СРАЖЕНИЕ В ГЕНУЕ: ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ

Начало Вверх

II. ПРАКТИКА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО И РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ

СРАЖЕНИЕ В ГЕНУЕ: ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ

Савас Михаил-Матсас *

Интернациональная мобилизация против саммита «большой семерки плюс один» в Генуе в июле 2001 года, ожесточенное противоборство между варварским репрессивным аппаратом государства и тысячами демонстрантов, ознаменованное хладнокровным убийством карабинерами товарища Карло Джулиани, означают качественный скачок в развитии не только движения против капиталистической глобализации, но и классовой борьбы в целом. В Европе и в международном масштабе после Генуи-2001 ничто не может остаться таким, как прежде.

Даже буржуазные лидеры и их пресса напуганы и говорят о «новом мае 1968 года». Это верно в одном смысле: впервые после революционной волны 1968 - 1974 гг. произошла столь масштабная мобилизация сотен тысяч человек - с такой решимостью к борьбе за радикальные перемены на улицах Европы, с прямым вызовом капиталистической системе и государству, с рабочим классом и красными знаменами впереди.

Но, конечно, ситуация в мире радикально изменилась. Май-68 был началом, прелюдией, нашим 1905 годом, «генеральной репетицией» грядущих революционных столкновений. Май-68 был порожден исчерпанием послевоенного капиталистического бума; нынешняя мобилизация стала результатом исчерпания двух десятилетий попыток посредством финансово-капиталистической глобализации остановить революционные последствия всемирного кризиса перепроизводства капитала, последовавшего за крушением Бреттон-вудского соглашения и окончанием послевоенного бума.

Есть и другое историческое различие: в 1968 году еще был жив сталинизм и действовал ялтинский раздел Европы, и они стали главным контрреволюционным фактором, чья роль проявилась в предательстве всеобщей забастовки во Франции в обмен на вторжение Организации Варшавского договора в Чехословакию (см. мемуары Добрынина[1]), в прекращении «жаркой осени» в Италии, в «стабилизации» Южной Европы после крушения диктатур и сорванной португальской революции. Интернациональное движение против капиталистической глобализации выходит на сцену спустя почти десятилетие после краха сталинизма. Мутировавшие сталинисты в Италии были готовы, но не в силах предотвратить мобилизацию в Генуе. Это не решает проблему политики и стратегии автоматически и само по себе, но этим подчеркивается совершенно новый характер ситуации и задач революционных сил, борющихся за воссоздание IV Интернационала.

Некоторое дополнительное представление здесь может дать краткая хроника участия Рабочей революционной партии (ЕЕК) и «Центра Христиана Раковского» в событиях в Генуе.

* * *

Решение о нашем участии было предварительно принято сразу после Праги-2000, а формально - на Второй международной конференции по Балканам и Ближнему Востоку, организованной «Центром Раковского» в Афинах в марте 2001 г.

В Греции, как и везде, имело место реальное движение, порожденное мобилизацией против саммита «большой восьмерки»; тысячи и даже миллионы людей были привлечены и поддерживали мобилизацию против G8, - и даже, несмотря на лето, на финансовые и иные препятствия и т. д., участвовали в ней. Около 3500 человек, представлявших все поколения и слои населения, отправилось из Греции в Геную всеми видами транспорта. Помимо Компартии Греции (ККЕ), организовавшей свой собственный «контингент» в 1200 человек (в Праге их было всего 100 - 150), который должен был прибыть только в субботу для участия в мирной демонстрации, было еще три оргкомитета:

1) «Инициатива Генуя-2001», образованная клиффистами[2] из греческой Социалистической рабочей партии, молодежью и профсоюзной бюрократией правящей партии Всегреческое социалистическое движение (ПАСОК) и частью «Синасписмос» («Альянс» - бывшая «евросталинистская» партия) на реформистской политической платформе («Прибыль выше человека», налог Тобина и т. п.). Они также прибыли в Геную в субботу, чтобы избежать «приключений», связанных с мобилизацией на акции гражданского неповиновения 20 июля.

2) «Греческий комитет за мобилизацию в Генуе», официально образованный с открытой ссылкой на «платформу Порту-Алегри» основной частью «Синасписмос» вместе с движением «Сеть за социальные права», карликовыми группами, отколовшимися от греческой секции «Объединенного секретариата»[3], и «Международной рабочей левой» - группой, недавно (одновременно с «Международной социалистической организацией» - американскими клиффистами) отколовшейся от греческих клиффистов.

