Свежая информация о курсах педикюра тут.

Ленин В. И. Заметка к вопросу о теории рынков
Начало Вверх

ЗАМЕТКА К ВОПРОСУ О ТЕОРИИ РЫНКОВ

(ПО ПОВОДУ ПОЛЕМИКИ гг. ТУГАН-БАРАНОВСКОГО И БУЛГАКОВА) 1

 

Вопрос о рынках в капиталистическом обществе занимал, как известно, в высшей степени важное место в учении экономистов-народников с гг. В. В. и Н. —оном во главе их. Вполне естественно поэтому, что экономисты, отрицательно относящиеся к теориям народников, сочли необходимым обратить внимание на этот вопрос и выяснить прежде всего основные, абстрактно-теоретические пункты “теории рынков”. Попытку этого выяснения сделал в 1894 году г. Туган-Барановский в своей книге: “Промышленные кризисы в современной Англии”, гл. I части второй: “Теория рынков”, а затем в прошлом году этому же вопросу посвятил г. Булгаков свою книгу: “О рынках при капиталистическом производстве” (Москва, 1897 г.). Оба автора сошлись между собою в основных воззрениях; у обоих центр тяжести состоит в изложении замечательного анализа “обращения и воспроизводства всего общественного капитала”, анализа, данного Марксом в III отделе второго тома “Капитала”. Оба автора согласились в том, что теории гг. В. В. и Н. —она о рынке (особенно внутреннем) в капиталистическом обществе безусловно ошибочны и основаны либо на игнорировании, либо на непонимании анализа Маркса. Оба автора признали, что развивающееся капиталистическое производство само создает себе рынок главным образом на счет средств производства, а не предметов потребления; — что реализация продукта вообще и сверхстоимости2 в частности вполне объяснима без привлечения внешнего рынка; — что необходимость внешнего рынка для капиталистической страны вытекает отнюдь не из условий реализации (как полагали гг. В. В. и Н. —он), а из условий исторических и пр. Казалось бы, что при таком полном согласии гг. Булгакову и Туган-Барановскому не о чем спорить и они могут совместно направить свои силы на более подробную и дальнейшую критику народнической экономии. Но на деле между названными писателями завязалась полемика (Булгаков, назв. соч., стр. 246—257 и passim*; Туган-Барановский в “Мире Божьем” 1898 г., № 6: “Капитализм и рынок”, по поводу книги С. Булгакова). По нашему мнению, и г. Булгаков, и г. Туган-Барановский зашли несколько далеко в своей полемике, придав своим замечаниям слишком личный характер. Попробуем разобрать, есть ли между ними действительное разногласие и если есть, то кто из них более прав.

Прежде всего г. Туган-Барановский обвиняет г. Булгакова в том, что он “мало оригинален” и слишком любит jurare in verba magistri** (“M. Б.”, 123). “Изложенное у меня решение вопроса о роли внешнего рынка для капиталистической страны, целиком принимаемое г-ном Булгаковым, отнюдь не взято у Маркса”, — заявляет г. Туган-Барановский. Нам кажется, что это заявление неверно, ибо решение вопроса взято г-ном Туган-Барановским именно у Маркса; оттуда же, несомненно, взял его и г. Булгаков, так что спор может вестись не об “оригинальности”, а о понимании того или другого положения Маркса, о необходимости так пли иначе излагать Маркса. Г-н Туган-Барановский говорит, что Маркс “во II томе вопроса о внешнем рынке совершенно не затрагивает” (1. с.***). Это неверно. В том самом отделе (III) второго тома, в котором изложен анализ реализации продукта, Маркс совершенно определенно выясняет отношение к этому вопросу внешней торговли, а следовательно, и внешнего рынка. Вот что говорит он об этом:

“Капиталистическое производство вообще не существует без внешней

_________________________

* — другие.

