Ульрих Дакроу

Начало Вверх

О СТРАТЕГИИ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

ГЛОБАЛЬНОМУ КАПИТАЛИЗМУ

(европейская перспектива)

Ульрих Дакроу

Не одна лишь трансформация былых тигров в хромых уток демонстрирует критичность ситуации в глобализированной капиталистической экономике. На стенах не раз уже проступали вещие знаки, свидетельствующие о том же. Следует проанализировать имеющиеся признаки, прежде чем приступать к поискам альтернатив (1).

1. Экономические, политические и идеологические аспекты  существования современного мира

Экономическое измерение: Абсолютный капиталистический рынок для имущих

Латиноамериканский экономист и теолог Франц Хикеламмерт начинает свой анализ с хорошо известного факта, что крах “реального социализма” в 1989-90 гг. способствовал становлению мнения о том, что капитализм является единственной жизнеспособной системой (2). На фоне этого утверждения он выдвигает ряд тезисов. Во-первых, без стимула альтернативы — вне зависимости от природы этой альтернативы — капитализм не только получил тотальное господство но также и потерял человеческое лицо, стал диким.  Во втором и третьем тезисах он концентрирует внимание на выводах из сложившейся ситуации для стран третьего мира: ведущим странам по-прежнему необходимы ресурсы стран третьего мира, но не интересны их граждане, ведущие страны интересуются возможностями захоронения ядерных отходов и размещения там экологически опасных военных и промышленных производств.

С нашей точки зрения, эти верные наблюдения следует распространить по двум направлениям: проанализировать  другие регионы мира, с одной стороны, и глобализованные рынки, с другой.

Первое. Эффекты, сходные с наблюдаемыми в Юге, отмечаются также и в прежних социалистических странах, которые путем “шоковой терапии” были открыты для мирового капитализма. Наиболее показателен пример бывшего Советского Союза. Разрыв между немногими нуворишами и массами обнищавших в одночасье и оттесненных людей катастрофически увеличивается,  то же время западные  банки  и корпорации постепен-

_____________________

Дакроу Ульрих (Ulrich Duchrow) – профессор экономики (Германия), видный общественный деятель, председатель организации Kairos Europa

но завладевают богатыми природными ресурсами данного региона путем прямых инвестиций, организации совместных предприятий и кредитования. Западные компании также используют территорию  бывшего Советского Союза для захоронения токсичных отходов. Пример Китая показывает, что  мудрее был контролированный допуск иностранного капитала.

Но и на самом Западе абсолютизирующаяся  капиталистическая экономика разделяет людей и понижает экологические стандарты. По данным за 1994 г. норма прибыли на капитал, вложенный в производство и сферу услуг, составила 7%, а капитала, вложенного в финансовую сферу, - 11%. Значит, владельцам гораздо выгоднее переводить капитал в финансовую сферу (3).

Что же касается материальной  и социальной дифференциации между получателями социальных благ и владельцами капитала, то она увеличивается от года к году во всем мире.

Как такое может происходить и почему люди с этим мирятся? Тут мы подходим ко второму следствию из тезисов Хикеламмерта. Экономические механизмы, порождающие этот увеличивающийся разрыв (а также рост захоронения отходов в странах третьего мира), вполне очевидны: капиталистические рынки глобализовались, в то время как противостоящие ему силы рабочего движения специально держатся в разрозненном состоянии (4). Таким образом, транснациональные корпорации (ТНК) могут натравливать рабочих различных стран друг на друга, ухудшать условия работы и понижать заработную плату,  сокращать рабочие места — вместо того, чтобы сокращать рабочее время в соответствии с ростом производительности технологически более совершенного оборудования.  Аргументы  капиталистов повсюду одинаковы: нельзя отступать от жестких мер из-за  конкуренции  на мировом рынке. Не хотите — мы обратимся в другие страны,  где люди и правительство согласятся на более низкую оплату труда (и не будут предъявлять жестких экологических требований). Европейский Рынок и Европейский Монетарный Союз (EMU)  преследуют именно эти цели: распределить капитал, чтобы увеличить конкуренцию в Европе самыми различными средствами, такими как слияния производств,  разного рода реорганизации,  манипуляции рабочей силой, создание трений между рабочими из разных регионов для понижения себестоимости и роста прибылей. Пока такая система будет преобладать, люди и природа неизбежно будут нести потери, а капитал — оставаться в выигрыше. Но как насчет вмешательства со стороны политики?

