Демократические задачи революционного...
Начало Вверх

270

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ

РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЛЕТАРИАТА

Социал-демократия, как сознательная выразитель­ница рабочего движения, ставит себе целью полное избавление всех трудящихся от всякого гнета и эксплу­атации. Достижение этой цели, уничтожение частной собственности на средства производства и создание социалистического общества, требует очень высокого развития производительных сил капитализма и громад­ной организованности рабочего класса. Без политиче­ской свободы немыслимо ни полное развитие произво­дительных сил в современном буржуазном обществе, ни широкая, открытая и свободная классовая борьба, ни политическое просвещение, воспитание и сплочение масс пролетариата. Вот почему сознательный проле­тариат всегда ставит своей задачей решительную борьбу за полную политическую свободу, за демократическую революцию.

Эту задачу ставит себе не один пролетариат. Буржуа­зии тоже нужна политическая свобода. Образованные представители имущих классов давно выкинули знамя свободы; революционная интеллигенция, происходящая главным образом из этих классов, геройски боролась за свободу. Но вся буржуазия в целом не способна на решительную борьбу с самодержавием: она боится потерять в этой борьбе свою собственность, которая привязывает ее к существующему обществу; она боится слишком революционного выступления рабочих, кото­рые никогда не остановятся на одной демократической

271

революции, а будут стремиться к социалистическому перевороту; она боится полного разрыва с чиновничест­вом с бюрократией, интересы которой связаны с инте­ресами имущих классов тысячами нитей. Поэтому бур­жуазная борьба за свободу отличается робостью, непо­следовательностью, половинчатостью. Одна из задач пролетариата — толкать вперед буржуазию, ставить перед всем народом лозунги полного демократического переворота, браться самостоятельно и смело за осущест­вление этих лозунгов, одним словом, быть авангардом, передовым отрядом в борьбе за свободу всего народа.

Русским социал-демократам в целях выполнения этой задачи приходилось вести войну уже не раз с непосле­довательностью буржуазного либерализма. Напомним, например, как начинал г. Струве свою свободную от цензуры деятельность в качестве политического борца за «освобождение» России. Он начал ее предисловием к «Записке» Витте, где был выставлен совершенно «шиповский» (говоря языком нынешних политических делений) лозунг: «права и властное земство». Социал-демократия показывала всю отсталость, всю нелепость, всю реакционность этого лозунга, требовала определен­ной и решительной демократической программы, сама выставляла такую программу, как нераздельную со­ставную часть своей партийной программы. Социал-демократия должна была бороться с узким пониманием демократических задач в ее собственных рядах, когда так называемые «экономисты» всячески принижали эти задачи, проповедовали «экономическую борьбу с хозяе­вами и с правительством», настаивали на необходимости начать с завоевания прав, продолжать политической агитацией и лишь потом, постепенно (теория стадий) переходить к политической борьбе.

Теперь политическая борьба страшно разрослась, революция охватила всю страну, самые умеренные либералы стали «крайними», и может показаться, что такие исторические справки из недавнего прошлого, какие мы сейчас привели, неуместны, не могут иметь никакого отношения к живому, бурному настоящему. Но это может показаться лишь на первый взгляд.

272

Конечно, такие лозунги, как учредительное собрание, всеобщее, прямое и равное избирательное право с тай­ной подачей голосов (выставленные давно и раньше всех социал-демократами в их партийной программе) стали общим достоянием, приняты нелегальным «Освобожде­нием», вошли в программу «Союза освобождения», стали лозунгами земцев, повторяются на все лады ле­гальной печатью. Прогресс русского буржуазного демо­кратизма за последние годы и месяцы несомненен. Буржуазная демократия учится у событий, отбрасывает примитивные лозунги (вроде шиповского: права и властное земство), ковыляет вслед за революцией. Но она именно ковыляет за революцией; на место старых противоречий между ее словами и делами, между демо­кратизмом в принципе и демократизмом в «реальной политике» нарождаются новые противоречия, ибо рост революции все повышает и повышает требования от демократии. Буржуазная же демократия, повышая свои лозунги, всегда отстает от событий, всегда тащится в хвосте, всегда формулирует эти лозунги на несколько градусов ниже, чем этого требует действительно рево­люционная действительная борьба за действительную свободу.

В самом деле, возьмите этот ставший уже ходячим, общепризнанным лозунг: учредительное собрание на основе всеобщего и т. д. избирательного права. Доста­точен ли он с точки зрения последовательного демокра­тизма? Достаточен ли он с точки зрения насущных революционных задач переживаемого момента? На оба эти вопроса нельзя ответить иначе, как отрицательно. Чтобы убедиться в этом, стоит только разобрать внима­тельно нашу партийную программу, которую, к сожа­лению, недостаточно часто вспоминают, приводят и распространяют наши организации. (Как счастливое исключение, заслуживающее широкого подражания, отметим недавнюю перепечатку программы нашей пар­тии в листках комитетов Рижского, Воронежского и Московского.) Наша программа тоже ставит во главу угла лозунг всенародного учредительного собрания (словом: «всенародный» мы условимся обозначать для

273

краткости всеобщее и т. д. избирательное право). Но этот лозунг стоит у нас в программе не одиноко, а в та­ком контексте, с такими добавлениями и пояснениями, которые исключают перетолкование его людьми, наи­менее последовательно борющимися за свободу или даже борющимися против свободы. Этот лозунг стоит у нас в программе в связи с лозунгами: 1) низвержение царского самодержавия; 2) замена его демократической республикой; 3) обеспеченное демократической конститу­цией самодержавие народа, т. е. сосредоточение всей верховной государственной власти в руках законода­тельного собрания, составленного из представителей народа и образующего одну палату.

