В.И.Ленин о марксистском понимании войны
Начало Вверх

В. И. Ленин о марксистском понимании войны

Из работы «Ответ П. Киевскому (Ю. Пятакову)»

Защита   отечества   есть ложь   в   империалистской войне, но вовсе не ложь в демократической и револю­ционной войне. Разговоры о “правах” кажутся смеш­ными во время войны, ибо всякая война ставит прямое и непосредственное насилие на место права, но из-за этого нельзя забывать, что бывали в истории в прошлом (и наверное будут,  должны быть в  будущем)  войны (демократические и  революционные войны),  которые, заменяя на время войны всякое “право”, всякую демо­кратию насилием,   служили   по своему   социальному содержанию, по своим последствиям, делу демократии и, следовательно, социализма.

***

Гражданская война есть тоже война; следовательно, и она неминуемо должна ставить насилие на место права. Но насилие во имя интересов и прав большинства населения  отличается иным характером: оно попирает “права” эксплуатато­ров буржуазии, оно неосуществимо без демократиче­ской организации войска и “тыла”. Гражданская война насильственно экспроприирует, сразу и прежде всего, банки,  фабрики, железные дороги, крупные сельско­хозяйственные имения   и т. д. Но  именно для того, чтобы экспроприировать все это, надо ввести и выбор всех чиновников народом и выбор офицеров народом и полное слияние армии,  ведущей войну против бур­жуазии, с  массой  населения, и полную демократию в  деле   распоряжения съестными  припасами,   произ­водства и распределения их и т. д. Целью гражданской воины является завоевание  банков,  фабрик, заводов и пр., уничтожение всякой возможности сопротивления буржуазии, истребление ее войска. Но эта цель недо­стижима   ни с  чисто   военной, ни  с   экономической, ни с политической стороны без одновременного,  развивающегося в ходе такой войны, введения и распростра­нения демократии среди нашего войска и нашего “тыла”. Мы говорим массам   теперь (и  массы  инстинктивно чувствуют нашу правоту, когда мы говорим им это): «вас обманывают, ведя на войну ради империалистского капитализма и прикрывая ее великими лозунгами демо­кратии”. “Вы должны вести и вы поведете войну против буржуазии действительно демократически и в целях действительного  осуществления  демократии и  социа­лизма”. Теперешняя война соединяет и “сливает” народы коалиции посредством насилия и финансовой зависимости.   Мы в своей гражданской войне против бур­жуазии будем соединять и сливать народы не силой рубля, не силой дубья, не насилием, а добровольным согласием, солидарностью трудящихся против эксплуататоров.

(ПСС, т. 30, с. 69-74).

Из работы В. И. Ленина «О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме»

…обыватели способны всякую войну оправдать, говоря “мы защищаем отечество”, тогда как марксизм, не принижающий себя до обы­вательщины, требует исторического анализа каждой отдельной войны, чтобы разобрать, можно ли считать эту войну прогрессивной, служащей интересам демо­кратии или пролетариата, в этом смысле законной, справедливой и т. п.

Лозунг защиты отечества есть сплошь да рядом обыва­тельски-несознательное оправдание войны, при неуме­нии исторически разобрать значение и смысл каждой отдельной войны.

Марксизм дает такой анализ и говорит: если “действи­тельная сущность” войны состоит, например, в свер­жении чуженационального гнета (что особенно типично для Европы 1789—1871 гг.), то война прогрессивна со стороны угнетенного государства или нации. Если “действительная сущность” войны есть передел колоний, дележ добычи, грабеж чужих земель (такова война 1914-1916 гг.), — тогда фраза о защите отечества есть “сплошной обман народа”.

Как же найти “действительную сущность” войны, как определить ее? Война есть продолжение политики. Надо изучить политику перед войной, политику, ве­дущую и приведшую к войне. Если политика была империалистская, т. е. защищающая интересы финан­сового капитала, грабящая и угнетающая колонии и чужие страны, то и война, вытекающая из этой политики, есть империалистская война. Если политика была национально-освободительная, т. е. выражавшая массовое движение против национального гнета, то она, вытекающая из такой политики, есть нацио­нально-освободительная война.

