Карл Маркс. Капитал. Том 1. 5. 1
Начало Вверх

Сканирование данной главы проведено с книги: К. Маркс “Капитал” Москва, ИПЛ, 1969 г.

188

ОТДЕЛ   ТРЕТИЙ

ПРОИЗВОДСТВО АБСОЛЮТНОЙ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

ПРОЦЕСС ТРУДА И ПРОЦЕСС УВЕЛИЧЕНИЯ СТОИМОСТИ

 

1. ПРОЦЕСС ТРУДА

Потребление рабочей силы — это сам труд. Покупатель рабочей силы потребляет ее, заставляя работать ее продавца. Последний вследствие этого становится actu [на деле] осуще­ствляющей себя рабочей силой, рабочим, между тем как раньше он был таковым лишь potentia [потенциально]. Для того чтобы выразить свой труд в товарах, он должен, прежде всего, выразить его в потребительных стоимостях, в вещах, которые служат для удовлетворения тех или иных потребностей. Следовательно, капиталист заставляет рабочего изготовлять какую-либо особую потребительную стоимость, какую-либо определенную вещь. То обстоятельство, что производство по­требительных стоимостей, или благ, совершается для капита­листа и под его контролем, нисколько не изменяет общей природы этого производства. Поэтому процесс труда необходимо рассмот­реть сначала независимо от какой бы то ни было определенной общественной формы.

Труд есть прежде всего процесс, совершающийся между человеком и природой, процесс, в котором человек своей соб­ственной деятельностью опосредствует, регулирует и контроли­рует обмен веществ между собой и природой. Веществу природы он сам противостоит как сила природы. Для того чтобы при­своить вещество природы в форме, пригодной для его собствен­ной жизни, он приводит в движение принадлежащие его телу естественные силы: руки и ноги, голову и пальцы. Воздействуя посредством этого движения на внешнюю природу и изменяя ее, он в то же время изменяет свою собственную природу. Он развивает дремлющие в ней силы и подчиняет игру этих сил

Глава V.                                                                                                                                                  Процесс труда и процесс увеличения стоимости      189

своей собственной власти. Мы не будем рассматривать здесь первых животнообразных инстинктивных форм труда. Состоя­ние общества, когда рабочий выступает на товарном рынке как продавец своей собственной рабочей силы, и то его уходящее в глубь первобытных времен состояние, когда человеческий труд еще не освободился от своей примитивной, инстинктивной формы, разделено огромным интервалом. Мы предполагаем труд в такой форме, в которой он составляет исключительное достояние человека. Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается резуль­тат, который уже в начале этого процесса имелся в представле­нии человека, т. е. идеально. Человек не только изменяет форму того, что дано природой; в том, что дано природой, он осуществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю.  И это подчинение не есть единичный акт. Кроме напряжения тех органов, которыми выполняется труд, в течение всего времени труда необходима целесооб­разная воля, выражающаяся во внимании, и притом необходима тем более, чем меньше труд увлекает рабочего своим содержа­нием и способом исполнения,  следовательно, чем меньше ра­бочий наслаждается трудом как игрой физических и интеллек­туальных сил.

Простые моменты процесса труда следующие: целесообраз­ная деятельность, или самый труд, предмет труда и средства труда.

Земля (с экономической точки зрения к ней относится и вода), первоначально обеспечивающая человека пищей, готовыми жизненными средствами 1), существует без всякого содействия с его стороны как всеобщий предмет человеческого труда. Все предметы, которые труду остается лишь вырвать из их непо­средственной связи с землей, суть данные природой предметы труда. Например, рыба, которую ловят, отделяют от ее жиз­ненной стихии — воды, дерево, которое рубят в девственном лесу, руда, которую извлекают из недр земли. Напротив, если

 

1) “Представляется, — да так оно и есть на самом деле, — что первоначальные продукты земли, которых имеется ограниченное количество и которые существуют совершенно независимо от человека, даны природой совершенно так же, как моло­дому человеку дается небольшая сумма денег с той целью, чтобы вывести его на путь полезного труда и преуспевания” (James Steuart. “Principles of Political Economy”, edit. Dublin, 1770, v. I, p. 116).