** — клясться словами учителя. Ред.

*** — loco citato — в цитированном месте. Ред.

торговли. Но если предположить нормальное годичное воспроизводство в данных размерах, то этим уже предполагается, что внешняя торговля только замещает туземные изделия (Artikel — товары) изделиями другой потребительной или натуральной формы, не затрагивая ни тех отношений стоимости, в которых обмениваются между собой две категории: средства производства и предметы потребления, ни отношений между постоянным капиталом, переменным капиталом и сверхстоимостью, на которые распадается стоимость продукта каждой из этих категорий. Введение внешней торговли в анализ ежегодно воспроизводимой стоимости продукта может, следовательно, только запутать дело, не доставляя нового момента ни для самой задачи, ни для решения ее. Следовательно, се совсем не надо принимать во внимание...” (“Das Kapital”, II1, 469*. Курсив наш)3. “Решение вопроса” г-ном Туган-Барановским: — “...в каждой стране, ввозящей товары из-за границы, капитал может быть в избытке; внешний рынок для такой страны безусловно необходим” (“Пром. кризисы”, стр. 429. Цит. в “М. Б.”, I. с., 121) — есть простая перефразировка положения Маркса. Маркс говорит, что при анализе реализации нельзя брать в расчет внешней торговли, ибо она только замещает одни товары другими. Г-н Туган-Барановский говорит, разбирая тот же вопрос о реализации (гл. I части второй “Пром. кризисов”), что страна, ввозящая товары, должна и вывозить товары, т. е. иметь внешний рынок. Спрашивается, можно ли после этого сказать, что “решение вопроса” у г. Туган-Барановского “отнюдь не взято у Маркса”? Г-н Туган-Барановский говорит далее, что “II и III томы “Капитала” представляют собой лишь далеко незаконченный черновой набросок” и что “по этой причине мы не находим в III томе выводов из замечательного анализа, представленного во II томе” (цит. ст., 123). И это утверждение неточно. Помимо отдельных анализов общественного воспроизводства (“Das Kapital”, III, I, 289)4: разъяснение, в каком смысле и насколько реализация постоянного капитала “независима” от индивидуального потребления, “мы находим в III томе” специальную главу (49-ю. “К анализу процесса производства”), посвященную выводам из замечательного анализа, представленного во II томе, — главу, в которой результаты этого анализа применены к решению весьма важного вопроса о видах общественного дохода в капиталистическом обществе. Наконец, точно так же неверным следует признать утверждение г-на Туган-Барановского, будто “Маркс в III томе “Капитала” высказывается по данному вопросу совершенно иначе”, будто в III томе мы “даже встречаем утверждения, решительно опровергаемые этим анализом” (цит. ст., 123). Г-н Туган-Барановский приводит на стр. 122 своей статьи два таких, якобы противоречащих основной доктрине, рассуждения Маркса. Рассмотрим их поближе. В III томе Маркс говорит: “Условия непосредственной эксплуатации и условия реализации ее (этой эксплуатации) не тождественны. Они не только не совпадают по времени и месту, но и по существу различны. Первые ограничиваются лишь производительной силой общества, вторые ограничиваются пропорциональностью различных отраслей производства и потребительной силой общества... Чем более развивается производительная сила (общества), тем более она становится в противоречие с узким основанием, на котором покоятся отношения потребления” (III, 1, 226. Русский перевод, с. 189)5. Г-н Туган-Барановский толкует эти слова так: “Одна пропорциональность распределения национального производства еще не гарантирует возможности сбыта продуктов. Продукты могут не найти себе рынка, хотя распределение производства будет пропорционально, — таков, по-видимому, смысл цитированных слов Маркса”. Нет, смысл этих слов не таков. Нет никаких оснований видеть в этих словах какую-то поправку к теории реализации, изложенной во II томе. Маркс констатирует лишь здесь то противоречие капитализма, на которое было указано и в других местах “Капитала”, именно, противоречие между стремлением безгранично расширить производство и необходимостью ограниченного потребления (вследствие

________________________

* — “Капитал”, т. II, над. 1-е, стр. 469. Ред.