Обыватель не понимает, что война есть “продолжение политики”, и потому ограничивается тем, что-де “неприя­тель нападает”, “неприятель вторгся в мою страну”, не разбирая, из-за чего ведется война, какими классами, ради какой политической цели... Для обывателя важно, где стоят войска, кто сейчас побеждает.  Для марксиста  важно, из-за чего ведется данная война,   во  время которой могут быть  победи­телями то одни, то другие войска…

Коротко: война между империалистскими (т. е. угне­тающими целый ряд чужих народов, опутывающими их сетями зависимости от финансового капитала и пр.) великими державами или в союзе с ними есть империа­листская война. Такова война 1914-1916 гг. “Защита отечества” есть обман в этой войне, есть оправдание ее.

Война против империалистских, т. е. угнетательских держав со стороны угнетенных (например, колониаль­ных народов) есть действительно-национальная война. Она возможна и теперь. “Защита отечества” со стороны национально-угнетенной страны против национально-угнетающей не есть обман, и социалисты вовсе не против “защиты отечества” в такой войне…

Отрицать “защиту отечества”, т. е. уча­стие в войне демократической, есть нелепость, не име­ющая   ничего   общего с   марксизмом.   Прикрашивать империалистскую войну применением к  ней понятия “защиты отечества”, т.е., выдавая ее за демократическую, значит  обманывать рабочих,  переходить   на сторону реакционной буржуазии.

(ПСС, т. 30, с. 77-85).

Из работы В. И. Ленина «Военная  программа   пролетарской   революции»

Одно из самых основных свойств империализма заключается как раз в том, что он ускоряет развитие капитализма в самых отсталых странах и тем самым расширяет и обостряет борьбу против национального угнетения. Это — факт. И отсюда неизбежно следует, что империализм должен в нередких случаях порождать национальные войны. Юниус, защищающий в своей брошюре упомянутые “тезисы”, говорит, что в империалистскую эпоху всякая национальная война против одной из империалистских великих держав приводит к вмешательству другой, конкурирующей с первой и также империалистской великой державой, и, таким образом, всякая националь­ная война превращается в империалистскую. Но и этот довод неправилен. Это может быть, но это не всегда так бывает. Многие колониальные войны в годы 1900— 1914 пошли не этим путем. И было бы просто смешно, если бы мы заявили, что, например, после теперешней войны, если она закончится крайним истощением воюю­щих стран, “не может” быть “никаких” национальных, прогрессивных, революционных войн со стороны, ска­жем, Китая в союзе с Индией, Персией, Сиамом и т. д. против великих держав.

Отрицание всякой возможности национальных войн при империализме теоретически неправильно, истори­чески явно ошибочно, а практически оно равняется европейскому шовинизму…

Во-вторых. Гражданские войны — тоже войны. Кто признает борьбу классов, тот не может не признавать гражданских войн, которые во всяком классовом обществе представляют естественное, при известных обстоятельствах неизбежное продолжение, развитие и обострение классовой борьбы. Все великие революции подтверждают это. Отрицать гражданские войны или забывать о них — значило бы впасть в крайний оппор­тунизм и отречься от социалистической революции.

В-третьих, победивший в одной стране социализм отнюдь не исключает разом вообще все войны. Наоборот, он их предполагает. Развитие капитализма совершается в высшей степени неравномерно в различных странах. Иначе и не может быть при товарном производстве. Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит перво­начально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными. Это должно вызвать не только трения, но и прямое стремление буржуазии других стран к разгрому победоносного пролетариата социали­стического государства. В этих случаях война с нашей стороны была бы законной и справедливой. Это была бы война за социализм, за освобождение других народов от буржуазии. Энгельс был совершенно прав, когда в своем письме к Каутскому от 12 сентября 1882 года прямо признавал возможность “оборонительных войн” уже победившего социализма. Он имел в виду именно оборону победившего пролетариата против буржуазии других стран.