Политическое измерение: Демократически избранные правительства для неограниченного капиталистического рынка

 

Правительства наиболее развитых промышленных стран давно и напрямую ответственны за создание международных органов, посредством которых они наделяют капиталистические рынки все большей и большей властью и оставляют при этом политическим организациям, которые могли бы осуществлять регуляцию этих рынков в соответствии с общественно-значимыми и экологическими целями, все меньше и меньше власти. Эта тенденция ведет свое начало с Бреттон-Вудской конференции в 1944 г., где был намечен современный глобальный экономический порядок. Единственная экономическая сверхдержава того времени  — США — отказалась признать разработанную Кейнсом международную структуру, нацеленную на более сбалансированное развитие мировой экономики (5). В результате стали набирать силу ТНК и — что еще более важно — начали бесконтрольно изменяться банковские пространства Европы, которые освобождали финансовые рынки от надзора центральных банков и правительств отдельных стран. Это, в свою очередь, привело к  росту практически неограниченных возможностей финансовых рынков манипулировать курсами обмена валют (как в 1971г.), процентными ставками (как в 1979 г.), а также уклоняться от налогов.

С начала 80-х гг. страны "Большой семерки" с их преимущественным правом голоса в недемократичных МВФ, Мировом Банке и ГАТТ все сильнее подталкивали мир  к включению в программы структурной перестройки (SAP), означающие стабильность для владельцев капитала и социальную деградацию  для трудящегося и зависимого большинства (6). Огромный дефицит национальных бюджетов, возникший в результате больших займов, становится инструментом шантажа по отношению к зависимым странам. Начавшись со скандально известного долгового кризиса южных стран, эта опухоль запустила свои метастазы почти во все страны мира. Поэтому, для уменьшения дефицита бюджета в Европе были введены жесткие программы экономии до и во время создания EMU. Эти программы структурной перестройки теперь приносят вред все более широким слоям малообеспеченных людей даже в развитых странах. Те же меры проводятся в США и будут только ужесточаться с растущим влиянием республиканцев. А последние события в Японии показали, что правительство пытается спасти коррумпированные банки с помощью денег налогоплательщиков. Здесь можно наблюдать ту же философию: монополизируй прибыли и распределяй убытки. Последняя атака капитала на  попытки ввести его в рамки политической, социальной и экологической регуляции  — это   попытка ОЕСР (Организация европейского сотрудничества и развития) создать многостороннее соглашение по инвестициям (MAI), по которому все обязанности принимают на себя правительства стран, а инвесторы имеют только права. Китай подает в некотором смысле пример, как можно защитить страну от атак международного капитала путем сохранения контроля над денежными потоками.

Это подводит нас к выводу, что капиталистические рынки, оказывающие разрушительное влияние на неимущих и на окружающую среду, создаются и функционируют с максимальными прибылями не сами по себе. Происходить это может исключительно на основе политических решений, принимаемых на уровне отдельных государств, регионов и международных организаций (7).

После принятия подобных решений демократические политические  институты, будь то избранные народом парламенты или даже ООН, становятся бессильны в играх, где выживает сильнейший. Это означает, что наши демократически избранные парламенты создавали и поддерживают диктатуру неограниченных ничем капиталистических рынков. Иногда политики открыто поддерживают такие рынки для создания или поддержки политических диктаторских или псевдодемократических режимов, направленных  против социально-ориентированных общественных движений или правительств. С 60-х гг. это в полной мере испытали на себе такие страны как Бразилия, Чили, Аргентина, Уругвай, Никарагуа, Вьетнам, Филиппины, Индонезия, Заир и др. Помимо прямой военной интервенции,  ключевым фактором воздействия везде становилась  Стратегия Конфликтов  Малой Интенсивности (LIС) (8).  Тайные акции западных секретных служб сочетались с кампаниями дезинформации.

Таким образом, уже  на уровне анализа возникает ключевая стратегическая проблема: каким образом сохранить демократический политический контроль над транснациональным капиталом на всех уровнях? Как можем мы преодолеть нежелание большинства граждан основных промышленно развитых стран, которые по-прежнему продолжают считать, что им сопутствует удача, понять, что это не так?