Можно ли сомневаться в том, что признание всех этих лозунгов обязательно для всякого последователь­ного демократа? Ведь слово «демократ» и по граммати­ческому смыслу и по политическому значению, придан­ному ему всей историей Европы, означает: сторонник самодержавия народа. Смешно, значит, говорить о де­мократизме и в то же время отрицать хотя бы один из этих лозунгов. Но основное противоречие между стрем­лением буржуазии отстоять во что бы то ни стало част­ную собственность и желанием добиться свободы так глубоко, что представители, сторонники либеральной буржуазии неминуемо попадают в это смешное положе­ние. Как всем известно, в России с громадной быстротой складывается очень широкая либеральная партия, к которой принадлежит и «Союз освобождения» и масса земцев и газеты вроде «Нашей Жизни», «Наших Дней», «Сына Отечества», «Русских Ведомостей» 1 и проч., и т. д. Эта либерально-буржуазная партия любит, чтобы ее называли «конституционно-демократической» партией. На самом же деле, как видно из заявлений и программы нелегального «Освобождения», это партия монархическая. Она вовсе не хочет республики. Она не хочет одной палаты и вводит для верхней палаты непрямое и фактически не всеобщее избирательное право (ценз по оседлости). Она вовсе не хочет перехода всей верховной государственной власти в руки народа (хотя для показа она очень любит говорить о переходе

274

власти к народу!). Она не хочет низвержения самодер­жавия, она хочет лишь раздела власти между 1) монар­хией, 2) верхней палатой (где будут преобладать земле­владельцы и капиталисты) и 3) нижней палатой, которая одна только строится на демократических началах.

Таким образом перед нами налицо несомненный факт, что наша «демократическая» буржуазия в лице ее даже самых передовых, образованных, наименее под­чиненных непосредственно капиталу представителей тащится в хвосте революции. Эта «демократическая» партия боится самодержавия народа. Повторяя наш лозунг всенародного учредительного собрания, она на деле совершенно извращает смысл и значение этого лозунга, она обманывает народ посредством употребле­ния этого лозунга, вернее сказать, посредством зло­употребления этим лозунгом.

Что такое «всенародное учредительное» собрание? Это такое собрание, которое, во-первых, действительно выражает волю народа; — для этого нужно всеобщее и т. д. избирательное право и полная гарантия свободы предвыборной агитации. Это такое собрание, которое, во-вторых, действительно имеет силу и власть «учре­дить» государственный порядок, обеспечивающий само­державие народа. Ясно, как ясен ясный божий день, что без этих двух условий собрание не может быть ни действительно всенародным, ни действительно учре­дительным. А между тем наши либеральные буржуа, наши конституционалисты-монархисты (называющие себя для издевки над народом демократами) не хотят реального обеспечения ни одного из этих условий! Они не только ничем не обеспечивают ни полной свободы предвыборной агитации, ни действительного перехода силы и власти в руки учредительного собрания, — они, напротив, обеспечивают невозможность того и другого, ибо они обеспечивают монархию. Реальная власть и сила остаются в руках Николая Кровавого: это значит, что злейший враг народа, созывая собрание, «обеспечит» всенародный и свободный характер выборов. Не правда ли, как это демократично? Это значит, что учреди­тельное собрание не будет никогда иметь и не должно

275

(по мысли либеральных буржуа) никогда иметь всей си­лы и всей власти; оно должно оставаться вовсе без силы и вовсе без власти; оно должно лишь договорить­ся, согласиться, условиться, сторговаться с Николаем II о пожаловании ему, собранию, частички его царской власти! Учредительное собрание, выбранное всеобщим голосованием, ничем не отличается от нижней палаты. Значит, учредительное собрание, созываемое для вы­ражения и проведения воли народа, предназначается либеральной буржуазией на то, чтобы «учредить» над волей народа волю верхней палаты и плюс еще волю монархии, волю Николая.

Неужели не очевидно, что, разговаривая, ораторст­вуя, крича о всенародном учредительном собрании, господа либеральные буржуа, освобождении, на деле готовят противонародное совещательное собрание? Вместо освобождения народа они хотят подчинить народ "конституционным путем, во-первых, власти царя (мо­нархический принцип) и, во-вторых, власти организо­ванной крупной буржуазии (верхняя палата).