Только после того, как мы низвергнем, окончательно победим и экспроприируем буржуазию во всем мире, а не только в одной стране, войны станут невозмож­ными. И с научной точки зрения будет совершенно неправильно и совершенно нереволюционно, если мы будем обходить или затушевывать как раз наиболее важное: подавление сопротивления буржуазии, — наи­более трудное, наиболее требующее борьбы при пере­ходе к социализму. “Социальные” попы и оппортунисты всегда готовы мечтать о будущем мирном социализме, но они как раз тем и отличаются от революцион­ных социал-демократов, что но хотят думать и помыш­лять об ожесточенной классовой борьбе и классовых войнах для осуществления этого прекрасного буду­щего.

Мы не должны допустить, чтобы словами нас вводили в обман. Например, понятие “защита отечества” многим ненавистно, потому что откровенные оппортунисты и каутскианцы прикрывают и затушевывают им ложь буржуазии в данной хищнической войне (Ленин имеет ввиду Первую мировую войну 1914-1918 гг. – прим. ред.). Это факт. Но из этого не следует, что мы должны разучиться размышлять над значением политических лозунгов. Признавать “защиту отечества” в данной войне значит считать ее “справедливой”, соответствующей интересам пролетариата, — и ничего больше и еще раз ничего, потому что вторжение не исключается ни в какой войне. Было бы просто глупо отрицать “защиту отечества” со стороны угнетенных народов в их войне против импе­риалистских великих держав или со стороны победив­шего пролетариата в его войне против какого-нибудь Галифе буржуазного государства.

Теоретически было бы совершенно ошибочно забы­вать, что всякая война является только продолжением политики другими средствами; теперешняя империа­листская война является продолжением империалист­ской политики двух групп великих держав, и эта поли­тика порождена и питается совокупностью отношений империалистской эпохи. Но та же эпоха необходимо должна породить и питать и политику борьбы против национального угнетения и борьбы пролетариата про­тив буржуазии, а потому и возможность и неизбеж­ность, во-первых, революционных национальных восстаний и войн, во-вторых, войн и восстаний пролета­риата против буржуазии, в-третьих, объединения обоих видов революционных войн и т. д.

***

Угнетенный класс, который не стремится к тому, чтобы научиться владеть оружием, иметь оружие, такой угнетенный класс заслуживал бы лишь того, чтобы с ним обращались, как с рабами. Не можем же мы, не превращаясь в буржуазных пацифистов или оппор­тунистов, забыть, что мы живем в классовом обществе и что из него нет и быть не может иного выхода, кроме классовой борьбы. Во всяком классовом обществе, — будь оно основано на рабстве, крепостничестве или, как теперь, на наемном труде, — угнетающий класс бывает вооруженным. Не только теперешнее постоян­ное войско, но и теперешняя милиция — даже в самых демократических буржуазных республиках, например, в Швейцарии — есть вооружение буржуазии против пролетариата. Это — такая элементарная истина, что особенно останавливаться на ней едва ли есть надоб­ность. Достаточно напомнить употребление войска против стачечников во всех капиталистических стра­нах.

Вооружение буржуазии против пролетариата есть один из самых крупных, основных, важнейших фактов современного капиталистического общества. И перед лицом такого факта революционным социал-демократам предлагают, чтобы они выставили “требование” “разо­ружения”! Это равносильно полному отказу от точки зрения классовой борьбы, отречению от всякой мысли о революции. Нашим лозунгом должно быть: вооруже­ние пролетариата для того, чтобы победить, экспро­приировать и обезоружить буржуазию. Это — един­ственно возможная тактика революционного класса, тактика, вытекающая из всего объективного развития капиталистического милитаризма, предписываемая этим развитием. Лишь после того, как пролетариат обезоружит буржуазию, он может, не изменяя своей всемирно-исторической задаче, выбросить на слом всякое вообще оружие, и пролетариат, несомненно, сделает это, но только тогда, никоим образом не раньше.

(ПСС, т.30. с.133-136)

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014