Б. Ф. СЛАВИН. ОТКАЗ ОТ МАРКСИЗМА ПОГУБИТ...
Начало Вверх

Б. Ф. СЛАВИН

ОТКАЗ ОТ МАРКСИЗМА ПОГУБИТ КОМПАРТИЮ

(Открытое письмо Зюганову Г.А.)

Уважаемый Геннадий Андреевич! Обратиться к Вам с этим письмом меня заставили ваши неоднократные публичные и печатные заявления, в которых вы, по сути дела, отказываетесь от ряда существенных постулатов марксизма, заменяя их на сомнительную национал-патриотическую фразеологию. Вы называете это "идеологическим рывком", который должна, по вашему мнению, осуществить Компартия России в новых исторических условиях.

О чем же идет речь? Прежде всего об отказе от "революционных скачков", от "исключительно государственной формы собственности". В том же ряду вы в своих статьях называете отказ от "экстремистского тезиса о классовой борьбе", отказ от "воинствующего атеизма" и "пролетарского интернационализма". Все эти "отказы" вы предлагаете заменить религиозными и национальными ценностями, в частности, идеями "соборности", "государственного патриотизма", "державности". Скажу сразу, с таким "идеологическим рывком" я не могу согласиться. Если его принять, он, на мой взгляд, погубит Компартию России, в которой мы оба состоим.

Вы думаете, что совершили новаторство в теории социализма. На самом деле вы ушли далеко назад от Маркса к идеалам, белого движения, разработанных Иваном Ильиным, идеалам глубоко чуждым сознательным коммунистам. Я понимаю, дикая капитализация и американизация российского общества вам не по лучше так же, как и мне. Но отрицая их, надо двигаться вперед, к осуществлению социалистических идеалов, а не уходить назад в средневековое прошлое.

По вашему мнению, Россия "исчерпала лимит" на революции и потому нуждается в эволюции. Однако, с точки зрения диалектики, эволюция не может быть отделена от революции. Кроме того, выступая против "революционных скачков", вы фактически отказываете массам в праве на выступление против антинародного режима. Но сохраняется право этого режима на контрреволюцию, что он с успехом сегодня и реализует. Вместе с тем, история никаких лимитов на революции и контрреволюции не имеет. Революция является во многом стихийным явлением, не зависящим ни от воли вождей, ни от партий, ни даже от классов. В этом вы можете убедиться, изучив опыт Октября 17-го года.

Революция является высшей формой классовой борьбы, в результате которой исторически отживший класс уступает место восходящему. В контрреволюции мы имеем обратный порядок. Пример этому Август-91, когда на волне стихийных демократических выступлений против действий ГКЧП к власти пришла реакционная, мафиозно-компрадорская буржуазия. Эта буржуазия и привела народ к обнищанию, а страну ко всеобщей разрухе. Она же своей политикой вызвала сопротивление трудящихся, которое нарастает с каждым днем.

Именно в этот момент вы предлагаете отказаться от революции и тезиса о классовой борьбе, который вслед за "демократами" называете "экстремистским".

Классовая борьба - это сугубо теоретический и, тем более, не экстремистский тезис. Она - реальный факт современной общественной жизни. Если под "экстремизмом" иметь в виду развязывание вооруженной борьбы, то, как вы знаете, к этому склонны не коммунисты, не трудящиеся, а власть, стреляющая из пулеметов и танков по невооруженному народу. Конечно, к семье не без урода. И среди коммунистов встречаются экстремисты. Но в каком массовом политическом движении их нет?

Наследники Маркса и Ленина никогда не были и не будут экстремистами, ибо в отличие от сталинистов, не разделяют идею об оправдании средств конечной целью. В то же время они никогда не были и, надеюсь, не будут сторонниками идеи непротивления. Последнее было весьма на руку, например, президенту и его окружению, выдвинувшим после расстрела Дома Советов инициативу подписания всеми политическими силами соглашения о гражданском мире и согласии. Думаю, эта инициатива может стать своеобразным реваншем властей за поражение на выборах, попыткой раздавить мирными средствами оппозицию.