Идеологическое измерение: идол рынка

 

Те же самые транснациональные банки и корпорации — стравливающие правительства стран с трудящимися, даже намеренно идущие на подкуп, коррупцию и выхолащивание политических институтов — обладают контролем над транснациональными системами коммуникации, которые формируют цели и желания людей во всем мире. ТНК также участвуют в намеренной дезинформации из  своих экономических и политических интересов (9).

Это очевидно, но все же не столь широко известно. В секретных документах 17-й конференции Американских армий в Мар дель Плата в 1987 г. “истинная” цель стратегии LIC определялась как  “овладение  ключевыми природными ресурсами, а также стратегическими месторождениями полезных ископаемых, и их распределение” (10). Для достижения этой цели разведслужбы рекомендовали  военным, находившимся под влиянием в первую очередь армии США, сконцентрировать усилия на  борьбе социально-психологической или культурной, чтобы “овладеть сердцами и умами людей”.   Острие же этой борьбы стоило, по их мнению, направить против свободолюбивой теологии, духовных обществ и социальных движений, а также церковных учреждений, способствующих их работе. В качестве союзников в этой борьбе они рассматривали средства массовой информации, школы и университеты, куда следовало внедрять своих агентов.

Помимо этой преднамеренной кампании дезинформации  общей и базовой стратегией является, без всякого сомнения, создание универсальной гомогенной культуры потребительства и любви к деньгам. Глобальные  сети телевещания, образовательные и музыкальные программы, а также современные коммуникационные сети создают образы и символы, на основе которых люди определяют себя и выбирают свой стиль жизни.  “В целом корпорации тратят средств на рекламу, чтобы воспитать своего потребителя, более чем на 50% больше в пересчете на одного человека, чем  те 207 $ (33 $ в странах третьего мира), приходящихся в мире на  его образование (11).

Под политическим и идейно-психологическим уровнями сознания  лежит уровень веры. “Энтони Сэмпсон во введении к своей книге “Деньги, люди и власть с Востока до Запада” пишет, что деньги — основной постулат веры, снискавший всевозможные выражения абсолютного почтения  и ритуальные почести, отчего  его можно счесть основой универсальной религии” (12). И далее: “ ...повсюду одинаковые экраны демонстрируют одинаковые магические цифры, заставляя сотни различных культур  и традиций платить  универсальную дань  и безоговорочно повторять первую заповедь: мир заставляют крутиться деньги” (13). Именно эта универсальная религия денег в сочетании с подсознательно стимулируемым потребительством заставляет большинство людей держаться за капитализм.

Но идол требует жертв. В ряде  проницательных исследований латиноамериканские теоретики "теологии освобождения" показали, как религия рынка узаконивает лишения, которые переживаются ради  обещанного получения богатства в будущем (14). Ключевая концепция, с помощью которой правительства стран "Большой семерки", ВМФ и Мировой Банк  проталкивают эту религию — это программы структурной перестройки на основе абсолютного закона: долги надо платить. Эти программы предназначены для того, чтобы приспособить людей и природу к законам рыночной экономики; на словах — для того, чтобы увеличить всеобщее богатство в будущем, на деле же — для того, чтобы капитал получил максимальную прибыль.

Два социолога, Сьюзен Джордж и Фабрицио Сабелли, показали двусмысленность риторики, расходящейся с реальностью, в своем блестящем исследовании: “Вера и кредит: секулярная империя Мирового банка” (“Faith and Credit: The World’s Bank Secular Empire”). Авторы доказывают, что якобы научный характер такой политики есть настоящая религия, в которой экономисты выступают священнослужителями. В настоящей науке эмпирически полученные результаты опровергают ложные теории. Однако описанная политика продолжает осуществляться, несмотря на прямое противоречие с практикой, которая ведет к дальнейшему обнищанию масс и разрушению природы. Таким образом, вся неолиберальная теория отказывается догматичной идеологической системой, легитимизирующей существующую  систему аккумулирования богатства и власти. Генеральный директор ВМФ Мишель Камдессю даже предложил рассматривать рынок как инструмент установления царства Божия. Если правильно его применять, — а Камдессю следит, чтобы под его руководством ВМФ так и делал, — то создается богатство для помощи бедным. Видно, как он заимствует риторику теологии освобождения для проведения прямо противоположных идей (15). Только совсем недавно новый главный экономист Мирового Банка Джозеф Штиглиц начал выступать с критикой политики своего банка.