3) «Антикапиталистический, антиимпериалистический комитет против G8», образованный ЕЕК, «Центром Раковского», нашими союзниками из Фронта радикальной левой (МЕРА), в частности, НАР («Новое левое течение» - крупнейшая внепарламентская левая организация в Греции, образовавшаяся в результате откола левого крыла ККЕ в 1989 году), а также другими, более мелкими леворадикальными группами и независимыми активистами. Комитет был сформирован в качестве четкой политической оппозиции реформизму других комитетов, а также в прямом политическом противостоянии так называемому «духу Порту-Алегри»[4] - духу классового сотрудничества в рамках «плюралистической левой» коалиции типа Народного фронта; платформой Комитета было общее согласие в интересах совместной борьбы за свержение глобального капитализма и империалистического угнетения, за коммунизм. Нам удалось собрать 125 человек в двух автобусах; половину из них составляли наши члены и сторонники. Помимо ЕЕК, «Центр Раковского» представляла также делегация Марксистской рабочей лиги Турции и Партии освобождения Курдистана/«Ризгари». Присутствовал также член Марксистской рабочей лиги Финляндии.

Наше судно прибыло в итальянский порт Анкона 19 июля в 3 часа дня. Перед этим прибыло другое судно с делегацией «Греческого комитета за мобилизацию», и итальянские власти распорядились выслать три автобуса с этими делегатами обратно в Грецию. Эти товарищи оккупировали выход с парома, и только после жестокой атаки со стороны полиции (подразделений по подавлению беспорядков) и карабинеров их загнали внутрь парома и отправили в Грецию. Одновременно итальянские власти запретили нашему судну подходить к гавани. (Другим кораблям, прибывавшим после нас, конечно, соответствующее разрешение давалось.) Нам пришлось почти пять часов плавать по Адриатическому морю, не имея разрешения причалить куда-либо. Мы созвали общее собрание «контингента», информировали пассажиров; как от участников манифестации, так и от пассажиров были избраны комитеты представителей, которые «вторглись» на капитанский мостик с требованиями к капитану. (Конечно, я входил в руководство комитета от имени ЕЕК, и после того, как мы оказали некоторое «давление» на капитана, он был вынужден признаться нам, что греческая служба безопасности передала органам безопасности Берлускони список из 69 имен членов нашей делегации, и по этой причине нам не позволяют причалить! Еще сейчас в Греции левоцентристское правительство и его ведомства продолжают ощущать последствия этого политического скандала.) После того, как прозвучала угроза мятежа и оккупации судна, а в кризис в целом начали втягиваться также и греческие власти, нам наконец позволили высадиться... в руки карабинеров, которые арестовали, обыскали нас и уничтожили многие (хорошо, что не все!) наши материалы и флаги. Они выслали обратно в Грецию двух товарищей из курдской партии «Ризгари» - членов «Центра Раковского» (одним из них был товарищ Ибрагим Тархан, в отношении которого мы недавно успешно провели международную кампанию за предоставление ему политического убежища в Греции), обвинив их вначале в «терроризме», а затем в «фальсификации проездных документов». Они проигнорировали вмешательство греческого консула в Анконе, подтвердившего подлинность документов наших товарищей и попросившего разрешить им находиться в Италии вместе с нами. (Сейчас мы проводим очень важную кампанию судебно-политической борьбы с итальянскими властями, которые... украли документы этих двух товарищей!)

После длительной, многочасовой проволочки нам было разрешено покинуть Анкону и отправиться в Геную, но в сопровождении бронированных полицейских автомобилей и фургонов впереди и позади нас. Началась «Одиссея»: итальянская полиция сознательно отклоняла нас от правильного пути. Группа наших товарищей, остановившаяся в гостинице в Специи (город недалеко от Генуи), приехала туда в 5 часов утра. В 6.30 утра 20 июля вторая группа прибыла в другое общежитие, ближе к Генуе; третья же группа, которая должна была остановиться в самой Генуе (на «Генуэзском социальном форуме»), появилась только... в 9 часов утра, как раз вовремя, чтобы отправиться на демонстрацию против «красной зоны» (безо всякого сна, конечно).

