В.Г. Венжер - советский кооперативный социалист
Начало Вверх

VII. ПОРТРЕТЫ

В.Г.ВЕНЖЕР – ТЕОРЕТИК

РУССКОГО КООПЕРАТИВНОГО СОЦИАЛИЗМА

Михаил Воейков

Тамара Кузнецова

Лев Никифоров

1

Владимир Григорьевич Венжер, столетие со дня рождения которого исполнилось 28 января этого года, составляет заметную страницу в истории советской экономической мысли, точнее, политической экономии социализма. Он был, пожалуй, самым крупным представителем социалистической мысли в аграрной экономической науке советского периода. Разных и хороших ученых-аграриев было достаточно, но только В.Г.Венжеру удалось наиболее глубоко и последовательно отразить кооперативные, а следовательно, социалистические в его понимании, потребности крестьянства. По сути дела, его можно считать последним представителем весьма популярной в России в конце прошлого века и в начале этого теории кооперативного социализма. И удивительно, как удалось ему выжить все годы, разделяя бликзую к эсеровской концепцию социализма. Правда, на него всегда смотрели как на диссидента советской экономической науки, иногда жестко критиковали, иногда давали возможность печатать свои научные труды (1).

Может быть, ему помогли его неугомонная натура и вполне революционная биография. Родился В.Г.Венжер 28 января 1899г., в Крыму, где и закончил гимназию. В 1916г. поступил на физико-математическое отделение Московского университета, в 1917г. - участник Октябрьской революции в Москве, в 1918г. вступил РКП(Б), затем Гражданская война. После демобилизации в 1921г. из Красной Армии В.Г.Венжер находился на партийной работе (1921-1936 гг.), одно время даже был секретарем Семиполатенского Обкома партии, но его сняли с этой должности. Учился в Институте Красной профессуры, и, окончив его, стал начальником политотдела МТС (1933-1934 гг.), затем - директором зернового совхоза (1936-1938 гг.). Но выгнали и оттуда. С 1939г. до самой своей смерти В.Г.Венжер был научный сотрудником Института экономики АН СССР. Мы спрашивали В.Г.Венжера - как ему удавалось выживать во времена Сталина, находясь  на ответственных постах, он отвечал,

______________________

Воейков Михаил Илларионович – д.э.н., ИЭ РАН

Кузнецова Тамара Евгеньевна – д.э.н., ИЭ РАН

Никифоров Лев Васильевич – к.э.н., ИЭ РАН

что "всегда имел свое собственное мнение, которое фиксировалось в протоколах”. Этот нонконформистский характер В.Г.Венжера позволил ему не только прожить длительную жизнь в сложнейшее время, но и сделать заметный вклад в аграрные проблемы политической экономии социализма.

2

В.Г.Венжер получил всесоюзную известность после письма И.Сталина в его адрес “Ответ товарищам Саниной А.В. и Венжеру В.Г.”, которое вошло составной частью в книгу И.Сталина “Экономические проблемы социализма в СССР”. Это слишком хорошо известная книга, предопределившая на долгие десятилетия состояние экономической теории в нашей стране. Для того, чтобы было понятнее, как в эту эпохальное произведение умудрился попасть В.Г.Венжер и что было потом, следует несколько пояснить историю появления этой книги.

В 1951 г. ЦК партии (а значит, Сталин) затеяли экономическую дискуссию по проекту учебника политической экономии. В Кремле собрали ведущих ученых экономистов, которые обсуждали разные, относящиеся к предмету вопросы, а также писали записки и письма лично Сталину. Последний сидел в Сочи и изучал доставляемые ему каждый день самолетом материалы дискуссии. В целом было ощущение, что Сталин внимательно, хотя и таким своеобразным образом, следит за обсуждением. Причем, указывалось, что можно писать Сталину “все что хочешь и ничего не будет”, как потом вспоминал сам В.Г.Венжер. Некоторые и постарались, например Л.Ярошенко, которого сразу же после дискуссии отправили в далекую ссылку.