2. Двойная стратегия для создания позитивной экономики

С учетом абсолютистского характера глобального неолиберализма, прежде чем разрабатывать какую-либо конкретную стратегию, следует решительно отвергнуть неолиберальный капитализм и сказать “да” альтернативному взгляду.

Глобальный капитализм стремится  представить себя системой безальтернативной, парализуя тем самым волю людей, которые смиряются с ним, как с судьбой. Поэтому позиция отрицания в данном случае освобождает от оцепенения и даже наделяет силой пойти на бойкот, к примеру, тех или иных конкретных банков, которые предлагают своим состоятельным клиентам способы уклоняться от налогов.  Однако, сказав “нет” неолиберальному капитализму, необходимо принять альтернативное видение вещей.

Обычный предрассудок  при разговоре об альтернативах капитализму заключается в мнении, что единственной альтернативой является “социализм” в виде “реального социализма” с его централизованной плановой экономикой. А так как данная альтернатива не сработала, по логике таких рассуждений следует,  что ее вовсе не существует.

Конечно, ключевым является вопрос, поставленный Марксом, о том, кто владеет средствами производства. Однако и на него могут быть даны ответы различного рода.   Средства производства могут быть равномерно распределены между всеми семьями, которым они необходимы для поддержания существования. Кроме того,  возможно установить механизмы перераспределения, которые будут активизироваться время от времени (16). Конечно, совершенно ясно, что никто не проголосует за простую замену структуры потребления промышленно развитых стран экономикой выживания. Но все сколько-нибудь серьезные представления о том, какой должна быть экономика будущего, сходятся на том, что она должна расти снизу вверх, а не сверху вниз (в противовес как либеральному капитализму с глобальным рынком, так и “реальному социализму” с централизованным планированием) (17).

Вкратце новый взгляд на устойчивую социально-ориентированную демократическую экономику сводится к следующему: пусть люди в их местной экономической микро-сфере  будут максимально самоорганизованы (например, отдельное домохозяйство, семья, квартал, кооператив) и самодостаточны  внутри себя или в кооперации с прилегающими регионами (сельско-городские местные рынки, применение альтернативных источников энергии и т.д.), пусть  правительства государств или регионов проявят достаточную твердость в отстаивании  и поддержке децентрализованной экономики и социальной справедливости и сформируют новые глобальные политические институты под эгидой реформированной ООН для контроля над глобальными рынками и сглаживания региональных диспропорций.  (На уровне отдельного государства колебания китайского правительства  насчет целесообразности вхождения во  Всемирную Организацию Профсоюзов (WTO) из опасения дерегуляции внутреннего рынка и его решимость контролировать финансовые потоки — хорошие положительные примеры  такого "местного" протекционизма. Поэтому ключевая перспектива  — снова наделить властью местный уровень в противовес глобальному и  держать глобальные процессы под политическим  контролем  в интересах  устойчивого экономического и социального развития. Таким образом, глобальное должно подчиняться местному (18).

Центральной при таком подходе является задача лишить деньги власти.

“Деньги получают энергию от нас. Это наша энергия. ..  Чем больше нашей жизненной энергии мы отдадим деньгам, тем больше власти мы отдадим тем организациям, что контролируют наш доступ к ним и тем вещам, которые на них можно приобрести” (19).

Поэтому глубинный сдвиг должен уже произойти при определении, что есть экономический успех. В настоящее время он измеряется исключительно в денежном выражении, т.е. как валовой национальный продукт (ВНП). Программа развития ООН (UNDP) уже на протяжении многих лет  пытается разработать более широкий спектр показателей для определения “развития  человека”, длительный научный спор на эту тему  изложен и разобран в недавних публикациях (20). В соответствии с альтернативным подходом, для того, чтобы экономика успешно развивалась, необходимо гарантировать следующие основные параметры:

- жизнь всем ныне живущим людям, т.е. удовлетворение их жизненных потребностей;

- жизнь всем населяющим Землю братьям нашим меньшим;

- жизнь будущим поколениям.

Но как приступить к обеспечению этих параметров на практике?

Микро-альтернативы

 

Каждый человек, домохозяйство, группа друзей, кооператив обладают известной свободой  вносить направленные на  прогрессивное развитие финансовые и экономические микро-альтернативы. С самого начала оговорюсь: маломасштабные альтернативы не  могут являться решением проблемы, а лишь составной частью двойной стратегии.  Но вместе с тем, они в высшей степени  важны для нарушения табу  системы-идола,  которое запрещает даже думать, что капитализму существуют альтернативы. 