Хочу подчеркнуть, что в своем идеале коммунисты против насилия. Тем более они не являются сторонниками гражданской войны, ибо в ней погибнут прежде всего трудящиеся. Но пока существует эксплуатация, они всегда оставляли за народом право использовать силу против насильников. И это право никто не может у него отнять.

Теперь скажу несколько слов о марксистском понимании государства, которое, судя по всему, вы не принимаете "на дух". Оперируя понятиями "соборность", "державность", "народность", вы не хотите замечать классового характера современных государств вообще и российского, в частности. Мало того, насколько я понимаю, вы усматриваете в государстве некое неизменное и вечное образование. Однако нет ничего вечного под Луной. Относится это и к государству.

Коммунисты никогда не обожествляли государство. Они, впрочем, как и многие русские люди, являются антигосударственниками, считающими, что там, где есть государство - нет свободы, а там, где есть свобода, не может быть государства. Вместе с тем, они, в отличие от анархистов, считали нужным государство в период перехода от капитализма к коммунизму.

Выступая за устранение буржуазного государства и замену его социалистическим, коммунисты в то же время связывают свою стратегию с перерастанием государства в общественное коммунистическое самоуправление. Нельзя забывать, что сталинские, а затем и брежневские попытки заменить процесс демократизации и отмирания государства на его усиление и бюрократизацию, привели, в конце концов, к отрыву его от народа и, как следствие, к крушению стратегии партии, реставрации буржуазного строя в России. Еще более нелепо говорить об усилении государства и державности сегодня, когда к этому призывают президент и его окружение.

Теперь о государственной собственности. Вы не принимаете "исключительного" характера последней. И это правильно. Но причем тут марксизм? Являясь антидогматичным, по сути своей, марксизм никогда не абсолютизировал государственную собственность, которая по мере отмирания государства должна превращаться в общенародную. Что касается переходного периода от капитализма к социализму, то Ленин допускал здесь, наряду с государственной, различные коллективные формы собственности и даже частно-капиталистическую, что, кстати, до сих пор не понимают наши догматики от коммунизма. Здесь весь вопрос в мере допущения.

От отношений собственности перейдем к идее "государственного патриотизма", которую вы хотели навязать партии, как ее стержневую идею.

Но вдумайтесь в само словосочетание "государственный патриотизм". Что оно означает? Чувство любви к родине или государству. Если верно первое, то причем тут термин "государственный", если верно второе, то, спрашивается, о любви к какому государству идет речь? К государству Ельцина или к разогнанному им советскому государству? Без этого различения идею "государственного патриотизма" можно наполнять любым содержанием, что и делает сегодня правящий режим, объявив себя гарантом величия и безопасности России, а кровавых генералов Ерина и Грачева - ее героями и патриотами.

Ратуя за внедрение идеи "государственного патриотизма" в программные документы партии, вы одновременно критически относитесь к важнейшему принципу рабочего и коммунистического движения - интернационализму, полагая, что он маскирует "безразличие" к судьбам России и ее национальным интересам, прикрывает космополитические притязания "мировой закулисы".

Я не знаю, что такое "мировая закулиса", но что такое международный, или транснациональный капитал, я знаю. Он не скрывается за "кулисами", а открыто грабит трудящихся всех национальностей и рас, свободно проникая на любой континент и в любую страну, будь то Израиль или Россия, Япония или Германия. Космополитизм и есть идеология этого капитала, оправдывающая его свободное движение через границы и таможни. Являясь обратной стороной национализма, он призван идеологически утверждать новый передел мира и новый мировой порядок, где таким странам, как Россия отводится роль полуколонии. Вместе с тем, это понятие ничего общего не имеет с интернационализмом, которое ему прямо противоположно и означает международную солидарность трудящихся в борьбе с этим мировым капиталом и его национальными ответвлениями в разных странах.

Я думаю, что вообще не следует противопоставлять патриотизм интернационализму, как это у вас получается. Подлинный патриот, любящий свою родину, свой народ и культуру, не может не быть интернационалистом, а последовательный интернационалист - патриотом.

Читая ваши книги, я убедился, что вы все больше и больше склоняетесь к политике растворения компартии в национал-патриотическом фронте, настаивая на ее эволюции к "народничеству". Не могу согласиться и с этой позицией.