В.Г.Венжер поступил более разумно. Он вместе со своей женой и другом, доцентом МГУ А.В.Саниной, тщательно изучив работы Сталина, приводили в своем письме высказывания Сталина из ранних выступлений о необходимости продажи техники МТС колхозам. На что получили, наверное, самый благожелательный ответ: “Я  получил ваши письма, - писал Сталин (было всего 6 писем). - Как видно, авторы этих писем глубоко и серьезно изучают проблемы экономики нашей страны” (2). Но это не спасло ни В.Г.Венжера, ни А.В.Санину от проработок после знаменитой научной дискуссии. А.В.Санина вынуждена была уйти из МГУ, а В.Г.Венжер избежал обычной для того времени участи чудом. Его “ошибки” все хотели обсудить на партийном собрании Института экономики АН СССР, но ученый болел, а потом и сам Сталин умер.

В.Г.Венжер в своих письмах исходил из того, что если колхозы являются действительно кооперативными предприятиями, как официально тогда считалось, то они должны быть собственниками средств производства и результатов своего труда. Во всяком случае, колхозы должны сами решать, что им брать в аренду, а что приобретать в собственность, в том числе, конечно, и из сельскохозяйственной техники.

Иначе на это дело смотрел Сталин. Он писал, что “предлагая продажу МТС в собственность колхозам, т. т. Санина и Венжер делают шаг назад в сторону отсталости и пытаются повернуть назад колесо истории”, “основная ошибка т. т. Саниной и Венжера состоит в том, что они не понимают роли и значения товарного обращения при социализме, не понимают, что товарное обращение несовместимо с перспективой перехода от социализма к коммунизму” (3). Так Сталин не разрешил продавать технику колхозам.

Сегодня, конечно, этот спор кажется далеким и не очень существенным. Более того для советской экономической теории тех дней, он вообще был не разрешим. Действительно, абстрактно-теоретически Сталин был прав, что с перспективой перехода к коммунизму товарное обращение должно было бы сужаться. Но Сталин, по своему обыкновению субъективного идеалиста все переворачивать верх ногами, полагал, видимо, что если целенаправленно сужать товарное обращение, то можно побыстрее приблизиться к искомому коммунизму. Что же касается В.Г.Венжера, то он же был прав практически. Во-первых, кооператив есть кооператив, и он сам должен решать свою хозяйственную судьбу, что покупать и что продавать. Во-вторых, полное владение сельскохозяйственной техникой колхозами или совхозами для тех экономических условий было практической необходимостью. Более того, можно даже сказать, что В.Г.Венжер был более прав, ибо он имел в виду в первую очередь улучшение хозяйственной практики, а не чистоту теоретических догм. Сталин укладывал практику в короткое ложе догм. В.Г.Венжер же всецело исходил из потребностей практики и согласовывал ее с той теорией (кооперация), которая выдержала проверку в России на протяжении нескольких десятков лет. Тем более, что сегодня стала очевидна явная нетождественность сталинской экономической теории классическим марксисткам положениям социализма.

И с этой точки зрения следует рассматривать роль и значение не только теоретических постановок самого В.Г.Венжера, но и работы всех выдающихся деятелей общественной науки советского периода.

3

Как бы не оценивать и не относиться к советскому периоду нашей истории, но следует признать как непреложный факт существование в России с 1917 по 1991 гг.  особого социально-экономического строя, который можно называть советским строем, советской системой, советским типом экономической системы и т.д. Эта система имела и свою идеологию, и свою общественную науку, в том числе и политическую экономию социализма. В.Г.Венжер и являлся наиболее ярким представителем аграрной ветви этой науки.

Сегодня многие стараются забыть или перечеркнуть весь советский период, и в том числе советскую экономическую науку. Конечно, здесь было разное. Но тем не менее она пыталась решать и решала многие конкретные проблемы хозяйственного развития, позволила создать мощное государство с громадным экономическим потенциалом. Более того, многие политэкономические разработки были направленны на развитие общества в сторону все большего социализма, как тогда это понимали. Все эти проблемы пыталась решать политическая экономия социализма.

Итак, признаем факт существования советской политической экономии социализма как непреложный. Даже несмотря на то, что, на наш взгляд, социализма в точном марксистском понимании у нас не было. Здесь можно возразить, что же это за наука того, чего, как вы сами полагаете, не было.