Первым очень важным полем мало-масштабных альтернатив являются финансовые микро-альтернативы (FMA) (21). Они определяются как сберегающие и бартерные схемы, выгодные участникам   своей неотъемлемой  тенденцией усиливать местные, самовоспризводящиеся и социально-экономические структуры. Примером могут служить Системы местного трудоустройства и торговли (LETS) (22). Вторая область — альтернативные банковские системы. Наиболее известна на этом поле сберегательная и кредитная кооперативная система Grameen Bank в Бангладеш (23). Вкладчиками там в основном являются бедные крестьяне, которые  таким образом финансировать микропредприятия и другие начинания для повышения своего уровня жизни. Альтернативные банки возникают во многих странах. В Европе более 35 подобных банков составляют сеть INAISE.

Иными сферами развития микроальтернатив являются альтернативные компании и объединения компаний: альтернативное землепользование, альтернативные технологии,  схемы  энергосбережения и получения энергии (24). Особенно важны именно последние, так как энергия солнца и ветра будут придавать людям  на местах больше и больше самостоятельности и  делать их развитие устойчивее по отношению к самому основному экономическому фактору.

Однако, следует отмежевать призыв к созданию микро-альтернатив от защиты или идеализации  т.н. “неформальной экономики”, получающей развитие в качестве стратегии выживания масс людей во многих странах Азии, Африки и Латинской Америки, а теперь все  шире распространяющейся на Севере, в особенности среди мигрантов, т.е. людей, выброшенных из приносящего прибыль формального сектора. Неформальная экономика такого типа очень уязвима перед мафиозными структурами, берущими над ней верх. Поэтому когда мы ведем речь о микро-альтернативах, следует рассматривать их в связи с альтернативами формальной политической системе на всех уровнях.

Политические альтернативы на всех уровнях — от локального до глобального

 

Хорошим опытом нужно делиться. Эта одна из причин, почему  маломасштабные альтернативы обычно объединяются в сети. Однако для того, чтобы набрать вес для вмешательства в деятельность политических институтов на различных уровнях, требуется сделать еще один шаг: создание  в гражданском обществе альянсов  для осуществления изменений в структурах власти.  В том числе  требуется совершить значительный теоретический и практический поворот, сопоставимый с тем, что претерпело рабочее движение в период  индустриального капитализма.  Тогда оно  имело напор, который способствовал, в частности, становлению эффективного производства. Именно тогда была разработана концепция классовой борьбы. Когда же научно-техническая революция начала не только  эксплуатировать рабочих, но и исключать их из производственного процесса,  то это, в совокупности с  начавшейся в 70-е годы глобализацией капиталистических рынков (профсоюзы вместе с тем не глобализировались совсем), изменило ситуацию  двояко. С одной стороны, рабочие потеряли  сильную позицию и классовая борьба  продолжает вестись  только сверху,  а с другой стороны, неолиберальная система  разрушает общество как единое целое, разрушает саму естественную базу человечества. А это означает, что союзников следует искать не только внутри своего класса, и это возможно, а начать стоит с поставленной в наиболее  невыгодное положение части рабочих.

На местном уровне  деревни, района или небольшого города я вижу четыре возможных точки роста будущих союзов: местная экономика, борьба против социальной деградации, современные экологические вопросы, а также сопряжения Север-Юг и Восток-Запад. Вот только несколько примеров.                             

1. Примерно в 100 городах Европы  местные средства были подключены для уменьшения зависимости от общей финансовой системы. Для привязки к местным требованиям были созданы  производственно-потребительские сельско-городские  кооперативы. В Европе такая деятельность обычно связана с экологическим фермерством.

2. Глобальная и государственная политика неолиберализма возлагает все более тяжелый груз на местный уровень. Здесь - средоточие безработных и иных маргинализированных групп населения, в соответствии с Программами структурной перестройки идут постоянные сокращения бюджетных ассигнований на социальную поддержку,  образование, здравоохранение, здесь растет преступность.  Именно поэтому в большинстве городов создаются разного рода общественные союзы. Самоорганизованные маргиналы объединяются с благотворительными организациями, церквями, группами солидарности, профсоюзами, чтобы потребовать у городских властей улучшения социальной политики.  А так как ключ ко многим местным  проблемам находится отнюдь не на местном уровне, начинают формироваться объединения для обмена идеями и борьбы на уровне  страны или региона.