Уже перед отъездом из Греции мы приняли политическое решение: участвовать 20 июля в демонстрациях гражданского неповиновения против введенного режимом Берлускони запрета на вход в так называемую запрещенную «красную зону», где проходил саммит. С этим согласилась и группа «Пропоста»[5]. С другой стороны, АТТАК проявила уважение к приказам Берлускони и организовала всего лишь «тактическую фривольность», - как они выразились, «хэппенинг», - «вторжение» в «красную зону» при помощи воздушных шариков с горячим воздухом!

С целью объединить силы и попытаться войти в «красную зону» были организованы три демонстрации. Первая состояла из представителей левого крыла «Рифондационе» во главе с группой «Пропоста», нашей греческой группы (товарищи Марко Ф. из «Пропоста» и Григорис Д. из ЕЕК были впереди) и группы клиффистов из Социалистической рабочей партии. Нас атаковали водометами и слезоточивым газом, и нам пришлось бежать и перегруппироваться. Клиффисты и люди из «Рифондационе» пошли на «хэппенинг» АТТАК, наша же группа присоединилась ко второй очень важной демонстрации неповиновения, в состав которой входили представители группы «Я баста», «Тутти бьянки», молодежи «Рифондационе», французской Революционной коммунистической лиги (РКЛ) и «Греческого комитета за мобилизацию». Третья демонстрация формировалась КОБАС, - независимыми левыми рабочими профсоюзами, стоящими на позициях классовой борьбы, - к которым присоединились анархисты.

Стычки, провоцируемые жестокими атаками со стороны полиции, продолжались весь день. Нашей делегации из Специи не давали войти в город до 15.00. Мы маршировали по улицам с нашими знаменами и лозунгами, но когда мы подошли довольно близко к тому месту, где в 17.20 был убит Карло Джулиани, мы должны были, как это оговаривалось заранее, разделиться на мелкие группы и разбежаться, чтобы уйти от полиции, собиравшейся арестовать нас, и перегруппироваться уже дальше. Двое из наших товарищей были арестованы недалеко от «Социального форума», когда они залезли в море, чтобы избежать ареста. Карабинеры вытащили их из моря, привели в полицейский участок и жестоко истязали их. На стенах полицейского участка были плакаты с изображением Бенито Муссолини, и полицейские встречали друг друга нацистским приветствием, иронически говоря: «Hasta la victoria siempre!»[6], в то время как на арестованных они кричали, называя их «грязными дерьмовыми евреями». Позднее наших товарищей освободили.

Жители Генуи были настроены весьма благожелательно и разными способами выражали свою солидарность. Некоторые из наших товарищей, заблудившиеся в незнакомом городе, были выручены генуэзцами, которые привели их обратно к нашему пункту сбора.

Несколько слов о насилии и мифологии вокруг «Черного блока». Столкновения в Генуе происходили не между полицейскими и «буйствовавшими нарушителями порядка из «Черного блока»», но между репрессивными силами государства в целом и демонстрантами всего политического спектра - от пацифистов до троцкистов и анархистов. Когда некоторые анархисты начинали громить мелкие магазины и автомобили, КОБАС и даже другие люди из «Черного блока» останавливали их. Так называемый «Черный блок» - это не организация, это скорее тип анархистского поведения, политически примитивный и открытый для провокаций, но тем не менее выражающий законный гнев и социальное отчаяние молодого поколения, действительно опустошенного безработицей.

Обычная тактика, используемая полицией и другими институтами государственной власти во время и после акций мобилизации против капиталистической глобализации, особенно после Праги, состояла в том, чтобы обвинить «буйствующее меньшинство» и полумифический «Черный блок» в развязывании насилия и хаоса. В Генуе это было не слишком успешно: насилие со стороны государства было столь неизбирательным, что оно применялось даже против пацифистов, католических монахинь, «порту-алегристов» «Генуэзского социального форума» и т. д. Никому не удастся никого убедить, взваливая всю вину на «Черный блок». Ответственность за варварство в Генуе, за убийство Джулиани, за избиения и истязания, за садистские фашистские методы полиции и карабинеров должна быть целиком возложена на правительство убийц, возглавляемое Берлускони, и на его международных союзников - всю банду 7 империализмов. Берлускони воплотил в жизнь не только план, подготовленный предыдущим левоцентристским правительством, но и решения, принятые представителями 15 стран ЕС на специальном совещании в феврале. Сейчас ясно, что и сам саммит ЕС в Гетеборге (Швеция), и применение там боевого огнестрельного оружия социал-демократической полицией были прелюдией и пробой сил перед Генуей.