Действительно, трудно представить науку, которая изучает то, чего нет в реальности. Но тут случай особый. Социалистическая мысль появилась задолго до того, как возникли какие-либо предпосылки социализма. Если оставить в стороне утопические сочинения, а взять период, начиная с марксистской разработки вопроса, то обнаружим, что имеется довольно обширная научная литература, где серьезно обсуждаются различные проблемы лучшего устройства будущего общества, то есть социализма. Значит, если самого социализма нет, то наука о нем уже существует много десятилетий и насчитывает многие сотни, если не тысячи, серьезных научных сочинений.

Более того, по многим представлениям социализм не приходит в мир каким-либо стихийным образом, а сознательно вырабатывается обществом. Это вытекает прежде всего из классического марксизма и из работ почти всех других социалистических мыслителей. Например, возьмите работы М.Туган-Барановского, Н.Бердяева, “социальную инженерию” К.Поппера и др. Поэтому в данном случае можно говорить, что социальная наука социализма (и политэкономия социализма в том числе) это наука о том что будет, а не о том, что есть. Именно в этом смысле создавал свою теорию “конструктивного социализма” Виктор Чернов.

Это достаточно важный момент, он характеризует сложившуюся методологию отечественной экономической науки, которая полностью сохранилась и до сегодняшнего дня. Суть дела состоит в том, что почти все серьезные экономические сочинения советского периода были написаны в нормативном плане, т.е. содержали некие предложения по улучшению тех или иных сторон экономической системы. Просто описательные работы, выполненные, как сейчас говорят, в дескриптивном методе не считались достаточно научными.

Таким образом, в случае социализма можно говорить об общественной науке того, что на сегодняшний день еще не имеется.

4

С этой точки зрения и будем анализировать вклад В.Г.Венжера в развитие политической экономии социализма, то есть вклад в науку о лучшем устройстве общества.

Политическая экономия социализма в нашей стране выполняла несколько функций.

Одной из них была конструктивная функция, когда пытались усовершенствовать различные стороны и формы социалистического общества. Причем, многие наиболее дальновидные ученые полагали, что то общество, которое реально существовало в советский период можно было называть социалистическим только условно, с оговорками. И мыслили себе настоящее социалистическое общество где-то в будущем. Конечно, об этом четко и откровенно нельзя было сказать, но намеков в соответствующей литературе было предостаточно. В последней своей книге (о которой мы подробно поговорим ниже), написанной в последний год жизни В.Г.Венжер писал более откровенно: “Наш социализм ни полным, ни даже развернутым пока что далеко не является. Раз так, то, следовательно, переходный период от капитализма к социализму все еще продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока это строительство не завершится в полной мере или во всяком случае не достигнет состояния всеобщего достатка” (4).

В этом конструктивном направлении политической экономии социализма было значительно легче создавать теоретические построения, высказывать различные взгляды, разворачивать дискуссии. Почти все основные дискуссии в советской экономической науке как раз охватываются этой функцией. Собственно говоря, эта функция и соответствует основному предназначению политической экономии социализма.

Другая функция политической экономии социализма - это создание общей теории социализма. Такие попытки были у многих исследователей, но результат их чрезвычайно ничтожен. Главная причина состоит опять же в том, что советскую практику многие исследователи принимали за практику социалистического общества и никак не могли ее непротиворечиво увязать с классическим марксизмом или с какой-либо другой общей социалистической теорией.

В этом отношении В.Г.Венжер составлял исключение. Но перед ним стояла другая трудность. Он не был ортодоксальным приверженцем классического (в каутскианской его трактовке) марксизма, он почти всю свою жизнь развивал и отстаивал теорию кооперативного социализма. В той же последней книге он писал: ”Полный социализм есть строй кооперативный” (5). Но все это он не мог откровенно писать в советский период, приходилось маневрировать. То есть, конкретные разработки по развитию колхозной кооперации он сделал почти в полной мере, что всегда вызывало оживленную дискуссию и даже жесткую критику. Но вот общую теорию кооперативного социализма ему разработать не удалось, вернее, ему не позволили. Но даже то, что удалось сделать В.Г.Венжеру, не подвергнуто достойному изучению и переосмыслению и сегодня.