3. Конференция по устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро в 1992г. учредила соглашение, в соответствие с которым от стран, подписавших его, требовалось принять законы на уровне муниципалитетов для определения местных приоритетов  по отношению к окружающей среде и развитию (§ 28). Инициаторами ускорения этого процесса также выступили  местные союзы, начавшие оказывать давление на власти на местах и на  национальном уровне.

4. И, наконец, на  Севере и на Юге, на  Востоке и  Западе в городах и районах возникают объединения маргинализированных европейцев с мигрантами,  приехавшими  с других континентов  и попавшими в эту категорию.

Таким образом, глобальный характер кризиса может быть доведен до сознания среднего класса,  который  также постоянно стоит перед проблемой снижения уровня благосостояния (25).

Как ни крути, получается, что ничего не изменится, если структуры власти на уровне государств и регионов(и в конце концов, на глобальном уровне) не будут вновь демократизированы. Франц Хинкеламмерт прав: если экономически и политически  доминирующий класс не уступит под давлением гражданского общества , “мы все полетим в пропасть”(26). Все новые и новые сектора общества испытывают  на себе  усиливающийся натиск капитала, забастовки во Франции, развернувшиеся с конца 1996 г. явились ясным сигналом этого.  Тем не менее, совсем немногие  осознают, что дерегуляция капиталистических рынков лежит в основе роста безработицы и дефицита бюджета.  Поэтому мы в Kairos Europa стремимся создать программы финансовой грамотности  по вопросам безработицы, социальной деградации и уменьшения доходов, экологическим проблемам. Если вы соглашаетесь на существование общеевропейского рынка, вам также придется принять как данность, что необходимо существование на всеевропейском уровне политических организаций, регулирующих рынки в соответствии с социальным и экологическими критериями.

На глобальном уровне в агентствах ООН, негосударственных организациях, общественных движениях постепенно начинают вырабатываться более жизнеспособные предложения (27). Ключевыми элементами являются: смещение от организаций, сформированных по  соглашениям Бреттон-Вудс, к реформированной системе ООН, включая систему Мирового Банка с его властными полномочиями по контролю за финансовыми рынками, новой международной валютой. Все эти проблемы, а также перерасход энергии и торговые излишки, установление налогов  за пользование  льготными экономическими зонами могли бы находиться в ведении всемирного социального и структурного Фонда. Континентальные и региональные сети участников гражданского общества все в более полной степени сотрудничают в этом направлении.

Совершенно очевидно, что глобализованные правящие классы ни за что не согласятся на это добровольно.  И все же, если  мы оставим борьбу, результатом станет только  расползание экономических, социальных и экологических язв по всеми земному шару.  Вот поэтому люди, сильнее всего испытавшие на себе  их пагубное воздействие, а также  солидарные с ними сектора гражданского общества, такие как профсоюзы, религиозные общества и общественные движения объединяют усилия для борьбы против диктатуры глобальной экономики и ее культуры (28).

Одним из последних примеров нашей деятельности  стали Всеевропейшие марши против безработицы, частичной занятости и исключения "неудачников" из полноценной жизни общества. Во время  встречи глав  стран Европейского Союза в Амстердаме в 1997 г. 50000 человек собрались на митинг, прошедший как контр-саммит  под руководством организаций безработных. Повсюду в мире люди организуются для борьбы против набирающего силу глобального террора капитала и его политических союзников  для выработки  жизненных альтернатив. Это знак надежды в разгар кризиса (29).

Примечания:

1. F.Hinkelammert, 1995, pp.133.

2. Литература  по данному вопросу до 1994г. обсуждается в моей книге “Альтернативы глобальному капитализму: Найдено в библейской истории, приспособлено к политическому действию” (1995). Книга переведена также на корейский язык.

3. G. Arrigi (1994) показал в блестящем исследовании истории капитализма за последние 700 лет, что как скоро возврат инвестиций от реальной экономики начинает представляться недостаточно высоким, наблюдается всплеск накопления финансового капитала.

4. Помимо ч.1 книги U.Duchrow (1995) см. также недавние монографии о глобализации рынков Barnet R., Cavanagh J. (1994), Korten D.C. (1995) и Greider W. (1997).

