Глава вторая. Природа и человек
Начало Вверх

 

Глава вторая

ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК

В истории материализма существует определенная преемственность проблем и их решений. Проблема дея­тельности не представляет исключения в этом отноше­нии. Однако в последнее время мы все чаще встречаемся с точкой зрения, будто марксистское учение о деятельно­сти никак не связано с предшествующей материалисти­ческой традицией. Сторонники этой точки зрения, как правило, ссылаются на первый тезис Маркса о Фейерба­хе, делая отсюда далеко идущие заключения о происхо­ждении и сущности самой марксистской философии. Ка­залось бы, не может быть никакого сомнения, что в ука­занном тезисе речь идет не о том, что домарксовские ма­териалисты игнорировали человеческие проблемы и не занимались проблемой деятельности, а о том, что созер­цательность составляет главный недостаток понимания ими деятельности. А между тем даже те, кто признает марксизм «новым материализмом», явно или неявно раз­деляют взгляд, согласно которому марксизм сохраняет преемственность с предшествующим материализмом только по линии признания первичности материи и вто­ричности сознания.

Что же касается марксологов и так называемых аутентичных марксистов, то они, сводя марксизм к учению о практике, толкуемой в волюнтаристском духе, и противопоставляя его материализму с его теорией от­ражения, довели этот взгляд до крайности. Они рассу­ждают так: марксизм есть философия деятельности, а проблемой деятельности в домарксовой философии зани­мался только идеализм, следовательно — теоретическим источником марксистского понимания деятельности (если оно не возникло в стороне от философского развития

89

этой проблемы) является исключительно идеализм. Та­кое заключение делается как раз для того, чтобы отде­лить марксистскую философию от материализма, пред­ставить ее как продолжение идеалистической традиции и соединить ее с тем или иным течением внутри идеализ­ма. Правомерно ли такое заключение?

Трудность ответа на этот вопрос связана также и с тем, что все домарксовские материалисты — в большей или меньшей мере — были идеалистами во взглядах на практику. В то же время в категории практики, выра­ботанной Марксом, нет ни грана идеализма. Стало быть, теоретические источники марксистского учения о практи­ке следует искать в развитии положительных, диалекти-ко-материалистических элементов, содержащихся в пред­шествующих концепциях деятельности. Но если идеализм и исследуется, как правило, с этой стороны, то понима­ние деятельности предшествующим материализмом осве­щается все еще в основном со стороны недостатков [64].

Констатация общих принципиальных недостатков предшествующего материализма, конечно, позволяет бо­лее четко изобразить переворот, совершенный марксиз­мом в понимании практики, но она явно недостаточна для выявления специфического положительного вклада того или иного материалиста в изучение человеческой деятельности, для показа того, насколько он подготовил марксистское решение этой проблемы. Чтобы рассмот­реть учение домарксовских материалистов о деятельно­сти с положительной стороны, необходимо глубокое диф­ференцированное изучение предшествующих школ мате­риализма и отдельных философов-материалистов. Ибо если, к примеру, таким материалистам, как Гольбах, не удалось избежать фатализма, то Фейербах в стремлении материалистически осмыслить человеческую деятельность «идет настолько далеко, насколько вообще может пойти теоретик, не переставая быть теоретиком и философом» [5, стр. 41], т. е. не переходя от материалистического взгляда на природу к материалистическому пониманию истории.

90

Дальше

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2013