5

Итак, В.Г.Венжер был представителем кооперативного социализма, можно даже сказать был теоретическим последователем лидера эсеровской партии Виктора Чернова. И хотя этот сюжет нигде и никак не раскрывался, существо дела от этого не менялось.

В. Чернов во многих своих работах отстаивал принцип социализации деревни через кооперацию, полагая что в деревне социализм может утвердится только как кооперативный (6). Правда, для города Чернов предполагал развитие синдикализма, который в союзе с деревенским кооперативизмом и создаст социалистическое общество. В.Г.Венжер же принципы кооперации распространял на все общество, на все предприятия. “При наличии общественной формы собственности, - писал он, - каждое отдельное предприятие лучше и надежнее всего превратить в предприятие кооперативное. В настоящее же время, поскольку по целому ряду объективного и субъективного характера причин наши промышленные предприятия являются государственными, превращать их в государственно-кооперативные следует путем сдачи по договору трудовым коллективам”. “Самое главное и самое ответственное, - писал он о горбачевской перестройке, - это перевод, постепенный, но неукоснительно последовательный, всей и промышленной, и земледельческой деятельности на рельсы кооперативности. ... Конечная цель перестройки - перевод всей экономики страны на рельсы общественного самоуправления, следовательно, на рельсы всеобщей кооперативности” (7).

Прав ли В.Г.Венжер? Действительно ли лучшее общество - это общество самоуправленческих кооперативов? При всей привлекательности именно такой схемы, отметим, что пока еще общественная наука четкого ответа на вопрос дать не может. Но развитие научных исследований в этом направлении было бы весьма полезным.

6

Таким образом В.Г.Венжер рассматривал кооперацию и кооперативные начала как общую форму социального прогресса, он выступал против отведения ей некой второстепенной роли и то лишь на определенный срок. Непреходящее значение кооперации (и в этом ее универсальность) он видел в том, что она дает возможность вести хозяйство, не отделяя от собственности каждого, кто занят в этом хозяйстве. По мысли В.Г.Венжера, кооперация разрешала противоречие между частным и общественным, не уничтожая одно из них, а гармонично интегрируя их воедино. Для земледелия такой синтез особенно важен.

Сегодня можно констатировать, что обычный марксистский подход, точнее, каутскианский, который вполне разделяли В.И.Ленин и другие большевики, что земледелие по мере развития капитализма превращается в фабрику, и что здесь экономические и трудовые отношения ничем не будут отличаться от промышленности, не оправдался. До сих пор и, видимо, еще долго земледелие будет представлять особую отрасль производства с особыми хозяйственными и трудовыми отношениями. И единственный путь развития земледелия, а следовательно, социализации его - это кооперация. Вот это-то и доказывал В.Г.Венжер всеми своими работами.

Он всегда оставался последовательным сторонником необходимости развития кооперации, не менял высоких оценок этой формы собственности и хозяйства в длительные периоды ее идеологической дискредитации и жесткого государственного давления. В своих работах В.Г.Венжер доказывал, что к колхозам следует относиться как к предприятиям подлинно кооперативным, которые должны обладать реальными кооперативными чертами. Более того, ученый выступал против государственного диктата по отношению к внутреннему устройству колхозов и их внешним связям, будь то подмена рыночных контрактационных связей обязательными закупками, определение размеров и укрупнение колхозов, или прямое превращение их в государственные предприятия.

Кстати говоря, отметим, что известный диссидент П.М.Абовин-Егидес эти теории В.Г.Венжера, конечно, не зная их автора, пытался проводить в своей колхозной практике, когда был одно время председателем колхоза в Пензенской области. И что из этого получилось можно прочитать в очень интересной и поучительной книге П.М.Абовина-Егидеса “Философ в колхозе” (8). В.Г.Венжера за кооперативные теории лишь жестко критиковали, П.М.Абовина-Егидеса за практические действия, согласно этим теориям, в конце концов упекли в психушку. Это лишний раз демонстрирует, что в советский период в политэкономических теориях хоть как-то и что-то можно было высказать. Критиковали, но не до смерти.

