Ленин В. И. Письмо А. М. Горькому
Начало Вверх

226

195

А. М. ГОРЬКОМУ

Дорогой А. М! Что же это Вы такое делаете? — просто ужас, право!

Вчера прочитал в «Речи» Ваш ответ на «вой» за До­стоевского 263 и готов был радоваться, а сегодня при­ходит ликвидаторская газета и там напечатан абзац Вашей статьи, которого в «Речи» не было.

Этот абзац таков:

«А «богоискательство» надобно на время» (толь­ко на время?) «отложить, — это занятие бесполезное: нечего искать, где не положено. Не посеяв, не сожнешь. Бога у вас нет, вы  е щ е»  (еще!) «не создали его. Богов не ищут, —  и х  создают; жизнь не выдумывают, а творят».

Выходит, что Вы против «богоискательства» только «на время»!! Выходит, что Вы против богоискательства  только ради замены его богостроительством!!

Ну, разве это не ужасно, что у Вас выходит такая штука?

Богоискательство отличается от богостроительства или богосозидательства или боготворчества и т. п. ничуть не больше, чем желтый черт отличается от черта синего. Говорить о богоискательстве не для того, чтобы высказаться против всяких чертей и богов, против всякого идейного труположства (всякий бо­женька есть труположство — будь это самый чистень­кий, идеальный, не искомый, а построяемый боженька, все равно), — а для предпочтения синего черта желтому, это во сто раз хуже, чем не говорить совсем.

В самых свободных странах, в таких странах, где совсем неуместен призыв «к демократии, к народу, к общественности и науке», — в таких странах (Аме­рика, Швейцария и т. п.) народ и рабочих отупляют особенно усердно именно идеей чистенького, духовного, построяемого боженьки. Именно потому, что всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыра­зимейшая мерзость, особенно терпимо (а часто даже

227

доброжелательно) встречаемая демократической буржуа­зией, — именно поэтому это — самая опасная мерзость, самая гнусная «зараза». Миллион грехов, пакостей, насилий и зараз физических гораздо легче раскрываются толпой и потому гораздо менее опасны, чем тонкая, духовная, приодетая в самые нарядные «идейные» костюмы идея боженьки. Католический поп, растлеваю­щий девушек (о котором я сейчас случайно читал в одной немецкой газете), — гораздо менее опасен именно для «демократии», чем поп без рясы, поп без грубой рели­гии, поп идейный и демократический, проповедующий созидание и сотворение боженьки. Ибо первого попа легко разоблачить, осудить и выгнать, а второго нельзя выгнать так просто, разоблачить его в 1000 раз труднее, «осудить» его ни один «хрупкий и жалостно шаткий» обыватель не согласится.

И Вы, зная «хрупкость и жалостную шаткость» (русской: почему русской? а итальянская лучше??) мещанской души, смущаете эту душу ядом, наиболее сладеньким и наиболее прикрытым леденцами и всякими раскрашенными бумажками!!

Право, это ужасно.

«Довольно уже самооплеваний, заменяющих у нас самокритику».

А богостроительство не есть ли худший вид самоопле­вания?? Всякий человек, занимающийся строитель­ством бога или даже только допускающий такое строи­тельство, оплевывает себя худшим образом, занимаясь вместо «деяний»  как раз самосозерцанием, само­любованием, причем «созерцает»-то такой человек са­мые грязные, тупые, холопские черты или черточки своего «я», обожествляемые богостроительством.

С точки зрения не личной, а общественной, всякое богостроительство есть именно любовное самосозерцание тупого мещанства, хрупкой обывательщины, мечта­тельного «самооплевания» филистеров и мелких бур­жуа, «отчаявшихся и уставших» (как Вы изволили очень верно сказать про душу — только не «русскую» надо бы говорить, а мещанскую, ибо еврейская, итальян­ская, английская — все один черт, везде паршивое

228

мещанство одинаково гнусно, а «демократическое ме­щанство», занятое идейным труположством, сугубо гнусно).

Вчитываясь в Вашу статью и доискиваясь, откуда у Вас эта описка выйти могла, я недоумеваю. Что это? Остатки «Исповеди», которую Вы сами не одоб­ряли?? Отголоски ее??

Или иное — например, неудачная попытка согнуться до точки зрения общедемократической вместо точки зрения пролетарской? Может быть для разговора с «демократией вообще» Вы захотели (простите за вы­ражение) посюсюкать, как сюсюкают с детьми? может быть «для популярного изложения» обывателям захо­тели допустить на минуту его или  и х,  обывателей, предрассудки??

Но ведь это — прием неправильный во всех смыслах и во всех отношениях!

Я написал выше, что в демократических странах совсем неуместен был бы со стороны пролетарского писателя призыв «к демократии, к народу, к обществен­ности и науке». Ну, а у нас в России?? Такой призыв не совсем уместен, ибо он тоже как-то льстит обыватель­ским предрассудкам. Призыв какой-то общий до туман­ности — у нас даже Изгоев из «Русской Мысли» обеими руками его подпишет. Зачем же брать такие лозунги, которые В ы - т о отделяете превосходно от изгоев­щины, но читатель не сможет отделить?? Зачем для читателя набрасывать демократический флер вместо ясного различения мещан (хрупких, жалостно шатких, усталых, отчаявшихся, самосозерцающих, богосозер­цающих, богостроительских, богопотакающих, само­оплевывающихся, бестолково-анархистичных — чудес­ное слово!! и прочая и прочая) — и пролетариев (умеющих быть бодрыми не на словах, умеющих различать «науку и общественность» буржуазии от своей, демократию буржуазную от проле­тарской)? — Зачем  Вы  это делаете?

Обидно  дьявольски.                 

    Ваш В. И.

229

P. S.  Заказной бандеролью послали роман. Полу­чили?

P. P. S. Лечитесь серьезнее, право, чтобы зимой можно было ехать, без простуд (зимой опасно).

Ваш В. Ульянов

Написано 13 или 14 ноября 1913 г.          
Послано из Кракова на о. Капри

(Италия) 

Впервые напечатано 2 марта

1924 г. в газете «Правда» №  51

 

 

Печатается по рукописи

 

                                              

263 Письмо Ленина вызвано появлением в газете «Русское Слово» № 219 от 22 сентября 1913 года статьи А. М. Горького «О карамазовщине» с протестом против инсценировки Мос­ковским Художественным театром реакционного романа Ф. М. Достоевского «Бесы». Буржуазная пресса выступила в защиту пьесы Достоевского. Горький ответил новой статьей — «Еще о карамазовщине», которая была напеча­тана в № 248 «Русского Слова» от 27 октября 1913 года.

В больших выдержках, но без заключительного абзаца ответ Горького был перепечатан 28 октября (10 ноября) в газете «Речь» № 295. На следующий день эта статья Горь­кого, включая также и заключительный абзац, полностью процитированный Лениным в письме, была перепечатана ликвидаторской «Новой Рабочей Газетой» № 69. — 226.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014