пролетарского состояния народных масс). Г-н Туган-Барановский, конечно, не станет спорить против того, что это противоречие присуще капитализму; и раз Маркс в этом же отрывке указывает на него, — мы не имеем никакого права искать еще какого-то дальнейшего смысла в его словах. “Потребительная сила общества” и “пропорциональность различных отраслей производства” — это вовсе не какие-то отдельные, самостоятельные, не связанные друг с другом условия. Напротив, известное состояние потребления есть один из элементов пропорциональности. В самом деле, анализ реализации показал, что образование внутреннего рынка для капитализма идет не столько на счет предметов потребления, сколько на счет средств производства. Отсюда следует, что первое подразделение общественной продукции (изготовление средств производства) может и должно развиваться быстрее, чем второе (изготовление предметов потребления). Но отсюда, разумеется, никак не следует, чтобы изготовление средств производства могло развиваться совершенно независимо от изготовления предметов потребления и вне всякой связи с ним. Маркс говорит по этому поводу: “Мы видели (книга II, отдел III), что происходит постоянное обращение между постоянным капиталом и постоянным капиталом, которое, с одной стороны, независимо от личного потребления в том смысле, что оно никогда не входит в это последнее, но которое тем не менее ограничено в конечном счете (definitiv) личным потреблением, ибо производство постоянного капитала никогда не происходит ради него самого, а происходит лишь оттого, что этого постоянного капитала больше потребляется в тех отраслях производства, продукты которых входят в личное потребление” (III, 1, 289. Русский перевод, 242)6. Итак, в конечном счете, производительное потребление (потребление средств производства) всегда связано с личным потреблением, всегда зависимо от него. Между тем капитализму присуще, с одной стороны, стремление к безграничному расширению производительного потребления, к безграничному расширению накопления и производства, а с другой стороны, — пролетаризирование народных масс, ставящее довольно узкие границы расширению личного потребления. Ясно, что мы видим здесь противоречие в капиталистическом производстве, и в цитированном отрывке Маркс только это противоречие и констатирует*. Анализ реализации во II томе нисколько не опровергает этого противоречия (вопреки мнению г-на Туган-Барановского), показывая, напротив, связь между производительным и личным потреблением. Само собою разумеется, что было бы грубой ошибкой выводить из этого противоречия капитализма (или и из других его противоречий) невозможность капитализма или непрогрессивность его сравнительно с прежними хозяйственными режимами (как любят делать наши народники). Развитие капитализма не может происходить иначе, как в целом ряде противоречий, и указание на эти противоречия лишь выясняет нам исторически-преходящий характер капитализма, выясняет условия и причины его стремления перейти в высшую форму.

Сводя вместе все вышеизложенное, мы получаем такой вывод: изложенное у г. Туган-Барановского решение вопроса о роли внешнего рынка взято именно

_________________________

* Совершенно такой же смысл имеет и другой отрывок, цитированный г-ном Туган-Барановским (III, 1, 231, ср. S. 232 до конца параграфа), а равно и следующее место о кризисах: “Последней причиной всех действительных кризисов остается всегда бедность и ограниченность потребления масс, противодействующая стремлению капиталистического производства развивать производительные силы таким образом, как если бы границей их развития была лишь абсолютная потребительная способность общества” (“Das Kapital”, III, 2, 21. Русский перевод, с. 395). Тот же смысл следующего замечания Маркса: “Противоречие в капиталистическом обществе - рабочие, как покупатели товара, важны для рынка. Но капиталистическое общество стремится ограничить их минимумом цены, как продавцов своего товара — рабочей силы” (“Das Kapital”, II, 303). О неверном толковании этого места у г-на Н. —она мы уже говорили в “Новом Слове”, 1897, май. (См. Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 160 — 161. Ред.) Никакого противоречия между всеми этими местами и анализом реализации в III отделе II тома нет.