Сиэттл-1999 был большой неожиданностью для империализма и его репрессивных сил. Тогда они усвоили этот урок и модернизировали свою репрессивную технологию, так же, как и свою стратегию манипуляции через «неправительственные организации» и «социальные форумы». В сентябре 2000 года в Праге и демонстрация впечатляющей репрессивной машины, и бойкот мобилизации западноевропейской социал-демократией, сталинистскими партиями и их профсоюзными конфедерациями имели одну цель: не дать повторить Сиэттл на европейском континенте. Углубление мирового кризиса, замедление темпов роста американской экономики и его воздействие на стагнирующую капиталистическую экономику Европы создает условия, чреватые взрывом. «Сиэттл» в Европе, где накапливается эта «взрывчатка» и сопротивление рабочего класса еще не разгромлено (имеет место «негибкость труда», по терминологии преобладающей буржуазной экономической науки), - кошмар для всей европейской буржуазии. Она предпочтет сделать все для того, чтобы предотвратить его, избежать всякого вовлечения рабочего класса в борьбу против капиталистической глобализации и ее международных институтов и представить новое интернациональное движение как ряд «хэппенингов», устраиваемых «странствующим цирком хулиганов» (выражение Тони Блэра). Эта линия достигла своей кульминации в Гетеборге - и полностью провалилась в Генуе. «Народ Сиэттла» действительно мобилизовался в Старом Свете, обостряя все его новые и старые противоречия, причем в качестве ведущей силы выступил сам рабочий класс. После Генуи в этом нет сомнений. «Увриеристам» вроде «Рабочей борьбы», выступившим против этих движений как мелкобуржуазных, ответила сама реальность международной классовой борьбы.

Роль рабочего класса была непосредственно продемонстрирована в гигантской манифестации 21 июля. Именно пролетариат с его красными флагами, - особенно его наиболее угнетенные слои, - составил авангард и основное ядро мобилизации. Д’Алема был открыто против мобилизации, а Бертинотти лишь приспосабливался к реформистам из «Генуэзского социального форума». Мобилизацию проводили левое крыло «Рифондационе» и КОБАС, по сути, против воли традиционного руководства рабочих.

На демонстрации 21 июля мы не смогли образовать общую «команду» с нашими товарищами из Марксистской революционной ассоциации «Пропоста», как в Праге. Итальянские товарищи были в «службе безопасности» «Рифондационе» и находились «в хвосте» демонстрации - в той части, которая затем была атакована полицией (и один товарищ из «Пропоста» арестован). Тем не менее, мы - ЕЕК, Марксистская рабочая лига и «Центр Христиана Раковского» - смогли поднять наши флаги и транспаранты с нашими лозунгами: «Глобализовать революцию! Уничтожить МВФ, Евросоюз, НАТО!», за воссоздание IV Интернационала (шедший вслед за нами «контингент» РКЛ без особого восторга смотрел на этот лозунг), флаги нашей партии и IV Интернационала. Мы распространили тысячи экземпляров призыва «Центра Раковского» на английском языке, а также листовку Социалистической рабочей лиги Палестины и специальный призыв к солидарности с нашими товарищами, находящимися в тюрьмах в Аргентине и Палестине. Товарищи из «Пропоста» распространили листовку на итальянском и английском языках, подписанную организациями и партиями, борющимися за воссоздание IV Интернационала.

Снова имели место атаки со стороны полиции. Представители АТТАК выступали в роли «второй полиции», охраняя «стражей берлускониевского закона и порядка» от гнева демонстрантов. Некоторые из наших товарищей из ЕЕК не слишком дружески обменялись мнениями (с применением кулаков) кое с кем из АТТАКовцев (мы выиграли по очкам).

В субботу ночью наши автобусы начали долгое путешествие назад в Грецию. Полиция беспокоила нас до самого конца - пока мы не погрузились на паром в Бриндизи. Когда мы оказались на судне, мы собрались на прогулочной палубе, чтобы в последний раз прокричать карабинерам: «Assassini!» («Убийцы!») и пропеть «Интернационал».

Один из товарищей, оставшийся в Италии, чтобы отдохнуть (дурная идея!), был арестован и зверски избит. Сейчас он в безопасности в Греции.