Кто желает оспаривать этот вывод, тот пусть по­пробует утверждать: 1) что возможно действительное выражение в выборах воли народа без полной свободы агитации и без фактического уничтожения всяких при­вилегии, которые могло бы иметь царское правитель­ство в этой агитации; 2) что собрание представителей, я» имеющее в своих руках реальной силы и власти, остающихся в руках царя, на деле не является лишь совещательным собранием. Утверждать то или другое могут лишь продувные шарлатаны или безнадежные глупцы. История неопровержимо доказывает, что пред­ставительное собрание, существующее рядом с монар­хической властью, на деле, пока эта власть остается в руках монархии, является совещательным собранием, которое не подчиняет волю монарха воле народа, а лишь согласует волю народа с волей монарха, т. е. Делит власть между монархом и народом, выторговывает новый порядок, но не учреждает его. История неопро­вержимо доказывает, что о действительно свободных выборах, о сколько-нибудь полном ознакомлении всего

276

народа с их значением и характером не может быть и речи без замены борющегося с революцией прави­тельства временным революционным правительством. Если мы даже допустим на минуту невероятное и невоз­можное, именно, что царское правительство, решив созвать «учредительное» (читай: совещательное) собра­ние, обеспечит формально свободу агитации, то все-таки в его руках останутся все те гигантские выгоды и пре­имущества в агитации, которые дает организованная государственная власть: этими выгодами и преимущест­вами в агитации на выборах в первое народное собрание будет пользоваться тот, кто всеми средствами давил народ и у кого народ стал вырывать силой свободу.

Одним словом, мы приходим опять к тому же выводу, который получили и прошлый раз («Пролетарий» № 3) [a], когда рассматривали этот вопрос с другой стороны. Лозунг всенародного учредительного собрания сам по себе, отдельно взятый, есть в настоящее время лозунг монархической буржуазии, лозунг сделки между бур­жуазией и царским правительством. Лозунгом револю­ционной борьбы может быть лишь свержение царского правительства и замена его временным революционным правительством, которое должно созвать всенародное учредительное собрание. Пусть пролетариат России не делает себе иллюзий на этот счет: его обманывают под шумок всеобщего возбуждения посредством упо­требления его же собственных лозунгов. Если мы окажемся не в силах противопоставить вооруженной силе правительства силу вооруженного народа, если царское правительство не будет разбито наголову и заменено временным революционным правительством,— тогда всякое представительное собрание, какие бы ти­тулы всенародного и учредительного ему ни давали, окажется на деле собранием представителей крупной буржуазии для сделки с царем о дележе власти между ними.

Чем ближе подходит борьба народа с царем к реши­тельной развязке, чем вероятнее быстрое осуществление

277

требования созыва народных представителей, тем строже должен следить революционный пролетариат за «демо­кратической» буржуазией. Чем скорее мы завоюем свободу, тем скорее превратится этот союзник проле­тариата в врага его. И для затушевывания этого превра­щения послужит, во-1-х, неясность, неполность и неопределенность якобы демократических лозунгов бур­жуазии, а во-2-х, стремление сделать лозунги проле­тариата фразой, заменить реальные гарантии свободы в революции словесными обещаниями. От рабочих требуется теперь удесятеренное внимание и бдительное наблюдение за «демократами». Слова: «всенародное учре­дительное собрание» окажутся пустыми словами, если это собрание не сможет, в силу реальных условий выборов и выборной агитации, выразить волю народа, если оно не в силах будет самостоятельно учредить новый порядок. Центр тяжести передвигается теперь с вопроса о созыве всенародного учредительного собра­ния на вопрос о способах этого созыва. Мы стоим накануне решительных событий. Не доверяя общедемо­кратическим лозунгам, пролетариат должен противопо­ставлять им свои собственные пролетарски-демократи­ческие лозунги во всей их полноте. Только сила, руководимая этими лозунгами, может обеспечить на деле полную победу революции.

 

«Пролетарий» № 4,

17 (4) июня 1905 г.

Печатается по тексту

газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью



[a] См. настоящий том, стр. 263. Ред.



1 «Наша Жизнь» — ежедневная газета либерального направ­ления, выходила в Петербурге с перерывами с 6 (19) ноября 1904 года по 11 (24) июля 1906 года.

«Русские Ведомости» — газета; выходила в Москве с 1863 года, выражала взгляды умеренно-либеральной интел­лигенции. С 1905 года газета являлась органом правого крыла партии кадетов. Ленин указывал, что «Русские Ве­домости» своеобразно сочетали «правый кадетизм с народни­ческим налетом» (Сочинения, 4 изд., том 19, стр. 111).

В 1918 году «Русские Ведомости» были закрыты вместе с другими контрреволюционными газетами.

«Наши Дни» — ежедневная газета либерального направ­ления; издавалась в Петербурге с 18 (31) декабря 1904 года по 5 (18) февраля 1905 года; 7 (20) декабря 1905 года издание газеты возобновилось, но вышло только два номера.

«Сын Отечества» — ежедневная газета либерального на­правления, издававшаяся в Петербурге с 1856 по 1900 год и с 18 ноября (1 декабря) 1904 года. Сотрудниками газеты были освобожденцы и народники различных оттенков. С 15 (28) ноября 1905 года газета стала органом партии эсе­ров 2 (15) декабря 1905 года газета была закрыта. – 273.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2014