у Маркса; никакого противоречия между II и III томом “Капитала” по вопросу о реализации (и о теории рынков) нет.

Пойдем далее. Г-н Булгаков обвиняет г. Туган-Барановского в том, что он неверно оценивает учения экономистов до Маркса о рынках. Г-н Туган-Барановский обвиняет г. Булгакова в том, что он отрывает взгляды Маркса от той научной почвы, на которой они выросли, что он изображает дело так, будто “взгляды Маркса не имеют никакой связи с воззрениями его предшественников”. Этот последний упрек совершенно неоснователен, ибо г. Булгаков не только не высказывал подобного абсурдного мнения, но, напротив, приводил воззрения представителей различных школ до Маркса. По нашему мнению, и г. Булгаков и г. Туган-Барановский в изложении истории вопроса напрасно обратили так мало внимания на Адама Смита, на котором обязательно бы было остановиться с наибольшей подробностью при специальном изложении “теории рынков”; “обязательно” — потому, что именно Ад. Смит был родоначальником той ошибочной доктрины о распадении общественного продукта на переменный капитал и сверхстоимость (заработную плату, прибыль и ренту, по терминологии Ад. Смита), которая держалась упорно до Маркса и не давала возможности не только разрешить, но даже правильно поставить вопрос о реализации. Г-н Булгаков совершенно справедливо говорит, что, “при неверности исходных точек зрения и неверном формулировании самой проблемы, эти споры” (по поводу теории рынков, возникавшие в экономической литературе) “могли повести только к пустым и схоластическим словопрениям” (с. 21 назв. соч., прим.). Между тем Ад. Смиту автор уделил всего одну страничку, опустив подробный и блестящий разбор теории Ад. Смита, данный Марксом в 19-ой главе второго тома “Капитала” (§ II, S. 353—383) 7, и остановившись вместо того на учениях второстепенных и несамостоятельных теоретиков, Д.-С. Милля и фон-Кирхмана. Что касается до г. Туган-Барановского, то он совершенно обошел А. Смита и потому в изложении взглядов последующих экономистов опустил их основную ошибку (повторение вышеуказанной ошибки Смита). Что изложение при этих условиях не могло быть удовлетворительным, — это ясно само собою. Ограничимся двумя примерами. Изложивши свою схему № 1, поясняющую простое воспроизводство, г. Туган-Барановский говорит: “По ведь предполагаемый нами случай простого воспроизводства и не возбуждает никаких сомнений; капиталисты, согласно нашему предположению, потребляют всю свою прибыль, — понятное дело, что предложение товаров не превзойдет спроса” (“Пром. кризисы”, с. 409). Это неверно. Вовсе это не “понятное дело” для прежних экономистов, ибо они не умели объяснить даже простого воспроизводства общественного капитала, да и нельзя его объяснить, не поняв, что общественный продукт распадается по стоимости на постоянный капитал + переменный капитал + сверхстоимость, а по материальной форме на два большие подразделения: средства производства и предметы потребления. Поэтому у А. Смита и этот случай возбудил “сомнения”, в которых он, как показал Маркс, и запутался. Если же позднейшие экономисты повторяли ошибку Смита, не разделяя сомнений Смита, то это показывает лишь, что они сделали в теоретическом отношении по данному вопросу шаг назад. Точно так же неверно, когда г. Туган-Барановский говорит: “Учение Сэя — Рикардо теоретически совершенно правильно; если бы противники его дали себе труд рассчитать на цифрах, каким образом распределяются товары в капиталистическом хозяйстве, то они легко поняли бы, что отрицание этого учения заключает в себе логическое противоречие” (1. с., 427). Нет, учение Сэя—Рикардо теоретически совершенно неправильно: Рикардо повторил ошибку Смита (см. его “Сочинения”, пер. Знбера, СПБ. 1882, с. 221), а Сэй к тому же окончил ее, утверждая, что разница между валовым и чистым продуктом общества вполне субъективна. И сколько бы ни “рассчитывали на цифрах” Сэй—Рикардо и их противники, — никогда бы они ни до чего не досчитались, ибо дело тут совсем не в цифрах, как уже заметил совершенно справедливо и Булгаков по поводу другого места книги г-на Туган-Барановского (Булгаков, 1. с., стр. 21, прим.).