190                                                                                                                                      Отдел третий.    Производство абсолютной прибавочной стоимости

сам предмет труда уже был, так сказать, профильтрован пред­шествующим трудом, то мы называем его сырым материалом, например уже добытая руда, находящаяся в процессе промывки. Всякий сырой материал есть предмет труда, но не всякий пред­мет труда есть сырой материал. Предмет труда является сырым материалом лишь в том случае, если он уже претерпел из­вестное изменение при посредстве труда.

Средство труда есть вещь или комплекс вещей, которые че­ловек помещает между собой и предметом труда, и которые служат для него в качестве проводника его воздействий на этот предмет. Он пользуется механическими, физическими, хими­ческими свойствами вещей для того, чтобы в соответствии со своей целью применить их как орудия воздействия на другие вещи 2). Предмет, которым человек овладевает непосредствен­но, — мы не говорим о собирании готовых жизненных средств, например плодов, когда средствами труда служат только органы тела рабочего, — есть не предмет труда, а средство труда. Так данное самой природой становится органом его деятельности, органом, который он присоединяет к органам своего тела, удлиняя таким образом, вопреки библии, естественные размеры последнего. Являясь первоначальной кладовой его пищи, земля является также и первоначальным арсеналом его средств труда. Она доставляет ему, например, камень, которым он пользуется для того, чтобы метать, тереть, давить, резать и т. д. Сама земля есть средство труда, но функционирование ее как средства труда в земледелии, в свою очередь, предполагает целый ряд других средств труда и сравнительно высокое раз­витие рабочей силы 3). Вообще, когда процесс труда достиг хотя бы некоторого развития, он нуждается уже в подверг­шихся обработке средствах труда. В пещерах древнейшего человека мы находим каменные орудия и каменное оружие. Наряду с обработанным камнем, деревом, костями и ракови­нами главную роль, как средство труда, на первых ступенях человеческой истории, играют прирученные, следовательно, уже измененные посредством труда, выращенные человеком животные 4). Употребление и создание средств труда, хотя

 

2) “Разум столь же хитер, сколь могуществен. Хитрость состоит вообще в опо­средствующей деятельности, которая, обусловливая взаимное воздействие и взаимную обработку предметов соответственно их природе, без непосредственного вмешательства в этот процесс, осуществляет свою цель” (Hegel. “Encyklopädie”. Erster Theil. “Die Logik”. Berlin, 1840, S. 382).

3) В жалкой вообще работе “Théorie de I'Éeonomie Politique”, Paris, 1815 [t. I, p. 266], Ганиль, полемизируя с физиократами, удачно перечисляет большое коли­чество процессов труда, которые составляют предпосылку собственно земледелия.

4) В “Réflexions sur la Formation et la Distribution des Richesses” (1766) Тюрго хорошо выясняет важность прирученных животных для начальных ступеней куль­туры.

Глава V.                                                                                                                                                                      Процесс труда и процесс увеличения стоимости     191

и свойственны в зародышевой форме некоторым видам животных, составляют   специфически   характерную   черту   человеческого процесса труда, и потому Франклин определяет человека как “a toolmaking animal”, как животное, делающее орудия. Такую же важность, какую строение останков костей имеет для изуче­ния организации исчезнувших животных видов, останки средств труда имеют для изучения исчезнувших общественно-экономических формаций.  Экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами труда 5). Средства труда не только мерило развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд. В числе самих средств механические   средства   труда,   совокупность   которых можно назвать костной и мускульной системой производства, составляют характерные отличительные признаки определенной эпохи общественного производства гораздо больше, чем такие средства труда, которые служат только для хранения предметов труда и совокупность которых,  в  общем, можно назвать сосудистой   системой   производства,   как,   например,   трубы, бочки, корзины, сосуды и т. д. Лишь в химическом производстве они играют важную роль 5а).

