “конечно, отказались бы его нести”. Г-н Сандерсон не знает, сколько он платит детям, по, “вероятно, это составляет от 4 до 5 шилл. на душу в неделю... Труд мальчиков таков, что для него вообще” (“generally”, конечно, не всегда “в частности”) “совершенно достаточно силы подростков, а потому большая сила взрослых рабочих не дала бы выгоды, которая могла бы компенсировать потери, или это наблюдалось бы лишь в немногих случаях, когда приходится иметь дело с очень тяжелым металлом. Взрослым рабочим, в свою очередь, едва ли захочется не иметь в своем распоряже-иии мальчиков, так как взрослые мужчины менее послушны. Кроме того, мальчикам следует начинать работу с раннего возраста, чтобы изучить дело. Ограничение труда подростков исключительно дневным трудом препятствовало бы достижению этой цели”.

Но почему же? Почему подростки не могли бы изучать своего “ремесла” днем? Ваши основания?

“Потому, что взрослые рабочие, работающие попеременно неделю днем, другую неделю ночью, отделяемые от подростков своей смены в течение всего этого времени, теряли бы половину той выгоды, которую они могли бы из них извлечь. Ведь то руководство, которое получают от них подростки, учитывается как часть заработной платы последних, и это дает взрослым рабочим возможность дешевле получать труд подростков. Каждый взрослый рабочий потерял бы половину своей прибыли”.

Другими словами: господа Сандерсоны должны были бы упла­чивать соответствующую часть заработной платы взрослых рабочих из собственного кармана, вместо того чтобы уплачивать ее ночным трудом подростков. Прибыль господ Сандерсонов в этом случае не­сколько понизилась бы, и это служит для Сандерсонов хорошим основанием, почему подростки не могут изучать свое ремесло Днём 102). Кроме того, это взвалило бы регулярный ночной труд це­ликом на плечи взрослых, которые теперь сменяются подростками, и они не выдержали бы этого. Короче говоря, затруднения были бы настолько велики, что они привели бы, по всей вероятности, к со­вершенному уничтожению ночного труда. “Что касается собствен­но производства стали, — говорит Е. Ф. Сандерсон, — то это не со­ставило бы никакой разницы, но!.. ” Но господа Сандерсоны не

101) “Fourth Report etc. ”, 1865, № 82, p. XVII.

102) “В наше богатое рефлексией и резонирующее время человек, который не умеет указать хорошего основания для всего что угодно, даже для самых дурных и превратных мыслей и поступков, должен быть уже очень недалеким. Все, что испорчено в миро, испор­чено на хороших основаниях” (Hegel. “Encyklopadie”. Erster Theil, “Die Logik”. Berlin, 1840, S. 249).

246          ОТДЕЛ ТРЕТИЙ. - ПРОИЗВОДСТВО АБСОЛЮТНОЙ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

просто производят сталь ради стали. Производство ее — это только средство для производства прибыли. Плавильные печи, прокатные заводы и т. д., здания, машины, железо, уголь и т. д. должны боль­ше делать, чем только превращаться в сталь. Они существуют для того, чтобы всасывать прибавочный труд, а всосут они его, конечно, больше в 24 часа, чем в 12 часов. В самом деле, по законам боже­ским и человеческим обладание ими дает Сандерсонам право на рабочее время известного числа рук в течение полных суток; они утрачивают свой характер капитала и потому представляют для Сандерсонов чистый убыток, как только прерывается их функция всасывания труда.

“Но в таком случае произошла бы потеря вследствие того, что очень дорогие машины половину времени бездействовали бы, и мы были бы принуждены удвоить размер помещений и количество машин для того, чтобы произвести такое же коли­чество продуктов, какое мы в состоянии произвести при теперешней системе, а это удвоило бы издержки”.

Но почему как раз эти Сандерсоны претендуют на особую при­вилегию по сравнению с другими капиталистами, предприятиям которых позволено работать только днем и у которых здания, маши­ны, сырой материал ночью “бездействуют”?