Мы подошли теперь и к другому предмету спора между гг. Булгаковым и Туган-Барановским, именно, к вопросу о цифирных схемах и об их значении. Г-н Булгаков утверждает, что схемы г-на Туган-Барановского, “благодаря отступлению от образца” (т. е. от схемы Маркса), “в значительной степени теряют свою убедительную силу и не разъясняют процесса общественного воспроизводства” (1. с., 248), а г. Туган-Барановский говорит, что “г. Булгаков не ясно понимает самое назначение подобных схем” (“Мир Божий” № 6 за 1898 г., стр. 125). По нашему мнению, в данном случае правда всецело на стороне г. Булгакова. “Не ясно понимает значение схем” скорее г. Туган-Барановский, который полагает, что схемы “доказывают вывод” (ibid.*). Схемы сами по себе ничего доказывать не могут; они могут только иллюстрировать процесс, если его отдельные элементы выяснены теоретически. Г-н Туган-Барановский составил свои собственные схемы, отличные от схем Маркса (и несравненно менее ясные, чем схемы Маркса), опустив притом теоретическое выяснение тех элементов процесса, которые должны быть иллюстрированы схемами. Основное положение теории Маркса, показавшего, что общественный продукт распадается не на переменный только капитал + сверхстоимость (как думал А. Смит, Рикардо, Прудон, Родбертус и др.), а на постоянный капитал + указанные части, — это положение г. Туган-Барановский совершенно не разъяснил, хотя и принял его в своих схемах. Читатель книги г-на Туган-Барановского не в состоянии понять этого основного положения новой теории. Необходимость различать два подразделения общественного производства (I: средства производства и II: предметы потребления) г. Туган-Барановский совершенно не мотивировал, тогда как, по верному замечанию г-на Булгакова, “в одном этом делении больше теоретического смысла, чем во всех предшествовавших словопрениях относительно теории рынков” (1. с., стр. 27). Вот почему изложение теории Маркса у г. Булгакова гораздо яснее и правильнее, чем у г. Туган-Барановского.

В заключение, останавливаясь несколько подробнее на книге г. Булгакова, мы должны заметить следующее. Около трети книги его посвящены вопросам о “различии оборотов капитала” и о “фонде заработной платы”. Параграфы с этими заголовками представляются нам наименее удачными. В первом из названных параграфов автор пытается дополнить (см. стр. 63, прим.) анализ Маркса и углубляется в очень сложные расчеты и схемы для иллюстрации того, как происходит процесс реализации при различиях в обороте капитала. Нам кажется, что конечный вывод, к которому пришел г. Булгаков (что для объяснения реализации при различии оборотов капитала необходимо предположить существование запасов у капиталистов обоих подразделений, ср. стр. 85), следует сам собой из общих законов производства и обращения капитала, что поэтому не было никакой надобности предполагать различные случаи отношений оборотов капитала во II и I подразделении и строить целый ряд графиков. То же самое приходится сказать и о втором из названных параграфов. Г-н Булгаков совершенно справедливо указывает на ошибочность утверждения г-на Герценштейна, находившего противоречие в учении Маркса по этому вопросу. Автор совершенно справедливо замечает, что “если приравнять оборот всех капиталов году, в начале данного года капиталисты являются собственниками как всего продукта производства прошлого года, так и суммы денег, равной этой стоимости” (142—143 стр.). Но г. Булгаков совершенно напрасно принимал (стр. 92 и cл.) чисто схоластическую постановку этого вопроса у прежних экономистов (берется ли заработная плата из текущего производства или из производства предыдущего рабочего периода?) и создавал себе лишние затруднения, “отводя” показание Маркса, который “как будто противоречит своей основной точке зрения”, “рассуждая так, как будто бы” “заработная плата берется не из капитала, а из текущего производства” (стр.