Кроме тех вещей, посредством которых труд воздействует на предмет труда и которые поэтому, так или иначе, служат про­водниками его деятельности, в более широком смысле к средствам процесса труда относятся все материальные условия, необходимые вообще для того, чтобы процесс мог совершаться. Прямо они не входят в него, но без них он или совсем невозмо­жен, или может происходить лишь в несовершенном виде. Такого рода всеобщим средством труда является опять-таки сама земля, потому что она дает рабочему locus standi [место, на котором он стоит], а его процессу — сферу действия (field of employment). Примером этого же рода средств труда, но уже предварительно подвергшихся процессу труда, могут служить рабочие здания, каналы, дороги и т. д.

   Итак, в процессе труда деятельность человека при помощи средства труда вызывает заранее намеченное изменение предмета труда. Процесс угасает в продукте. Продукт процесса

 

5) Из всех товаров собственно предметы роскоши имеют наименьшее значение при технологическом сравнении различных эпох производства.

) Примечание   к   2   изданию.   Как   ни   мало   историческая   наука   знает до сих пор развитие материального производства, следовательно, основу всей общественной жизни, а потому и всей действительной истории, однако, по крайней мере, исторические  времена  делятся   на   периоды  на основании  естественнонаучных, а не так называемых исторических изысканий, по материалу орудий и оружия: каменный век, бронзовый век, железный век.

192                                                                                                                                      Отдел третий. - Производство абсолютной прибавочной стоимости

труда есть потребительная стоимость, вещество природы, при­способленное к человеческим потребностям посредством изме­нения формы. Труд соединился с предметом труда. Труд ове­ществлен в предмете, а предмет обработан. То, что на стороне рабочего проявлялось в форме деятельности [Unruhe], теперь на стороне продукта выступает в форме покоящегося свойства [ruhende Eigenschaft], в форме бытия. Рабочий прял, и продукт есть пряжа.

Если рассматривать весь процесс с точки зрения его ре­зультата — продукта, то и средство труда и предмет труда оба выступают как средства производства 6), а самый труд — как производительный труд 7).

Когда одна потребительная стоимость в виде продукта выходит из процесса труда, в него входят в качестве средств производства другие потребительные стоимости, продукты пре­дыдущих процессов труда. Одна и та же потребительная стои­мость, являясь продуктом одного труда, служит средством производства для другого труда. Поэтому продукты представ­ляют собой не только результат, но в то же время и условие процесса труда.

За исключением добывающей промышленности, которая на­ходит свой предмет труда в природе, — как горное дело, охота, рыболовство и т. д. (земледелие лишь постольку, поскольку впервые обрабатывается девственная почва), — все отрасли промышленности имеют дело с таким предметом, который пред­ставляет собой сырой материал, т. е. предмет труда, уже про­фильтрованный процессом труда, и который сам уже является продуктом труда. Так, например, семена в земледелии. Жи­вотные и растения, которых обыкновенно считают продуктами природы, в действительности являются продуктами труда не только прошлого года, но в своих современных формах и про­дуктами видоизменений, совершавшихся на протяжении мно­гих поколений под контролем человека, при посредстве чело­веческого труда. Что же касается собственно средств труда, то даже для самого поверхностного взгляда громадное большин­ство их обнаруживает следы прошлого труда.

Сырой материал может образовать главную субстанцию про­дукта или же принять участие в его образовании только как вспомогательный материал. Вспомогательный материал или

 

6) Представляется парадоксальным называть, например, рыбу, которая еще не поймана, средством производства для рыболовства. Но до сих пор еще не изобретено искусство ловить рыбу в таких водах, где ее нет.