5. Кроме U.Duchrow  (1995, ч.1) см. тж. Cavanagh J. и др. (1994).

6. См.: Bello W. (1993).

7. См.: Sassen. S. (1996).

8. См.: Duchrow ,U., Eisenburger G., Hippler J., 1990, Total War Against the Poor: Confidential Documents of the 17th Conference of American Armies, New York Circus Publications, New York

9. См.: Там же.

10. См.: Herman E.S., Chomsky N.  (1988), Hamelink C.J. (1994), Barnet R.J., Cavanagh J. (1994, с.23), Korten D.C. (1995, с.149).

11. См.: Korten, D.C., 1995. с.153 в соответствии с докладом ООН о социальной ситуации в мире, 1993, с.48.

12. См.: Russell H., 1995, с.14.

13. Sampson, A,  1990, с.17.

14. См.: Hinkelammert F.J., Pixley J., de Santa Ana, 1991; Jung, Mo Sung, 1991 и 1994.

15. См.: подробный анализ речи Камдессю на конгрессе французских христиан-бизнесменов в Лилле в 1992 году, сделанный Hinkelammert F.J. (1996, с.23).

16. См.: Gorringe, T.J., 1993. с.155.

17. Дополнительно к книге U.Duchrow (1995, с.115 и далее) обращаю внимание читателей особенно на работу D.Korten (1995), с которым  автор этих строк согласен практически по всем пунктам.

18. См.: U.Duchrow (1995, с. 240). Из огромной литературы по вопросам альтернативных подходов и практики упомяну следующие: Э.Ф.Шумахер (1973). Daly & J.Cobb Jr. (1989), P.Ekins (ed, 1989, 2-е изд.), J.Robertson (1990), W.Hoogendijk (1991), V.Serrano (ed.., 1993) D. Korten (1995), T.Lang &C.Hines (1995).

19. Korten, с.266.

20. UNDP~, 1993, pp.10ff,  Daly & Cobb(1989. с.62), V.Anderson (1991).

21. См.: U.Duchrow. 1995. с.259, и более новую работу  R.Douthwaite (1996).

22. Dobson, 1993, pp.77ff.

23. M.Malkamäki, 1991.

24. U.Duchrow, 1995, pp.253ff., и  R.Douthwaite, op.cit.

25. Kairos Europa пытается наладить связь между всеми этими местными союзами. У нас уже были всеевропейские встречи по обмену опытом и выработки стратегии. И мы  находимся в контакте с национальной и региональными “конференциями бедных” (“poverty conferences”), предлагающими объединить усилия.

26. F.Hinkelammert, 1996, 143.

27.    См.: U.Duchrow (1995, pp.288ff  и литература до 1994 года. Особенно отмечу UNDP, 1992 and 1994; J.Cavanagh et al. (ed), 1994, Kairos Europa, 1994. А также UNRISD, 1995; D.Korten, 1995, pp.301ff.

28.    См.: European Kairos Document, 1998.

29.    I.Batista (ed.), 1997.

Литература:

1.  Anderson V. 1991. Alternative Economic Indicators, Routledge, London\ NY.

2.  Arrigi G., 1994, The Long Twentieth Century: Money, Power, and the Origins of Our Times, Verso, London\ NY.

3.  Barnet R.J., Cavanagh J., 1994, Global Dreams: Imperial Corporations and the New World Order, Simon&Schuster, NY\London\Toronto \Sydney\Tokyo\Singapore.

4.  Batista I. (ed.), 1997, Social Movements, globalisation, exclusion: challenges and perspectives, WCC, Geneva.

5.  Bello W., 1993, Dark Victory: The United States, Structural Adjustment and Global Poverty, Transnational Institute, Pluto Press, London\Boulder, Colorado.

6.  Binswanger H.C., 1994, Money and Magic: Critique iof the Modern Economy in the Light of Goethe’s Faust, University of Chicago Press, Chicago.

7.  Cavanagh J., Arruda M., Wysham D. (ed) 1994, Beyond Bretton Woods: Alternatives to the Global Economic Order, Transnational Institute, Pluto Press, London.

8.  Creutz H., 1993, Das Geld Syndrom: Wege zu einer krisenfreien Marktwirtschaft, Wirtshaftsverlag Langen Muller/Herbig, München

9.  Daly H.E., Cobb J.B., 1989, For the Common Good: Redirecting the Economy Toward Community, the Environment, and Sustainable Future, Beacon Press, Boston.