Большую часть своих работ В.Г.Венжер посвятил анализу колхозов как последовательно кооперативных предприятий. Здесь он неустанно подчеркивал, что колхозы должны быть свободны от такой жесткой опеки государства, в которую сегодня, когда наше государство вообще уже, кажется, ничего не может, трудно поверить. Он писал, что колхоз в своей производственной деятельности должен “ опираться исключительно на собственные материальные и трудовые ресурсы, ему по праву принадлежит и полная самостоятельность в планировании своего производства”, “никто не может колхозам спускать сверху плановые задания ни по объему производства, ни по реализации продукции, ни по посевным площадям и их размещению, ни по поголовью и видам скота” (9). А ведь все это было!

 В.Г.Венжер под формой кооперации, развития колхозного строя по сути дела боролся с государственным социализмом. Это и понятно: кооперативный социализм противоположен государственному.

7

Развивая теорию кооперативного социализма, В.Г.Венжер естественным образом оказался сторонником более общей теории - рыночного социализма. Более того, он был ближайшим и многолетним сотрудником Я.А.Кронрода, который возглавлял целое направление рыночного социализма в Институте экономике АН СССР. Конечно, сегодня к этой теории можно относится по разному. Но в любом случае - это была определенная теория, которая позволяла в более конструктивном смысле обсуждать проблемы совершенствования экономической системы “реального социализма”. Конечно, только обсуждать. Ведь, как мы уже отмечали, политическая экономия социализма - это наука не столько о том, что есть, сколько о том, что должно быть. Поэтому и рыночный социализм - это комплекс представлений о лучшем устройстве ближайшего общественного будущего.

В.Г.Венжер много и плодотворно писал на эти темы, за что и был неоднократно критикуем. “Экономическое руководство колхозами предполагает, - писал он в середине 60-х гг., - что вместо жесткого централизованного планирования, заключающего в себе много административного, используются исключительно стоимостные рычаги: цена, прибыль, кредит, льготы и другие стимулы для воздействия на развитие колхозов в желательном для народного хозяйства направлении” (10). В другой работе он отмечал: “Природе колхозного производства наиболее соответствует порядок свободной реализации своей товарной продукции” (11).

Вместе с тем в рассуждениях В.Г.Венжера можно найти и определенные противоречия. На них важно обратить внимание, поскольку дискуссия о рыночном социализме далеко незаконченна (12).

Так В.Г.Венжер, с одной стороны, верно считал, что “хозяйственные отношения следует рассматривать как отношения стоимостные” и что “одним натуральным показателем нельзя еще составить себе исчерпывающего представления о состоянии хозяйства. Последнее достигается лишь на основе анализа стоимостных показателей” (13). Однако, с другой стороны, в той же книге он писал, что в условиях социализма “отпадают такие стоимостные категории, как рыночная стоимость, цена производства, стоимость рабочей силы и прибавочная стоимость, абсолютная рента и цена земли” (14). Конечно, если иметь в виду сталинистскую трактовку социализма, которой был вынужден держаться В.Г.Венжер, то действие стоимостных отношений в такой модели рыночного социализма должно было быть ограничено. Что, собственно, усиленно и делалось не только в практике сталинского социализма, но и в практике “реального социализма”. Но если к вопросу подходить теоретически, то никак нельзя представить себе рыночную экономику без категории рыночной стоимости. Без последней все стоимостные показатели и цены приобретают формальный, необязательный характер.

Конечно, могут быть разные модели и схемы рыночного социализма, но в любом случае, центральным, конституирующим его моментом должна быть и будет категория рыночной стоимости. Другое дело, что в данной схеме рыночного социализма общество не должно в каждом своем мероприятии неукоснительно следовать требованиям закона стоимости. Уже сегодня в некоторых европейских странах с высокоразвитой экономикой из сферы рыночного регулирования выведены целиком или в значительной части наука, образование, здравоохранение, культура и т. п.

8

В.Г.Венжер был убежденным коммунистом, не переродившимся в поборника тоталитарного режима. Он был оппозиционером и противником огосударствленного, централистски бюрократического строя, критиковавшим этот строй с позиций веры в творческие силы и способности народа образовать общественное устройство, в котором он, народ, был бы и творцом, и хозяином всего созданного. Ученый всегда оставался защитником “рыночного социализма” вне зависимости от господствующей официальной антитоварной идеологии, последовательным сторонником кооперации в эпоху всеобщего огосударствления, защитником крестьянства “в условиях диктатуры пролетариата”, экономистом, исповедующим принципы экономической демократии в условиях тоталитаризма.