7) Это определение производительного труда, получающееся с точки зрения простого процесса труда, совершенно недостаточно для капиталистического процесса производства.

Глава V. — Процесс труда и процесс увеличения стоимости                                                                                                                                                                  193

потребляется средствами труда, как, например, уголь паровой машиной, смазка колесами, сено рабочей лошадью, или при­соединяется к сырому материалу, чтобы произвести в нем ве­щественное изменение, — как, например, хлор к небеленому холсту, уголь к железу, краска к шерсти, — или же способ­ствует осуществлению самого труда, как, например, материалы, употребляемые для освещения и отопления рабочего помеще­ния. В собственно химическом производстве различие между главным материалом и вспомогательным материалом исчезает, потому что ни один из применяемых сырых материалов не по­является вновь в качестве субстанции продукта 8).

Так как каждая вещь обладает многочисленными свойствами и потому пригодна для различных способов использования, то один и тот же продукт может служить сырым материалом в очень различных процессах труда. Например, зерно является сырым материалом для мельника, крахмалозаводчика, винокура, ско­товода и т. д. В качестве семян оно становится сырым мате­риалом для своего собственного производства. Точно так же уголь выходит из горной промышленности как продукт и вхо­дит в нее как средство производства.

Один и тот же продукт в одном и том же процессе труда может служить средством труда и сырым материалом. Напри­мер, скот при его откармливании является подвергающимся обработке сырым материалом и в то же время средством для приготовления удобрения.

Продукт, существующий в готовой для потребления форме, может снова сделаться сырым материалом для другого продукта, как, например, виноград — сырым материалом для вина. Или же труд оставляет свой продукт в таких формах, в которых последний может найти применение только как сырой материал. Сырой материал в этом состоянии называется полуфабрикатом и, быть может, точнее можно было бы называть его промежуточ­ным фабрикатом, как, например, хлопок, нитки, пряжа и т. д. Являясь уже продуктом, сам первоначальный сырой материал должен, однако, пройти еще целый ряд различных процессов, в которых он в постоянно изменяющемся виде каждый раз снова функционирует как сырой материал вплоть до последнего про­цесса труда, из которого он выходит уже как готовое жизнен­ное средство или готовое средство труда.

Итак, выступает ли известная потребительная стоимость в качестве сырого материала, средства труда или продукта, это

 

8) Шторх проводит различие между собственно сырым материалом, как “matière”, и вспомогательными материалами, как “matèriaux” 65, Шербюлье называет вспомога­тельные материалы “matières instrumentales” 66.

194                                                                                                                                      Отдел третий. — Производство абсолютной прибавочной стоимости

всецело зависит от ее определенной функции в процессе труда, от того места, которое она занимает в нем, и с переменой этого места изменяются и ее определения.

Поэтому, вступая в качестве средств производства в новые процессы труда, продукты утрачивают характер продуктов. Они функционируют здесь уже только как материальные фак­торы живого труда. Для прядильщика веретено только средство, которым он прядет, лен — только предмет, который он прядет. Конечно, нельзя прясть без материала прядения и без веретена. Поэтому наличие этих продуктов предполагается при начале прядения. Но то обстоятельство, что лен и веретено суть про­дукты прошлого труда, так же безразлично для самого этого процесса, как для акта питания безразлично то обстоятельство, что хлеб — продукт прошлого труда крестьянина, мельника, пекаря и т. д. Наоборот. Если средства производства и обнару­живают в процессе труда свой характер продуктов прошлого труда, то лишь благодаря своим недостаткам. Нож, который не режет, пряжа, которая постоянно рвется, и т. д. живо на­поминают о ножевщике А и прядильщике В. В удавшемся про­дукте изглажен всякий след участия прошлого труда в созда­нии его потребительных свойств.