_______________________

* — ibidem — там же. Ред.

135). В такой форме Маркс вопроса вовсе и не ставит. Необходимость “отводить” показание Маркса вызвана была у г. Булгакова тем, что он пытается приложить к теории Маркса совершенно чуждую ему постановку вопроса. Раз выяснено, каким образом идет процесс всего общественного производства в связи с потреблением продукта разными классами общества, каким образом капиталисты вносят деньги, необходимые для обращения продукта, — раз выяснено все это, вопрос о том, берется ли заработная плата из текущего или из предыдущего производства, теряет всякое серьезное значение. Поэтому издатель последних томов “Капитала”, Энгельс, и говорит в предисловии ко второму тому, что рассуждения, напр., Родбертуса о том, “берется ли заработная плата из капитала или из дохода, относятся к области схоластики и упраздняются совершенно содержанием 3-го отдела этой второй книги “Капитала”” (“Das Kapital”, II, Vorwort, S. XXI *) 8.

Написано в конце 1898 г.

Напечатано в январе 1899 г.

в журнале “Научное Обозрение” № 1.

Печатается по тексту журнала

Подпись: Владимир Ильин

________________________

* — “Капитал”, т II, Предисловие, стр. XXI. Ред.

________________________

1 “Заметка к вопросу о теории рынков (По поводу полемики гг. Туган-Барановского и Булгакова) ” была напечатана в журнале “Научное Обозрение”, 1899, № 1.

“Научное Обозрение” — научный (с 1903 года — общелитературный) журнал; выходил в Петербурге с 1894 по 1903 год. Журнал привлекал публицистов и ученых разных школ и направлений; широко использовался либералами и “легальными марксистами”. В журнале были напечатаны работы К. Маркса “Речь о свободе торговли” (1897, № 11), “Заработная плата, цена и прибыль” (1898, № 12) и др. и Ф. Энгельса “Диалектика и метафизика” (Отрывок из введения к “Анти-Дюрингу”) (1897, № 5) и др. В объявлении на 1900 год в числе сотрудников значился В. Ильин (Ленин). В “Научном Обозрении” кроме “Заметки к вопросу о теории рынков” были напечатаны также статьи В. И. Ленина “Еще к вопросу о теории реализации” (1899, Л” 8) (см. настоящий том, стр. 67—87) и “Некритическая критика” (1900, №,№ 5, 6) (см. Сочинения, о изд., том 3, стр. 611—636).

2Сверхстоимость” — прибавочная стоимость. До середины 1899 года Ленин пользовался термином “сверхстоимость” наряду с термином “прибавочная стоимость”. Позднее он пользуется только термином “прибавочная стоимость”.

В журнале “Научное Обозрение”, где впервые была напечатана “Заметка к вопросу о теории рынков”, редакция заменила термин “стоимость” термином “ценность”. Ленин считал термин “ценность” неправильным; в примечании к статье “Еще к вопросу о теории реализации” он указал, что он употребляет всегда термин “стоимость” (см. настоящий том, стр. 68).

3 См. К. Маркс. “Капитал”, т. II, 1955, стр. 471

4 См. К. Маркс. “Капитал”, т. 111, 1955, стр. 316—317.

5 См. К. Маркс. “Капитал”, т. III, 1955, стр. 254—255.

6 См. К. Маркс. “Капитал”, т. III, 1955, стр. 316.

7 См. К. Маркс. “Капитал”, т. II, 1955, стр. 361—389.

8 См. К. Маркс. “Капитал”, т. II, 1953, стр. 16.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014