Вместе с тем В.Г.Венжер не был согласен и с упрощенной критикой пути, пройденного нашей страной. Он считал, что “историков ждет воистину колоссальная работа по переосмыслению нашей не парадной истории, а всего того, что в ней было и хорошего и плохого, и верного и неверного, и победного или неудачного” (15).

Понимание В.Г.Венжером кооперации свидетельствует о том, что он не был лишь узким экономистом-аграрником. По широте взглядов и интересовавших его проблем он был ученым, исследовавшим процессы и механизм социально-экономического прогресса. Но возможности для такого исследования В.Г.Венжеру (особенно с учетом его отношения к кооперации) в какой-то мере давала аграрная сфера, в которой, пусть во многом формально, сохранялись негосударственные типы хозяйства. И применительно к аграрной сфере можно было сказать откровеннее то, что нельзя было говорить в те времена относительно общества в целом. Лишь в своей последней книге В.Г.Венжер смог полнее раскрыть свое понимание объективных тенденций общественного развития и послереволюционной истории нашей страны.

Последняя книга В.Г.Венжера посвящена не аграрным проблемам и отношениям, хотя анализ этих проблем в ней есть. В этой книге ученый пытался осмыслить и как очевидец, и как активный участник многих явлений времени, в котором он жил.

Свое кредо ученого, гражданина и социалиста В.Г.Венжер выразил заключительными словами последней книги: “Мы против угнетения сильными слабого. Мы против эксплуатации человека человеком. Мы за социально справедливое и равное положение в обществе независимо от национальной принадлежности, вероисповедания и других особенностей каждого народа.

Таково мое заключительное слово” (16).

Примечания:

1. Перечислим основные книги В. Г.: Венжер В. Г. Основные вопросы производственной деятельности МТС. М., 1949; Венжер В. Г. Вопросы комплексной механизации колхозного производства. М., 1955; Венжер В. Г. Использование закона стоимости в колхозном производстве. Изд. 2-е. М., 1965; Венжер В. Г. Колхозный строй на современном этапе. М. 1966; Венжер В. Г.  Социально-экономические перспективы развития колхозного строя. М., 1979; Венжер В. Г. Как было, как могло быть, как стало, как должно стать. Вопросы истории нашего строя. М., 1990.

2. Сталин И. Экономические проблемы социализма в СССР. М., 1952. с. 84.

3. Там же, с. 91, 92.

4. Венжер В. Г. Как было, как могло быть, как стало, как должно стать. Вопросы истории нашего строя. М., 1990. с. 50.

5. Там же, с. 87-88.

6. См.: Чернов В. М. Конструктивный социализм. М., 1997.

7. Венжер В. Г. Как было, как могло быть, как стало, как должно стать. Вопросы истории нашего строя. М., 1990. с. 93, 91.

8. Абовин-Егидес П. М. Философ в колхозе. М., 1998.

9. Венжер В. Г. Особенности колхозной экономики и проблемы ее развития. - В кн.: Производство, накопление, потребление. М., 1965.    с. 271, 273.

10. Там же, с. 279.

11. Венжер В.Г.  Колхозный строй на современном этапе. М. 1966. с. 12.

12. Особенно оживленно эти вопросы сегодня обсуждаются западными учеными. См., например,: Roosevelt F. and Belkin D. (eds.) Why Market Socialism? Voices from DISSENT. N. Y., 1994; Ollman B. Market Socialism. The Debat Among Socialists. N. Y., 1998. Так же и журнал “Альтернативы” неоднократно затрагивал эти вопросы. См.: “Альтернативы” - 1996, № 4, с. 2-14; 1997, № 1, с. 8-57, № 3, с. 78-97; 1998, № 2, с. 97-112.

13. Венжер В.Г. Использование закона стоимости в колхозном производстве. Изд. 2-е. М., 1965. с. 138, 137.

14. Там же, с. 86.

15. Венжер В. Г. Как было, как могло быть, как стало, как должно стать. Вопросы истории нашего строя. М., 1990. с. 71.

16. Там же, с. 108.

Яндекс.Метрика

© (составление) libelli.ru 2003-2018