Другим повезло меньше. Как известно, «Генуэзский социальный форум», несмотря на его реформизм и выраженную волю к сотрудничеству с властями, также подвергся варварскому нападению. Когда нет возможностей для реформ, единственный ответ - репрессии. Мы защищаем всех жертв государственных репрессий. Но мы также осуждаем абсолютно беспринципное заявление «Генуэзского социального форума за демократию» и партии «Рифондационе комуниста» от 23 июля 2001 г., где содержится протест против репрессий в отношении их, но также обвиняются «Черный блок» и полиция, которые «не смогли или не захотели изолировать группы, прибегавшие к насилию, и защитить город и демонстрантов». «Генуэзский социальный форум» и «Рифондационе»потребовали лишь отставки министра внутренних дел, начальника полиции и командующего силами итальянских карабинеров - и защиты кровавой итальянской буржуазной конституции!!

Генуя продемонстрировала разложение империалистической демократии, ее кризис в самой Европе. И эти идиоты-оппортунисты все больше и больше опускаются на колени перед умирающим телом буржуазной парламентской системы! Той же линии следуют ренегаты от троцкизма. В Гетеборге АТТАК возложила вину на протестующих, на жертвы. Ян Малевски из «Объединенного секретариата» в июльском выпуске журнала «Интернэшнл вьюпойнт» поддержал АТТАК и Социалистическую партию Швеции в их призыве к «мирному легальному» массовому движению, а теперь, после Генуи, эта позиция воспроизводится людьми вроде Джорджа Сондерса. Клиффисты, сейчас дрейфующие в сторону некоего объединения с «Объединенным секретариатом» («Объединенный секретариат» попросил их о предоставлении статуса наблюдателей в клиффистском секретариате...), более чем когда-либо занимают пацифистские и легалистские позиции. То же самое - с «Комитетом за рабочий интернационал»[7] (вся их интернациональная делегация, около 60 человек, была не больше делегации ЕЕК в Генуе...): они требуют только отставки министра внутренних дел Италии...

Для либералов из «неправительственных организаций» Генуя - это кошмар. Сьюзен Джордж выразилась именно так: это кошмар, который она старается забыть! И она - любимица «Объединенного секретариата» и клиффистов!

Репрессии, спазмы испытывающей кризис буржуазной парламентской системы и, прежде всего, быстрая массовая радикализация рабочего класса и народных масс толкают центристов вправо. Мы должны вести борьбу с либерализмом в этом интернациональном движении - это вопрос жизни и смерти. Репрессии не означают, что от манипуляций отказались.

Наш ответ должен быть: вперед, к революционному Интернационалу пролетариата и угнетенных, к IV Интернационалу!

В целом же вопрос далеко не исчерпан. Мы должны продолжать наш анализ и обсуждение этих генуэзских событий, потрясших мир.

Перевод с английского И. Готлиба



* Mikhail-Matsas, Savas – Доктор Философии, г. Афины.

 

[1] Речь идет о книге воспоминаний бывшего советского посла в США А. Добрынина (Добрынин А. Ф. Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962 — 1986 гг.). М., 1996), где приведены, в частности, документы, свидетельствующие о договоренностях тогдашнего советского руководства с Западом. — Прим. перев.

[2] Клиффисты — сторонники течения, выделившегося из троцкистского движения в 40-е годы, рассматривающие, в отличие от ортодоксальных троцкистов, общественный строй в СССР и других странах «реального социализма» сталинского типа как государственный капитализм. Название происходит от имени основателя и главного идеолога данного течения Тони Клиффа. — Прим. перев.

[3] «Объединенный секретариат IV Интернационала» - одно из течений, образовавшихся в 50-е годы в результате раскола троцкистского IV Интернационала. В настоящее время фактически во многом эволюционировали от троцкизма в сторону левого социал-реформизма «самоуправленческого» и «экологического» толка. — Прим. перев.

[4] Имеется в виду Всемирный социальный форум в Порту-Алегри (январь 2001г.) — Прим. перев.

[5] Революционная марксистская ассоциация «Пропоста» — леворадикальная группа в Партии коммунистического обновления («Rifondazione comunista», далее в тексте — «Рифондационе»). — Прим. перев.

[6] «Hasta la victoria siempre!» («До полной победы!») — лозунг, которым заканчивал свои письма Че Гевара. Стал одним из символов кубинской революции. Профашистскими итальянскими полицейскими употреблялся, естественно, в ироническом смысле. — Прим. перев.

[7] «Комитет за рабочий интернационал» - одна из троцкистских тенденций. — Прим. перев.

Яндекс.Метрика

© libelli.ru 2003-2013