Машина, которая не служит в процессе труда, бесполезна. Кроме того, она подвергается разрушительному действию есте­ственного обмена веществ. Железо ржавеет, дерево гниет. Пряжа, которая не будет использована для тканья или вязанья, представляет собой испорченный хлопок. Живой труд должен охватить эти вещи, воскресить их из мертвых, превратить их из только возможных в действительные и действующие потреби­тельные стоимости. Охваченные пламенем труда, который асси­милирует их как свое тело, призванные в процессе труда к функ­циям, соответствующим их идее и назначению, они хотя и потребляются, но потребляются целесообразно, как элементы для создания новых потребительных стоимостей, новых про­дуктов, которые способны войти как жизненные средства в сферу индивидуального потребления или как средства произ­водства в новый процесс труда.

Итак, если имеющиеся в наличии продукты являются не только результатом процесса труда, но и его условиями, то, с другой стороны, их вступление в процесс труда, т. е. их контакт с живым трудом, служит единственным средством для того, чтобы сохранить и использовать эти продукты прошлого труда как потребительные стоимости.

Труд потребляет свои вещественные элементы, свой предмет и свои средства, пожирает их, а потому является процессом

Глава V. — Процесс труда и процесс увеличения стоимости                                                                                                                                                                195

потребления. Это производственное потребление тем отличается от индивидуального потребления, что в последнем продукты потребляются как жизненные средства живого индивидуума, в первом — как жизненные средства труда, т. е. действующей рабочей силы этого индивидуума. Поэтому продукт индивидуаль­ного потребления есть сам потребитель, результат же произ­водственного потребления — продукт, отличный от потреби­теля.

Поскольку средства труда и предмет труда сами уже яв­ляются продуктами, труд потребляет продукты для производ­ства продуктов или пользуется продуктами как средствами производства продуктов. Но подобно тому, как первоначально процесс труда совершается лишь между человеком и землей, существующей без его содействия, так и теперь в процессе труда все еще принимают участие средства производства, ко­торые даны природой и не представляют собой соединения ве­щества природы с человеческим трудом.

Процесс труда, как мы изобразили его в простых и абстракт­ных его моментах, есть целесообразная деятельность для сози­дания потребительных стоимостей, присвоение данного при­родой для человеческих потребностей, всеобщее условие обмена веществ между человеком и природой, вечное естественное усло­вие человеческой жизни, и потому он не зависим от какой бы то ни было формы этой жизни, а, напротив, одинаково общ всем ее общественным формам. Поэтому у нас не было необ­ходимости в том, чтобы рассматривать рабочего в его отношении к другим рабочим. Человек и его труд на одной стороне, при­рода и ее материалы на другой, — этого было достаточно. Как по вкусу пшеницы невозможно узнать, кто ее возделывал, так же по этому процессу труда не видно, при каких условиях он происходит: под жестокой ли плетью надсмотрщика за рабами или под озабоченным взором капиталиста, совершает ли его Цинциннат, возделывающий свои несколько югеров, или ди­карь, камнем убивающий зверя 9).

Однако возвратимся к нашему капиталисту in spe [в буду­щем]. Мы оставили его после того, как он купил на товарном рынке все факторы, необходимые для процесса труда: материаль­ные факторы, или средства производства, и личный фактор, или

 

9) На этом в высшей степени логическом основании полковник Торренс в камне дикаря открывает начало капитала. “В первом камне, который дикарь бросает в пре­следуемого зверя, в первой палке, которую он берет, чтобы притянуть плоды, которых не может достать руками, мы видим присвоение одного предмета с той целью, чтобы приобрести другой, и таким образом открываем начало капитала” (R. Torrens. “An Essay on the Production of Wealth etc.”, p. 70, 71). Существованием этой первой палки [stock], надо полагать, объясняется и то, почему на английском языке “stock” есть синоним капитала.