Безусловно, развал Союза, национальное и социальное унижение России и русского народа, возникшее в ходе нелиберальных реформ, не могли не вызвать бурного подъема патриотических настроений в российском обществе. На этом волне возникли десятки национально-патриотических организаций, готовых бороться против превращения страны в полуколонию. Это прогрессивный процесс, создающий основу для блокирования коммунистов с демократически настроенными национал-патриотами в общей борьбе против правящего режима.

Вместе с тем, не без санкции верхов, на политическую арену сегодня вышло большое количество сугубо националистически откровенно фашистских организаций, провозгласивших лозунг "Россия для русских" и всячески афиширующих свой расизм и антисемитизм. По инициативе властей во многих городах прошли этнические чистки так называемых "кавказцев". В ответ начался рост антирусских настроений на Кавказе и Средней Азии. Это наносит удар по интернациональным интересам трудящихся, законным правам многочисленных наций и народов, живущих на территории СНГ. В данных условиях коммунисты не могут молчать, они должны активно выступить против всех форм и разновидностей национализма и фашизма, дать решительный отпор любой дискриминации, любым преследованиям по национальному признаку.

И еще об одной идеологической проблеме. Насколько сегодня необходим отказ коммунистов от "воинствующего атеизма"? Ведь вроде недостатка в религиозной и околорелигиозной пропаганде нет. Повсюду мы видим и ощущаем не влияние атеизма, а влияние "воинствующего клерикализма". Посмотрите: попы, муллы, раввины, ксендзы, всевозможные астрологи и прорицатели, экстрасенсы и колдуны буквально заполонили все средства массовой информации. Атеистическое мировоззрение тотально выкорчевывается из массового сознания трудящихся. Со всех церковных амвонов их призывают терпеть и подчиняться существующей антинародной власти. И в это время вы говорите об отказе от воинствующего атеизма.

Как известно, виднейшие представители марксизма всегда выступали против религиозной дискриминации. Это вытекало из самого марксистского мировоззрения, которое считает, что религия не только "опиум для народа", но и "вздох угнетенной твари", "сердце бессердечного мира". Марксизм, показывая земную, сугубо практическую основу религии, выступает за ликвидацию не религии, а ее мирской основы, связанной с порабощением, эксплуатацией и отчуждением человека. Религия зовет к примирению с этим миром, коммунизм - к его изменению, религия призывает молиться, коммунизм - действовать. Резонно спросить, к чему призываете вы?

И последнее. Я всегда с интересом слушаю ваши выступления, в которых вы страстно говорите о катастрофических последствиях политики правящего режима. Однако я постоянно замечаю одну вашу особенность. Как только вы доходите до практических выводов, ваш запал пропадает и вы на глазах превращаетесь в непротивленца: там, где напрашивается необходимость революционных действий, вы говорите о парламенте, там, где нужна принципиальная твердость, вы призываете к миру и согласию даже с теми, кто в свое время развалил Союз и разогнал Советы. Не является ли такой прагматизм тривиальным оппортунизмом?

Скажу вам откровенно, что был очень удивлен, когда узнал, что вы, депутат парламента, не пришли поприветствовать шахтеров, стоящих в пикетах у Белого дома рядом со зданием Госдумы. Не есть ли это результат вашего отказа от существенных постулатов марксизма, среди которых есть и постулат о ведущей роли рабочего класса?

Конечно, марксизм - не догма. Он предполагает постоянное и творческое развитие по мере изменения действительности. Безусловно, сегодня необходим отказ от многих устаревших и не подтвердившихся на практике теоретических положений времен сталинизма, застоя и перестройки. Этот процесс уже начался, но он не имеет ничего общего с отказом от "существенных постулатов" марксизма.

В итоге желаю Вам пересмотреть свою точку зрения на марксизм, который с каждым днем становится все более актуальным. Я уверен, не национальная, а интернациональная идея социализма может вывести из кризиса рабочее и коммунистическое движение, положить конец многочисленным социальным и национальным конфликтам, возродить Россию как великую социалистическую державу.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014