“Это правда”, — отвечает Е. Ф. Сандерсон от лица всех Сандерсонов, — “это правда, что потеря, происходящая вследствие бездействия машин, распространя­ется на все предприятия, в которых работают только днем. Но применение плавиль­ных печей повело бы в нашем случае к экстраординарным потерям. Если их не га­сить, растрачивается топливо” (вместо жизни рабочих, которая растрачивается в настоящее время), “если же их гасить, то теряется время на то, чтобы вновь раз­вести огонь и получить необходимую температуру” (тогда как потеря даже восьми­летними детьми времени сна является выигрышем рабочего времени для всей сандерсоновской братии), “да и сами печи пострадали бы от перемен темпера­туры” (тогда как те же печи нисколько не страдают от дневной и ночной смены труда) 103).

103) “Children's Employment Commission. 4th Report etc.”, 1865, № 85, p. XVII. На по­добные же деликатные рассуждения одного из господ стеклозаводчиков, будто установление для детей “регулярного времени еды” невозможно, так как это повело бы “к чистой потере и “расточению” определенного количества теплоты, излучаемой печами, член следственной комиссии Уайт, совершенно не похожий на Юра, Сениора и т. д. и на их жалких немецких подголосков вроде Рошера и других, растроганных “воздержанием”, “самоотречением” и “бережливостью” капиталистов в расходовании своих денег и их тимур-тамерлановской “расточительностью” в расходовании человеческой жизни, дает такой ответ: “Если и будет растрачиваться некоторое излишнее количество теплоты по сравнению с теперешним вследствие того, что будет обеспечено регулярное время на еду, то такая растрата, даже выраженная в денежной стоимости, не идет ни в какое сравнение с расточением жизненной силы (“the waste of animal power”), которое терпит теперь королевство вследствие того, что дети, запятые на стекольных заводах и находящиеся в периоде роста, не имеют свободного времени, чтобы спокойно принять и переварить пищу” (там же, стр. XLV). И это в “год процветания” — 1865 год! Кроме затраты силы, которая требуется на то, чтобы поднимать и переносить тяжести, на заводах, изготовляющих бутылки и флинтглас, ребенок, непрерывно совершая свою работу, должен исходить в продолжение 6 часов 15 — 20 (англий­ских) миль! А работа продолжается часто 14 — 15 часов! На многих стекольных заводах господствует такая же система шестичасовых смен, как на московских прядильнях. “В тече­ние недельного рабочего времени самый продолжительный непрерывный отдых составляет 6 часов. Но отсюда следует вычесть время, необходимое для того, чтобы дойти до фабрики и обратно, умыться, одеться, принять пищу, а все это требует времени. Таким образом, в действительности для отдыха остается лишь самое короткое время. Если не отрывать времени от сна, то некогда поиграть и подышать свежим воздухом, что так необходимо

ГЛАВА VIII. - РАБОЧИЙ ДЕНЬ                                 247

детям, занятым столь напряженным трудом при столь высокой температуре... Но и короткий сон ребенка нарушается ночью заботой о том, чтобы не проспать на работу, днем — дохо­дящим извне шумом”. Г-н Уайт приводит случаи, когда один подросток работал 36 часов без перерыва, когда двенадцатилетние мальчики работают до 2-х часов ночи, а затем спят на заводе до 5 часов утра (3 часа!), чтобы затем снова приняться за дневную работу! “Коли­чество работы”, — говорят редакторы общего отчета Трименхир и Тафнелл, — “выполняе­мое мальчиками, девочками и женщинами во время дневной или ночной смены (spell of la­bour), прямо баснословно” (там же, стр. XLIII и XLIV). А между тем “преисполненный самоотречения” стекольный капиталист, пошатываясь от портвейна, возвращается, быть может, поздно ночью из клуба домой и идиотски напевает себе под нос: “Britons never, never, shall be slaves!” [“Нет, никогда, никогда не будут британцы рабами!”] 93.

Яндекс.Метрика

© (составление) libelli.ru 2003-2016