10. Dobson R.V.G., 1993, Bringing the Economy Home from the Market, Black Rose Books, Montreal, Canada and Cheektowaga, NY

11. Douthwaite R., 1996, Short Circuit: Strengthening Local Economies for Security in an Unstable World, Diblin.

12. Duchrow U., 1987, Global Economy: A Confessional Issue for the Churches? WCC, Geneva

13. Duchrow U., 1992, Europe in the World System 1492-1992: Is Justice Possible?, WCC, Geneva

14. Duchrow U., 1995, Alternatives to Global Capitalism: Drawn from Biblical History, Designed for Political Action, International Books, Utrecht/NL

15. Duchrow U., Eisenburger G., Hippler J., 1990, Total War Against the Poor: Confidential Documents of the 17th Conference of American Armies, New York Circus Publications, New York

16. Ekins P. (ed.), (1986) 1989 2nd ed/, The Living Economy: A New Economics in the Making, Routledge, London/NY

17. Gorringe T.J., 1994, Capital and the Kingdom: Theologiccal Ethics and Economic Order, Orbis Books, Maryknoll, NY

18. Greider W., 1987, Secrets of the Temple: How the Federal Reserve Runs the Country, Simon&Schuster, New York/London

19. Greider W., 1997, One World Ready or Not: The Magic Logic of Global Capitalism, New York/London

20. Hamelink C.J., 1994, Trends in World Communication  on Disempowerment and Selfempowerment, Southbound and Third World Network, Penang, Malaysia

21. Herman E.S., Chomsky, N., 1988, Manufacturing Consent: The Political Economy of the Mass Media, Pantheon Books, NY

22. Hinkelammert F.J., 1986, The Ideologocal Weapons of Death: A Theological Critique of Capitalism, Orbis, Maryknoll, NY

23. Hinkelammert F.J., 1995, Changes in the Relationships between Third World Countries and First World Countries, in: Mission Studies, Journal of the IAMS, vol.XII-2, pp.133ff.

24. Hinkelammert F.J., 1996, Taking Stock of Latin American Liberation Theology, DEI, San Jose, Costa Rica

25. Hinkelammert F.J., Pixley, J., de Santa Ana, J., 1991, Sacrifice and Human Economic Life, World Council of Churches’ Comission on the Churches’ Participation in Development, Occasional Study Pamphlet 7, Geneva

26. Jung Mo Sung , 1991, La idolatria del capital y la muerte de los pobres, Coleccion Economia-Teologia, San José, Costa Rica

27. Jung Mo Sung, 1994, Theologia & Economia: Repensando a teologia da libertacao e utopias, Vozes, Petrópolis, Brasil

28. Kairos Europa, 1994, Documentation of the Hearing "The Political Responsibility of the European Union for the International Financial Order in View of Sustainable Development and Social Cohesion", European Parliament, Brussels, June 27

29. Kairos Europa, 1998, European Kairos Document for a socially just, life-sustaining and democratic Europe, Luton Industrial College, Luton/UK

30. Korten D.C., 1995, When Corporations Rule the World, Berret-Koehler Publishers, San Fransisco

31. Lang T., Hines C., 1995, The New Protectionism: Protecting the Future against Free trade, London

32. Malkamäki M., 1991, Banking the Poor: Informal and Semi-formal Financial Systems Serving the Microentreprises, Helsinki

33. Robertson J., 1990, Future Wealth: A New Economics for the 21st Century, The Bootstrap Press, NY

34. Russell H., 1995, Poverty Close to Home: A Christian Understanding, Mowbray/London/NY

35. Sampson A., 1990, The Miodas Touch: Money People and Power from West to East, Coronet  edition

36. Sassen S., 1996, Losing Control& Sovereignty in an Age of Globalization, NY/Chichester

37. Schumacher E.F., 1973, Small Is Beautiful, Blond and Briggs, London.

38. Serrano V. (ed.), 1993, Economia de solidaridad y cosmovision indigena, Ediciones ABYA-YALA, Quito, Ecuador

39. UNDP (United Nations Development Programme), 1992-1997, Human Development Reports 1992-1997, NY/Oxford

40. UNRISD (United Nations Research Institute for Social Development), 1995, States of Disarray: The social effects of globalization, UNRISD, London.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2013