196                                                                                                                                      Отдел третий. — Производство абсолютной прибавочной стоимости

рабочую силу. Лукавым глазом знатока он высмотрел средства производства и рабочие силы, требующиеся для его особого предприятия: прядильни, обувной фабрики и т. д. Итак, наш капиталист приступает к потреблению купленного им товара, рабочей силы, т. е. заставляет носителя рабочей силы, рабочего, потреблять посредством своего труда средства производства. Общий характер процесса труда, конечно, не изменяется от того, что рабочий совершает его для капиталиста, а не для самого себя. Да и тот определенный способ, каким изготов­ляются сапоги или прядется пряжа, тоже не может сразу из­мениться вследствие вмешательства капиталиста. Последний должен на первых порах взять рабочую силу такой, как он на­ходит ее на рынке, а, следовательно, и труд должен взять таким, каким он развился в тот период, когда еще не было капитали­стов. Изменение самого способа производства как результат подчинения труда капиталу может совершиться лишь позже, а потому и рассмотрению подлежит позднее.

Процесс труда, как процесс потребления рабочей силы ка­питалистом, обнаруживает две своеобразных особенности.

Рабочий работает под контролем капиталиста, которому принадлежит его труд. Капиталист наблюдает за тем, чтобы работа совершалась в надлежащем порядке и чтобы средства производства потреблялись целесообразно, следовательно, чтобы сырой материал не растрачивался понапрасну и чтобы с ору­диями труда обходились бережно, т. е. чтобы они разрушались лишь настолько, насколько этого требует их употребление в работе.

А во-вторых: продукт есть собственность капиталиста, а не непосредственного производителя, не рабочего. Капиталист оплачивает, например, дневную стоимость рабочей силы. Сле­довательно, потребление ее, как и всякого другого товара, — например лошади, которую он нанимает на один день, — в про­должение дня принадлежит ему. Покупателю товара принадле­жит потребление товара, и владелец рабочей силы, отдавая свой труд, фактически отдает лишь проданную им потребитель­ную стоимость. С того момента, как он вступает в мастерскую капиталиста, потребительная стоимость его рабочей силы, т. е. ее потребление, труд, принадлежит капиталисту. Куплей ра­бочей силы капиталист присоединил самый труд как живой фермент к мертвым, принадлежащим ему же элементам образо­вания продукта. С его точки зрения процесс труда есть лишь потребление купленного им товара, рабочей силы, но он может потреблять ее лишь при том условии, если присоединит к ней средства производства. Процесс труда есть процесс между

Глава V. — Процесс труда и процесс увеличения стоимости                                                                                                                                                                197

вещами, которые купил капиталист, между принадлежащими ему вещами. Поэтому продукт этого процесса принадлежит ему в той же мере, как продукт процесса брожения в его винном погребе 10).

 

10) “Продукты присваиваются, прежде чем они превращаются в капитал; это пре­вращение не избавляет их от такого присвоения” (Cherbuliez. “Richesse ou Pauvreté”, édit. Paris, 1841, p. 54). “Продавая свой труд за определенное количество жизненных средств (approvisionnement), пролетарий совершенно отказывается от какой бы то ни было доли продукта. Присвоение продуктов остается таким же, как было раньше; оно насколько не изменяется упомянутым договором. Продукт принадлежит исключи­тельно капиталисту, который доставил сырые материалы и approvisionnement. И это — непременное следствие закона присвоения, основным принципом которого было, наобо­рот, исключительное право собственности каждого работника на его продукт” (James Mill. “Elements of Political Economy etc.”. London, 1821, p. 58). “Раз рабочие работают за заработную плату... то капиталист есть собственник не только капитала” (здесь под­разумеваются средства производства), “но и труда (of the labour also). Если в понятие капитала, как это обыкновенно делается, включают то, что выдается в виде заработной платы, то нелепо говорить о труде обособленно от капитала. Слово капитал в этом смысле охватывает и то и другое, и капитал и труд” (там же, стр. 70, 71).

Яндекс.Метрика

© (составление) libelli.ru 2003-2017